Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Вся коллизия эволюции мозга построена на этом противоречии

Эволюция живого шла по пути повышения качества прогнозирования будущего

Никакой мистики - последовательность событий во внешней среде должна соответствовать последовательности событий во внутренней среде организма - это главное условие жизни

Нет такого соответствия - нет жизни

Человек как острие эволюции способен на длительный и качественный прогноз

Но дальний (стратегический) прогноз вступает в противоречие с ближним прогнозом (тактическим)

Вся коллизия эволюции мозга построена на этом противоречии

Синестезия...

Просили дать разъяснения относительно этой статьи:

Auras in mysticism and synaesthesia: A comparison
E.G. Milán, O. Iborra, M. Hochel, M.A. Rodríguez Artacho, L.C. Delgado-Pastor, E. Salazar, A. González-Hernández
Consciousness and Cognition 21 (2012) 258–268

В ней рассказывается о редком виде синестезии, когда вид человека или его изображение вызывает ощущение одновременного восприятия определенного цвета, то есть, возникает эффект, похожий на ауру. Авторы изучают восприятие «ауры» у четырех таких синестетиков и у четырех эзотериков (не-синестетиков), утверждающих, что они способны видеть ауру.

Синестезия – это достаточно произвольное установление избыточных связей между теми областями коры, которые в норме связаны слабее. Поэтому вириантов синестезии бывает много. Но поскольку близкие области связываются с большей вероятностью, среди синестетиков преобладают определенные типы, например, самая распространенная синестезия – буквенно-цветовая – когда каждая буква алфавита всегда окрашена определенным цветом. Связанные с цветом синестезии выявляются при помощи батарей тестов, в которых каждое изображение (или звук, или еще что) повторяется многократно, и каждый раз нужно выбирать соответствующий ему цвет. Индивидуальных картинок много, а исследуется количество совпадений ответов при повторах. Редкие формы синестезий, то есть, более отдаленные и неочевидные связки ощущений, обычно встречаются не сами по себе, а в комплекте с другими, более частыми. У всех четырех синестетиков из статьи комплект синестезий свой, причем они такие замечательно разные, что хочется описать все.

F – студент университета 22 лет, имеющий следующие распространенные синестезии: музыкально-цветовую, запахово-цветовую, буквенно-цветовую. В дополнении к этому он испытывает цветовые ощущения (фотизм) в ответ на появление знакомых лиц. На совсем незнакомые лица эффект слабый и требует концентрации на изображении. Но если показывать одно и то же изображение, делая его знакомым, то эффект тоже начинает появляться.

R – студент 20 лет, его синестезии: буквенно-цветовая, численно-цветовая, цветовые же реакции на имена, фамилии, людей как таковых, города и имена городов, абстрактные концепции, музыку и натуральные звуки. Его фотизмы тесно связаны с эмоциями: если стимулы эмоционально окрашены, они вызывают сильные и стойкие цветовые эффекты.

L – студентка 23 лет, изучающая психологию, но также занимающаяся классическим балетом. Ее цветовые синестезии: на вкус, прикосновения, людей. Кроме того, у нее есть замечательная нецветовая синестезия «человек-животное», когда у человека голова как бы замещается головой животного. (Как тут не вспомнить тотемы, а?) Ее фотизмы ассоциированы с движениями: то, что делает человек, определяет возникающие фотизмы. Особенно силен эффект в отношении движений классического балета.

M – студентка и художник 37 лет, с исключительными способностями к математике. У нее возникают цветовые ощущения в ответ на графемы, обозначения дней недели и месяцев, музыку, а также есть численно-пространственная синестезия, при которой числа ощущаются расположенными в пространстве строго определенным образом (часто довольно замысловатым). В ответ на изображение человека или его присутствие у нее возникает сложный комплекс ощущений: цвета, числа и температуры. Например, она связывает свои ощущения со взаимоотношениями с данным человеком, описывая это следующим образом: «это коллаж из моих отношений к человеку и отошений человека ко мне при социальном взаимодействии, воспринимаемый как течение теплых или холодных цветов». Появляющиеся в то же время числа от 0 до 5 обозначают прохладные отношения, выше 5 означают дружбу, влечение (7-8) или любовь (9). (Как по мне, офигительно удобно. Встречаешь человека, а тебе сразу выдается: «уровень дружелюбности 6». Хочу себе такую синестезию.)

Все синестетики не имели «эзотерических верований».

Эзотерики же, наоборот, не имели синестезий (по самоощущениям и результатам тестов). Из четырех эзотериков двое утверждали, что дар видеть ауру им присущ с рождения, и двое других – что научились. Двое из них (один природный и один выученный) занимаются чтением ауры профессионально, еще один зарабатыват на жизнь нетрадиционной медициной и говорит, что чтение ауры помогает ему в работе.

Во всех услучаях использовался модифицированный тест Струпа, см. Википедию:
«В психологии эффектом Струпа (англ. Stroop effect) называют задержку реакции при прочтении слов, когда цвет слов не совпадает с написанными словами (к примеру, слово красный написано синим)». В данном случае это был «аура-Струп тест», устроенный следующим образом. Испытуемым несколько раз предъявляли набор фотографий людей. С каждым синестетиком проводилось четыре разых теста, при этом задания каждого теста был модифицирован под особенности синестезии испытуемых:
1) испытуемый оценивал эмоцию на снимке как позитивную либо негативную, и дожен был нажать на соответствующую кнопку (тест для участника R, синестезия которого основана на эмоциональных реакциях)
2) испытуемый оценивал, знакомы ли ему лица на фото, использовались фотографии известных актеров и обычных людей (дизайн для участника F, для синестезии которого важен уровень новизны изображения)
3) испытуемый разделял фотографии действий человека на жестокие либо нейтральные, профессионально-заученные (тест для R (эмоции вообще) и M (отношение к происходящему))
4) предъявлялись видеоролики движений человка влево либо вправо (L, чувствительная к движениям).
Во всех случаях то место на экране, где испытуемый обычно видит ауру подцвечивалось каким-то цветом. Если ощущение цвета действительно состыковано физически в голове с восприятием человека, то при подцвечивании места ауры она будет видна сильнее, если цвет подсветки совпадает с цветом ауры, либо слабее если цвета разные, из-зи смешения наблюдаемых цветов. Соответственно, будет различаться время реакции человека – время, необходимое ему для оценки своих ощущений, обычно спаренных с цветом ауры. Тесты были повторены через 2 недели: если аура действительно возникает, то повторность в тестах будет высока.

Эзотерики выполняли такое же задание. Однако, поскольку они представляют ауру как проявление энергетики живого человека и могут не увидеть ее на фотографии, с ними проводился дополнительный тест, в котором участвовали живые люди (40 человек). Эзотерики выбрали комфортные для себя условия наблюдения ауры – естественное освещение, люди должны стоять около белого экрана, время первичного оценивания цвета ауры неограничено. Она сообщали экспериментатору цвет видимой ауры. Затем с проводился Струп-тест, аналогичный описанному вверху с фотографиями, но уже с живыми людьми.

У синестетиков был обнаружен значимый эффект Струпа и высокая повторность результатов. У эзотериков эффекта Струпа не обнаружилось ни в варианте с фотографиями, ни в варианте с людьми. Уровень повторности оценки цвета ауры также оказался низок (корреляция статистически незначима).

Забавным образом получается, что синестетики, отрицающие у себя эзотерические верования, реально видят ауру. А эзотерики, зарабатывающие аурой на кусок хлеба с маслом, похоже, не видят ничего. Разумеется, авторы статьи такого вывода не делают, и вообще деликатно акцентируются на разнице между эзотерическим видением ауры и синестетическим. Например, в эзотерической литературе аура многослойна, с разным цветом слоев, и поэтому эзотерики могли не иметь эффекта Струпа.
Как по мне, аргумент слабый, потому что ведь эзотериков же никто не тянул за язык, так?
Сказали бы, например, «первый слой ауры голубенький, второй желтый», и проецировали бы им двуслойно, или только в пределах первого слоя...

Феномен Баадера-Майнхоф: когда информация преследует

Может быть, вы уже слышали об этом феномене
Если нет, то услышите несколько раз в ближайшие дни

Это явление, получившее двойную немецкую фамилию, — когнитивная ошибка, которую многие вспомнят по собственному опыту
При этой иллюзии человеку кажется, что информация, на которую он недавно обратил внимание, стала ему попадаться с удивительной частотой
В лучшем случае — чаще, чем раньше, в худшем — превышая все мыслимые пределы и ввергая в ужас и трепет

«Преследовать» может что угодно: название книги или фильма, любые словосочетания, образы, символы

Скажем, вы вчера были на лекции о Шопенгауэре, потом подслушали, как о нём говорят соседи по вагону метро, а сегодня узнали, что друзья назвали так хомячка
Вас это удивляет
Редко услышишь, как люди в транспорте говорят о философии
А уж хомяк по кличке «Артур Шопенгауэр» — совсем дикость
Именно на третий день вам начинает казаться, что дело нечисто, а если вы суеверны, то начинаете подозревать вмешательство высших сил

Но если разбираться, мы не найдём здесь ничего необычного
Хотя феномен получил название только в 1994 году, он известен издревле и практически каждому человеку
Всё просто: так работает наш мозг
Каждое новое появление информации закрепляет её запоминание

Забавно, что люди, которые впервые слышат о феномене, часто впадают в ещё одну иллюзию
Логично подумать, что он назван в честь учёных, которые его открыли
Не тут-то было: немцы Андреас Баадер и Ульрика Майнхоф прославились как ультралевые террористы, связанные с беспорядками в 60 – 70-х годах прошлого века
Когнитивное искажение было названо в их честь случайно: из-за одного из комментаторов на форуме St. Paul Pioneer Press, который описал личный опыт
Фамилии Баадера и Майнхоф встречались ему несколько раз в разных источниках — и всего лишь в пределах суток

Как объясняется?

Итак, феномен Баадера-Майнхоф представляет собой когнитивное искажение, то есть шаблонное отклонение в мышлении
Нам только кажется, что информации о каком-то феномене стало больше — а если её на самом деле стало больше (просто случайно), мы пытаемся увидеть здесь сверхъестественные закономерности

Этот процесс в 2006 году описал с научной точки зрения Арнольд Цвики, профессор лингвистики Стэнфордского университета
Он назвал его иллюзией частотности

Её легко объяснить двумя известными в психологии явлениями: избирательным вниманием и предвзятостью подтверждения (confirmation bias)

Первое означает: как только человек что-то замечает, он становится более внимательным к его проявлениям
Именно поэтому маловероятность при феномене Баадера-Майнхоф часто субъективно завышается: мы выхватываем дублирующуюся информацию и не замечаем, какие её объёмы в целом проходят через нас за день

Второе можно перевести на русский как «склонность к подтверждению собственной точки зрения»
Это тенденция находить информацию, которая согласуется с изначальной установкой, и обесценивать другую

Вероятно, это усиливается ещё эффектом новизны, когда человек воспринимает только что полученные сведения как более важные
Но, в любом случае, если эмоциональная вовлечённость велика, то и совпадениям будет присвоена бо́льшая значимость, возможно даже мистического порядка

Чем вредна иллюзия частотности?

Излишне было бы говорить, чем опасны иллюзии вообще
Концепции, осознанные или нет, влияют на принятие решений
И влекут за собой последствия
Говорят даже о том, как феномен Баадера — Майнхоф мешает врачам в постановке верного диагноза

У этого когнитивного искажения, впрочем, есть и своя особенность — в мистическом флёре, который окружает любые совпадения

На этом основана и концепция синхроничности Карла Густава Юнга, который определял её как связь особого рода — не причинно-следственную, а смысловую, причём имеющую отношение к самому субъекту
Психоаналитик даже связывал такого рода случаи с вещими снами и предчувствиями реальных событий в будущем

Для него это подтверждали случаи из жизни и психоаналитической практики
Грубо говоря, Юнг полагал, что архетипическая основа коллективного бессознательного проявляет себя одновременно и в фантазиях, и в сновидениях, и в самой реальности

Например, он писал о пациентке, которая рассказывала ему, как ей снился скарабей
В то же время в окно стал биться скарабеидный жук — хрущ

Юнг считал это совпадение уникальным опытом

Научность такого подхода сомнительна
Но если человека третий день атакуют сообщения о Шопенгауэре, он легко может подумать, что это «знак» и ему нужно бежать в библиотеку за томиком философа
Поэтому разговор о вреде этой иллюзии можно отчасти свести к недостаткам мистического мышления в принципе: там, где человек должен подойти к вопросу рационально, он цепляется за случайное

Только ли вред?

Магия и миф всегда служили цели упорядочивания хаоса, приручения тех сил, которые человеку были неизвестны и неподвластны — вплоть до погодных условий, которые считались делом богов, а не безличных природных сил

Такую же функцию сейчас выполняют приметы и разные личные маленькие суеверия
Не последнее место тут занимает и иллюзия частотности
О её связи с древними гадательными практиками говорила, например, последовательница Юнга Мария-Луиза фон Франц — в лекциях, которые были изданы под названием «Прорицание и синхрония»

Большинство людей не поверит сегодня, что цыганка может воочию узреть будущее
Не понадеется на знак свыше, когда нужно принять решение на работе
Но всегда есть та область, которая не слишком «дружит» с рациональным — область личных ценностей
Для них человеку зачастую требуется внешнее подтверждение

Так, скажем, новые друзья или парочка на начальной стадии отношений отыскивают внезапные совпадения, и радуются, когда могут угадать мысли друг друга чтобы сказать: «это судьба»
Загоревшийся идеей человек чувствует, как мир вокруг вдохновляет и говорит с ним на одном языке

То, что разум может обнаружить порядок там, где его быть не может, но он жизненно необходим — хорошая новость

Мир становится зеркалом, в котором человек лучше видит собственные неосознанные желания
Иными словами — это хороший материал для самопознания

Эффект Форера (еще его называют «эффект Барнума»

— в честь известного американского мошенника-циркача) назван в честь психолога, который и изучил этот эффект экспериментально.

В 1948 году Бертрам Р. Форер провел следующий эксперимент.

Группе людей было предложено пройти психологический тест. Этот тест люди прошли. Экспериментатор собрал заполненные тесты и отпустил людей на время обработки. На самом деле никакой обработки не проводилось. По прошествии времени (якобы затраченного на обработку тестов), Форер раздал всем участникам эксперимента одно и то же описание личности, полученное, по словам экспериментатора, по результатам теста (на самом деле текст был взят из астрологического журнала). Вот этот текст:

"Вы испытываете сильную потребность в любви и уважении со стороны других людей. Вы склонны критично относиться к себе. Вы обладаете большим нереализованным потенциалом, который Вы не использовали с выгодой для себя. Хотя у Вас имеются некоторые слабые стороны личности, Вы в целом успешно компенсируете их. У вас возникают трудности с ведением регулярной половой жизни. Демонстрируя внешнее самообладание и самоконтроль, Вы склонны испытывать внутреннее беспокойство и незащищенность. Иногда Вас мучают сомнения в отношении того, было ли верным принятое Вами решение или сделали ли Вы все, что было необходимо. Вас привлекают определенные изменения и разнообразие, и Вы испытываете неудовлетворенность, когда вас пытаются стеснить или навязать ограничения. Вы цените свою независимость в мышлении и не принимаете чужих утверждений, если они не имеют достаточное количество веских доказательств. Вы считаете неразумным слишком глубоко раскрывать свою душу перед другими людьми. Временами Вы бываете коммуникабельным, приветливым, общительным, тогда как в других ситуациях Вы можете оказаться погруженным в себя, недоверчивым, замкнутым. Некоторые из ваших притязаний выглядят довольно нереалистичными. Безопасность является одной из ваших основных целей в жизни."

После этого Форер попросил каждого участника оценить по пятибалльной шкале степень сходства текста-описания с их личностью («5» – максимальное сходство). Средний бал был 4,26.

Как видим, участники эксперимента посчитали, что описание верно описывает их личности.

Этот эксперимент с момента первого проведения проводился множество раз: разными исследователями и в разных вариациях. Часто этот эксперимент используется в целях демонстрации эффекта Форера и вообще, доверчивости человека, несовершенства его социально-перцептивных процессов, в частности, на тренингах. Интересный факт: эксперимент Форера, применяемый как демонстрация, воспроизведен в фильме "Красные огни", в этом фильме вместо теста личности для участников эксперимента составлялся натальный гороскоп.

В дальнейшем стало понятно, что человек почти всегда будет считать достоверным и правильным описание его личности, независимо от истинности этого описания, если:

Это описание получено методом, приемом, способом, который, по мнению испытуемого, позволяет получить достоверные данные о его личности, т.е. исходит из авторитетного для человека источника.

Это описание содержит общие, абстрактные, расплывчатые формулировки и в целом характеризует личность человека позитивно.

На эффекте Форера основано принятие человеком описания его личности в следующих лженаучных областях и ситуациях:

Астрология (описание характера по знаку зодиака или натальному гороскопу)

Китайский календарь (описание характера по году рождения)

Хиромантия (описание характера по линиям ладони)

Физиогномика (описание характера по чертам лица)

Определение характера по имени (книжки Б.Хигира)

Определение характера по цвету глаз

Определение характера по группе крови

Ведические описания личности (например, на основе преобладающей гуны)

Соционика (описание типа информационного метаболизма, соционические тесты)

Психейога (лженаучное детище А.Афанасьева (кстати, бутафор 4-го разряда!), любимое некоторыми адептами соционики)

Популярные (вульгаризированные) типологии личности на основе акцентуаций характера (книжки А.Егидеса (кстати, учитель Н.Козлова – основателя секты «Синтон»), почитающий своего ученика)

Гадание на картах (в том числе на картах Таро)

Описание личности на основе лжетестов (журнальных, развлекательных или, например, мандала-тест Дж. Кэллог)

Описание личности непрофессионалом, безграмотным психологом

Описание личности экстрасенсами (холодное чтение)

Описание личности на основе так называемых «репрезентативных систем» и «метапрограмм» в НЛП

Конечно, это далеко не весь список, а эффект Форера распространяется не только на описания личности…

Collapse )

glamour

Казалось бы, что может быть скучнее грамматики?
Что может быть дальше от гламурной жизни, которой мы все жаждем, чем изучение системы способов словообразования, морфологических категорий и синтаксических конструкций какого-либо языка?

Сам вопрос выглядит абсурдным
Между тем упрямая этимология убеждает нас в том, что грамматика и гламур — это не просто взаимосвязанные вещи, а практически одно и то же

Все дело в том, что в Средние века значение латинского слова «grammatica», равно как и образованного от него английского «grammar», не было ограничено лишь сферой лингвистики, а подразумевало ученость в целом, обучение самым разным вещам

Поскольку почти всякая образовательная деятельность осуществлялась в то время на языке, непонятном простому народу, нет ничего удивительного в том, что в обиходе с «grammar» начали ассоциироваться разнообразные представления о тайном знании, магии и астрологии

Закономерным следствием этого стало употребление слова «grammar» в значении 'волшебное заклинание, чары'; впервые оно фиксируется в начале XVIII века в Шотландии, причем в измененном виде — «glamer» или «glamour»

Впоследствии, распространившись в Англии и далее везде, «glamour» приобрело свое наиболее известное нынешнее значение — 'ускользающая, таинственная, завораживающая и часто иллюзорная привлекательность'

Заметим, что, будучи транслитерированным на русской почве, слово «гламур» лишилось всех своих романтических и мистических обертонов, приобретя отчетливо негативные оттенки смысла: 'показная роскошь, демонстративное великолепие; нарочитый шик'

Что, наверное, может служить яркой иллюстрацией укорененного в русском народе презрения к вшивым интеллигентам, которых он выучил на свою голову.

ТЕРМИН «МОЛОХ» В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ − ИМЯ БОЖЕСТВА ИЛИ НАЗВАНИЕ ОБРЯДА?

Слово «Молох», понимаемое как имя божества, которому приносятся человеческие жертвы, встречается в русском синодальном переводе Ветхого Завета 8 раз. В одном из этих случаев общепризнано, что Молох упомянут по ошибке вместо хорошо известного аммонитского бога Милькома: «Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской» (3 Цар. 11, 7). По этой причине мы можем исключить данный случай из дальнейшего обсуждения.

5 из оставшихся 7 упоминаний приходятся на 18-ю и 20-ю главы Книги Левит: «Из детей твоих не отдавай на служение Молоху» (Лев. 18, 21); «Кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между Израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти: народ земли да побьет его камнями; и Я обращу лице Мое на человека того и истреблю его из народа его за то, что он дал из детей своих Молоху, чтоб осквернить святилище Мое и обесчестить святое имя Мое; и если народ земли не обратит очей своих на человека того, когда он даст из детей своих Молоху, и не умертвит его, то Я обращу лице Мое на человека того и на род его и истреблю его из народа его, и всех блудящих по следам его, чтобы блудно ходить вслед Молоха» (Лев. 20, 2—5).

Ещё по одному упоминанию Молоха мы находим в Книге пророка Иеремии, сетующего, что иудеи «устроили капища Ваалу в долине сыновей Енномовых, чтобы проводить через огонь сыновей своих и дочерей своих в честь Молоху» (Иер. 32, 35), и в рассказе девтерономического историка о реформе царя Иосии, который, якобы, «осквернил Тофет, что на долине сыновей Еннома, чтобы никто не проводил сына своего и дочери своей чрез огонь Молоху» (4 Цар. 23, 10).

В своём понимании еврейского слова mlk в вышеприведённых отрывках как личного имени бога Молоха синодальные переводчики следуют первым переводчикам Еврейской Библии на греческий язык, однако текст Септуагинты менее однозначен, чем синодальный вариант. В 4 из 5 случаев в Книге Левит слово mlk переведено греческим словом #ρχων, а в Лев. 20, 5 – тем же словом, но во множественном числе и с артиклем (το #ρχοντας). Последний случай можно правдоподобно объяснить диттографией – присоединением в рукописи, которой пользовался переводчик, к слову mlk начальной буквы мем следующего слова mqrb «из среды», вследствие чего оно приобрело вид множественного числа. Из того, что переводчик Книги Левит переводил слово mlk действительным причастием глагола #ρχω «править», следует, что он читал его как mole# – действительное причастие глагола mala# с тем же значением.

Однако в 4 Цар. 23, 10 фраза lmlk переведена на греческий как τ# Μολ («Молоху»), а в Иер. 32, 35 – как τ# Μολ βασιλε# («царю Молоху»), т.е. авторы этих переводов понимали mlk как имя Молох (а во втором случае и истолковывали его как соответствующее еврейскому слову mele# «царь»). Таким образом, полного единства в понимании и переводе слова mlk у переводчиков Септуагинты не было.

В 6 из 7 случаев употребления термина mlk, переводимого в Синодальной Библии как «Молох», он сопровождается предлогом le и глаголами «давать» (natan) или «проводить» (ha‘a#ir) или их сочетанием: «не давай, чтобы проводить Молоху» (lo-titten l.ha‘a#ir lammole.) (Лев. 18, 21); «даст Молоху» (yitten lammole#) (Лев. 20, 2); «дал Молоху» (natan lammole#) (Лев. 20, 3); «даст Молоху» (b#titto lammole#) (Лев. 20, 4); «проводить Молоху» (l.ha‘a#ir lammole.) (Иер. 32, 35); «чтобы не проводил Молоху» (l##ilti l#ha‘a#ir lammole#) (4 Цар. 23, 10). В языке ЕБ предлог le может вводить слово, обозначающее вид жертвы, напр.: «Дай (natatta) тельца… в жертву за грех (l##a##a’t)» (Иез. 43, 19); «Я даю (natatti) волов в жертву всесожжения (la‘olot) … и пшеницу в жертву приношения (lammin.a)» (1 Пар. 21, 23). Это значит, что и выражения ntn lmlk и h‘br lmlk могут означать, соответственно, «отдавать» или «проводить в жертву молк» (принимая условно вокализацию этого термина, засвидетельствованную в близко родственном еврейскому финикийском языке карфагенян).

Сторонники понимания mlk как имени бога в качестве одного из основных доводов используют фразу «блудить вслед (liznot a#are) hmlk» в Лев. 20, 5. По их утверждению, в языке ЕБ можно «блудить вслед» только божеств, но никак не жертвоприношений. Однако этот довод несостоятелен. Во-первых, подобная фраза используется в ЕБ не только по отношению к божествам. В Книге Судей она применяется к ефоду – культовой принадлежности, назначение которой остаётся загадочным: «Гедеон сделал ефод… и все Израильтяне блудили вслед ему (wayyiznu ’a#araw)» (Суд. 8, 27). В Книге Чисел же израильтяне «блудят вслед» своих сердец и очей (согласно другому истолкованию – нитей на краях своих одежд) (zonim ’a#arehem) (Числ. 15, 39).

Во-вторых, подобно всей прочей лексике жертвоприношений, слово mlk должно обозначать как разновидность жертвоприношения, так и приносимый в жертву предмет, т.е., в данном случае, человека. В следующем же стихе содержится запрет «блудить вслед» (liznot ’a#arehem) духам отцов (ha’o#ot) и вещим духам (hayyidd#‘onim) (Лев. 20, 6), т.е. заниматься некромантией. Человеческие жертвоприношения также называются рядом с некромантией во Втор. 18, 10—11, 4 Цар. 17, 17 и 21, 6, при этом Втор. 18, 10—11 и 4 Цар. 21, 6, как и Лев. 20, 6, упоминают «духов отцов и вещих духов».

Вероятно, жертвоприношение молк было как-то связано с некромантией. Третье-Исайя, по всей видимости, называет приносимых в жертву послами в загробный мир: «Ты ходила к царю (lmlk) с елеем, … посылала послов cвоих далеко, спускалась в Шеол» (Ис. 57, 9). Таким образом, предметом «блуда» в Лев. 20, 5 являются обожествляемые жертвы обряда молк, служащие посредниками между миром живых и миром мёртвых. Определённый артикль в слове hmlk, которым они именуются, предположительно, имеет собирательное значение.

Если бы слово mlk в Книге Левит означало имя бога, это был бы единственный «языческий» бог, который назывался бы по имени (причём только в контексте жертвоприношений) и служение которому запрещалось бы в законодательных текстах Еврейской Библии. Учитывая, что за пределами Книги Левит этот «бог» упоминается всего лишь два раза, в то время как другие, реальные боги (как, например, Ваал) упоминаются десятки раз, такое внимание жреческих авторов к малозначительному божеству выглядело бы крайне странным. Гораздо разумнее предположить, что первоначально словом mlk в соответствующих цитатах обозначался вид жертвоприношения.

Петров С. Ю. «Вот б-ги твои, Израиль!» Языческая религия евреев. − Издательские решения, 2017. − С. 235-236.

Bulla

На северо-востоке христианской ойкумены слово «булла» (особый род папского декрета: последняя из вышедших грамот “Misericordiae vultus Patris est Christus Iesus...” датирована 2015 годом, а предыдущая появилась за 17 лет до того) кажется диковинным и, на первый взгляд, лингвистически изолированным: в отличие от «энциклики», в которой легко заметить корень «цикл», «булла» не вызывает лексических ассоциаций, которые не казались бы, по меньшей мере, гадательными

Однако, обратившись к специальным словарям, можно обнаружить, что в русском языке «булла» известна и в других значениях, которые отчасти проясняют природу первого наименования: так, буллой (лат. bulla) назывался древнеримский полый амулет, в который помещались магические снадобья, имевшие защитные свойства; кроме того, есть медицинский термин «булла», обозначающий разного рода ‘пузыри’
Собственно, ‘(водяной) пузырь’ и был первоначальным значением лат. bulla
Амулет его несомненно напоминал, но почему же так назвали грамоту?
Дело в круглой печати, которой папские (а раньше — и императорские) буллы непременно скреплялись
Согласно Эбергарду Бетюнскому, грамматику XIII века, “Bulla, tumor laticis, nola, sidus, gemma, sigillum” («Bulla [значит] водяной пузырь, колокольчик, звезда, драгоценный камень, печать»)

Название печати было перенесено на сам документ, причем это семантическое развитие использовала не только средняя латынь, но и романские языки
Так, уменьшительная форма от bulle ‘печать’ (< ср.-лат. bulla то же) дала ст.-франц. bullette ‘печать, документ с печатью’ > франц. bulletin, откуда заимствован «бюллетень», и в русском сохраняющий огубленный звук в корне
Заметнее первоначальная форма изменилась во франц. billet ‘краткое сообщение, объявление, удостоверение’, возникшем из того же ст.-франц. bullette
В русском галлицизм «билет» употребляется преимущественно в значении ‘документ’ (особенно «проездной документ»), но не следует забывать также об экзаменационных и банковских «билетах»
Полисемичное англ. bill (особенно известное нам в сочетании «Билль о правах»), значащее ‘законопроект’, ‘банковский билет’, ‘объявление’ и т.д., по всей вероятности, также происходит из ст.-франц. bille ‘печать’

Впрочем, и в первом значении — ‘пузырь’ — латинское bulla оказывается знакомым русскому языку: образованный от bulla глагол bullire ‘пузыриться, кипеть’ ( > франц. bouillir ) дал название отвару мяса, овощей и т. п. — бульону (< франц. bouillon)

Замечательным образом все слова этого гнезда отмечены особенной значимостью для человечества: первичный бульон, партийный билет и даже избирательный бюллетень, дающий иллюзию свободы выбора.

(с)Михаил Сергеев

Collapse )

Нейробиология мистического опыта

Мы уже говорили о том, что ритмы религиозного ритуала могут привести в действие механизм деафферентации [деафферентация — отсутствие притока сенсорной импульсации от периферических органов и тканей либо нервных структур к регуляторным структурам ЦНС — прим. ред.] и что этот процесс может повлечь за собой переживание трансцендентного духовного единства. Такая же цепь событий может произойти и в менее формальных условиях, в результате поведения, которое не несет непосредственного духовного смысла, но, тем не менее, имеет ритуальный характер [пример: принятие теплой ванны с прослушиванием музыки и т.п., подробнее см. полный фрагмент книги — прим. ред.].
<…>
В различных мистических традициях техники медитации имеют разные формы и выполняют разные функции. Некоторые мистики при медитации фокусируют ум на жестко ограниченной точке, другие, медитируя, пытаются достичь состояния расфокусировки ума и избавиться от всех мыслей. Одни занимаются молитвенными размышлениями – они созерцают священные тайны или обдумывают какие-то строчки из священных текстов. Молитвы других более пассивны, они просто открывают свой ум для потенциального присутствия Бога. А кто-то, занимаясь духовным поиском, использует различные сочетания этих техник. Однако какие бы конкретные методы любой мистической традиции ни применялись, цель их всегда остается одной и той же: добиться молчания сознательного ума и освободить сознание ума от ограничений Я.
При научном изучении этих предметов нас изумляет тот факт, что буквально все эти интуитивно разработанные мистические техники направлены на то, чтобы кроме воздействия на другие функции мозга запустить процесс деафферентации и довести его до такого уровня, которого невозможно достичь только с помощью ритуалов.
В общих чертах техники медитации делятся на две большие категории. Это, во-первых, пассивные подходы, которые помогают очистить ум от всех сознательных мыслей, и, во-вторых, активные подходы, цель которых – добиться полной фокусировки ума на каком-то объекте, таком, например, как мантра, или какой-то символ, или стих священного текста [1]. Чтобы показать, каким образом медитация может запустить неврологический процесс мистического выхода за пределы Я и вызвать сильное переживание единения, мы сначала представим модель функционирования мозга, основанную на описанных нами нейробиологических механизмах, для случая пассивного подхода к медитации в его самой элементарной форме.
ППассивный подход
Духовность мистиков во всех случаях начинается с волевого акта. В рамках нашей модели пассивная медитация, которую практикуют различные буддийские ордена, начинается с осознанного намерения очистить ум от всех мыслей, эмоций и перцепций. Это сознательное намерение вводит в действие правая ассоциативная зона внимания – первичный источник волевых действий, – и оно заключается в стремлении оградить ум от поступления сенсорных, а также когнитивных импульсов [2]. Для этого зона внимания через таламус воздействует на лимбическую структуру, называемую гиппокамп, важный центр обмена информацией между различными частями мозга, чтобы снизить приток поступающих нервных импульсов. Такое торможение влияет на работу многих частей мозга, включая ассоциативную зону ориентации, которая получает все меньше информации (то есть подвергается деафферентации) [3].
В начальный момент медитации возникает лишь легкая деафферентация, но, как мы полагаем, по мере того, как углубляется медитативное состояние, а зона внимания все интенсивнее стремится очистить ум от мыслей, эта зона в сотрудничестве с гиппокампом все сильнее и сильнее тормозит приток нервных импульсов. Когда такое торможение продолжается достаточно долго, нервные импульсы резко и все энергичнее начинают из заблокированной зоны ориентации поступать по лимбической системе к древней нервной структуре, которая носит название гипоталамус. Эта структура связывает высшую мозговую деятельность с базовыми функциями автономной нервной системы и контролирует способность автономной системы возбуждать или тормозить ощущения [4].
Импульсы, поступающие теперь к гипоталамусу, оказывают интенсивное воздействие на часть данной структуры, которая вызывает ощущение полного умиротворения. Это становится причиной выброса нервных импульсов по лимбической системе, которые в итоге снова поступают к ассоциативной зоне внимания. Зона внимания оценивает эти успокоительные импульсы и отпускает их по цепи, так что они совершают еще один круг. Таким образом возникает реверберирующая нервная замкнутая цепь в мозге, так что поток нервных импульсов набирает силу и резонирует по мере того, как снова и снова совершает путь по нервным путям, способствуя установлению все более и более глубокого покоя медитации при каждом прохождении по кругу.
В то же время настойчивое намерение медитирующего очистить ум от мыслей вызывает постепенное усиление нервной энергии, которая поддерживает еще более агрессивное стремление уменьшить приток сенсорных стимулов к зоне ориентации. Это все значительно повышает уровень деафферентации, в результате чего все больше импульсов поступает по лимбической системе к гипоталамусу. Такая непрерывная бомбардировка нервными импульсами вскоре вынуждает гипоталамус оказывать успокоительное действие с предельной силой.
Обычно такие высокие уровни умиротворяющего воздействия вызывают соответствующее снижение возбуждающего действия. Однако, как мы уже говорили, в некоторых случаях происходит неврологический «срыв», когда предельная активизация успокаивающей системы порождает мгновенную мощную реакцию возбуждения.
Коль скоро одновременно действуют и умиротворяющая, и возбуждающая системы, ум перегружен потоком стимулов, которые одновременно отражают реакции успокоения и возбуждения. В результате нервная активность внезапно приобретает лихорадочный характер, и волна активности из гипоталамуса через лимбическую систему возвращается к ассоциативной зоне внимания, которая при таком внезапном всплеске вынуждена действовать на пределе возможностей. В ответ зона внимания подвергает деафферентации зону ориентации, которая мгновенно начисто лишается поступающих нервных импульсов.
Такая полная блокада притока информации оказывает мощное воздействие и на правую, и на левую зоны ориентации. Правая зона ориентации, ответственная за создание неврологической среды, которую мы воспринимаем как физическое пространство, лишается информации, необходимой для создания пространственного контекста, где может ориентироваться Я. Когда эта зона лишена сенсорных данных, ей остается только одно: создать субъективное ощущение полного отсутствия пространства, что ум интерпретирует как чувство бесконечного пространства и вечности либо, напротив, как исчезновение времени и пустоту без пространства.
В то же время левая зона ориентации, которая, как мы говорили, выполняет наиважнейшую роль в создании субъективного ощущения Я, теряет способность определять границы тела. И тогда в восприятии ума Я становится безграничным, фактически какого-либо ощущения Я уже нет.
В состоянии полной деафферентации зоны ориентации ум воспринимает такую неврологическую реальность, которая соответствует многим описаниям мистиков, излагающих свои взгляды на наивысший духовный союз: там нет отдельных объектов или существ, нет ощущения пространства или течения времени, нет границы между Я и остальными частями вселенной. Фактически здесь нет субъективного Я вообще, есть только абсолютное чувство единства – без мысли, без слов и без ощущений. Ум как бы существует без Эго в состоянии чистого неделимого сознания. Мы с Джином называли такое состояние чистого ума, сознания вне объекта и субъекта, абсолютным бытием единства, состоянием наивысшего единства.
Все мистические традиции Востока в той или иной форме содержат описания этого невыразимого единства – его называют «сознанием пустоты», нирваной, брахманом-атманом, дао, – и все они говорят, что в нем и находится самая суть невыразимой реальности. На неврологическом уровне, как мы можем видеть, эти состояния представляют собой серию нейробиологических процессов, которые запускает умышленное стремление достичь тишины сознательного ума, в чем на протяжении многих веков и заключалась цель пассивной медитации.
Подобным образом и активная медитация – которая заключается в сознательной фокусировке внимания на предмете созерцания или молитве, – запускает обладающие некоторыми незначительными отличиями процессы в мозге, которые объясняют западные концепции трансцендентного Абсолюта.
ААктивный подход
Медитация активного типа начинается не с намерения очистить ум от мыслей, но со стремления направить предельно сфокусированное внимание на какую-то мысль или какой-то предмет. Так, скажем, буддист может петь мантру или смотреть на сияние свечи либо на кувшин с водой, а христианин может молиться, думая исключительно о Боге, или каком-то святом, или о таком символе, как крест.
Допустим, некто концентрирует внимание на мысленном образе Христа. Вначале, как и в случае пассивного подхода, ассоциативная зона внимания на неврологическом уровне заявляет о сознательном намерении молиться. Однако в данном случае, поскольку сознательное намерение включает в себя фокусировку внимания на конкретном предмете, зона внимания не перекрывает поток импульсов, но, напротив, облегчает его поступление в мозг. Согласно нашей схеме усиленное поступление нервных импульсов вынуждает правую зону ориентации, действующую вместе с ассоциативной визуальной зоной, сконцентрировать внимание ума на – реальном или воображаемом – объекте. Устойчивая фиксация внимания на этом образе при стабильном созерцании вынуждает правую зону внимания посылать импульсы по лимбической системе к гипоталамусу, что вводит в действие возбуждающую часть данной мозговой структуры, в результате чего возникает достаточно приятное возбуждение умеренной силы. По мере углубления созерцания увеличивается и интенсивность поступления этих импульсов до тех пор, пока функция гипоталамуса стимулировать возбуждение не достигнет максимального уровня. После этого происходит парадоксальная реакция, в результате которой в максимальной степени активизируется умиротворяющая функция гипоталамуса.
Одновременная работа структур, занимающихся и возбуждением, и умиротворением, создает поток стимуляции самого мощного уровня, который передается от лимбических структур двум (правой и левой) ассоциативным зонам внимания. В результате такого неврологического взрыва активность зоны внимания доходит до предельно возможного, а это усиливает способность ума фокусировать внимание на избранном объекте, что порождает новые волны импульсов и в левой, и в правой зонах ориентации.
В левой зоне ориентации происходит примерно то же самое, что, как мы видели, происходит при пассивной медитации, – ограничение притока нервных импульсов со стороны гипоталамуса ведет к деафферентации, вследствие которой размываются границы Я. Однако в правой зоне ориентации совершается нечто иное. Как мы помним, ассоциативная зона внимания вынуждает правую зону ориентации все интенсивнее фокусироваться на образе Иисуса. И теперь, когда зона внимания работает на пределе возможностей, она не блокирует приток информации к правой зоне ориентации, как она это делает с левой зоной, но напротив, ассоциативная зона внимания вынуждает правую структуру все сильнее и сильнее концентрироваться на образе Христа.
Чтобы помочь уму сильнее сконцентрировать внимание на этом образе, зона внимания также начинает тормозить поступление всех нервных импульсов, не связанных с созерцанием Иисуса, к правой зоне ориентации. Другими словами, правая зона ориентации, пытающаяся создать пространственную среду для обитания Я, имеет только тот рабочий материал, что поступает из зоны внимания. Поэтому правой зоне не остается ничего иного, кроме как строить пространство из ничего иного, как из созерцания Христа, которым занимаются зоны внимания.
По мере продолжения процесса все нервные импульсы, не имеющие отношения к объекту концентрации, блокируются, так что ум все сильнее фокусируется, образ Иисуса «увеличивается», пока не становится для ума как бы всем объемом и всей глубиной реальности.
Пока подобные изменения совершаются в правой зоне ориентации, растет также деафферентация левой зоны ориентации, благодаря чему границы Я становятся все менее жесткими. Когда человек благодаря полноте деафферентации полностью освобождается от ощущения Я, ум может с удивлением фиксировать, что отдельное Я было мистическим образом поглощено трансцендентной реальностью Иисуса.
Так нейробиология помогает понять Unio Mystica – мистический союз с Богом, который был знаком многим христианским мистикам, включая сестру Маргарету. Фактически это дает нам неврологическое объяснение любого мистического опыта, когда человек переживает встречу с божеством, наделенным свойствами личности.
Опыт Unio Mystica неописуемо глубок. Однако важно понять, что такое состояние мистического союза не есть наивысшее трансцендентное состояние, не есть абсолютное единое бытие, при котором Я никак не ощущается и нет никаких конкретных образов Бога или даже реальности. Вероятнее всего, если активная медитация приводит мистика к состоянию Unio Mystica, она может повести его и дальше, к наивысшему состоянию единства. Это может произойти, когда мистик устанет и его воля, которой управляет ассоциативная зона внимания, ослабится. Тогда ум оставит попытку концентрировать внимание, а это лишит правую зону ориентации поступающего к ней потока избранных импульсов, так что она, вместе с левой зоной ориентации, окажется в состоянии полной деафферентации. И в такой момент ум сможет войти в состояние, где нет Я и где реальность безгранична, в состояние реальности абсолютного единого бытия, которое достигается пассивной медитацией.
Как с неврологической, так и с философской точки зрения очевидно, что не должно существовать двух версий такого состояния абсолютного бытия. Какое-то состояние может казаться иным, что зависит от представлений данной культуры и личной интерпретации – так, скажем, католическая монахиня, считающая наивысшей реальностью Бога, может думать, что суть любого мистического опыта сводится к слиянию с Христом, а буддист, лишенный веры в Бога, обладающего личностью, может полагать, что мистический союз есть соединение с ничто. Но важно понять, что подобные разные интерпретации неизбежно отражают субъективные искажения при оценке опыта задним числом. В самом состоянии абсолютного единого бытия субъективное наблюдение невозможно; здесь наблюдатель и объект наблюдения стали одним и тем же, здесь между ними нет отличий, нет того и этого, как сказали бы мистики. Существует лишь одно абсолютное единство, и не может существовать двух версий того единства, которое можно назвать абсолютным.

Примечания:
[1] Эти два подхода следует понимать в самом широком и инклюзивном смысле. Разумеется, существуют тысячи подходов к медитации, и некоторые из них сочетают в себе оба описанных типа. Тем не менее для практических целей, когда мы пытаемся создать неврологическую модель этих состояний, нам необходимо выделить какие-то базовые аспекты разных типов медитации. С помощью такой модели мы пытаемся заложить общие основания для дискуссии, поскольку разнообразные практики порождают в каком-то смысле разные переживания. Однако у этих разных переживаний есть общие черты, так что мы полагаем, что различные практики, включая спонтанно возникающие переживания, вероятно, активизируют одни и те же механизмы немного разными путями. Эти различия отражают характерные черты конкретных практик и их результатов. Впервые мы подробно описали эту модель в нашей книге в 1999 году.
[2] Ряд исследований методом электроэнцефалографии (ЭЭГ) продемонстрировал, что во время занятия различными типами медитации повышается электрическая активность лобных долей (см.: Benson et al. 1990, Anand et al. 1961, Banquet 1972).
[3] Деафферентация может возникать при многих состояниях, и пока не было найдено убедительных доказательств того, что она возникает при занятии медитацией. Тем не менее, изучая испытуемых, занимающихся медитацией в традиции тибетского буддизма, а также исследуя йогическую расслабляющую медитацию методами визуализации, мы нашли, что при этом происходит сравнительное усиление активности лобных долей и сравнительное снижение активности задней части теменных долей (см.: Newberg et al. 1997, 2000 and Herzog et al. 1990–91).
[4] Многочисленные исследования различных медитативных техник показали, что здесь временами наблюдается как повышение, так и снижение активности автономной нервной системы (см.: Jevning et al. 1992, Benson et al. 1990, Peng et al. 1999, Sudsuang et al. 1991).

Источник:
Тайна Бога и наука о мозге. Нейробиология веры и религиозного опыта. Винс Рауз, Эндрю Ньюберг, и Юджин Д'Аквили

Collapse )

Они не слышат там и не звона-то колокольного…

В славянских верованиях и фольклоре отсутствие колокольного звона, как, впрочем, и некоторых других звуков и голосов, принадлежащих человеку и его «культурному» окружению, репрезентирует «тот» свет. По карпатским поверьям, нечистая сила обычно опасна человеку лишь по ночам, но с первым криком петуха и ударом колокола она исчезает; однако если человек оказывался там, где не слышно колокольного звона и петушиного крика, то нечистая сила имела над ним безраздельную власть в любое время суток. В славянских заговорах болезни и «уроки» отсылают в «никуда», где не кричит петух, не блеют овцы, не поют девушки, не звонят колокола и т. п., ср., например, в украинском заговоре от золотухи: «Золотниче, золотниче, добрий чоловiче! <…> Iди на Чорне море, там, де нiхто не ходить, де кури не запiвають, де люди не зачувають, де дзвони не задзвонюють, де голос не заносять». Ещё одно общее место славянских заговоров – невосприимчивость умерших ко всему тому, что происходит на земле, в том числе и к колокольному звону (которая в силу магической ассоциации переносится на больного или страдающего), как в русском заговоре от тоски: «И как сей мертвец (имя рек) отстал сего света и от колокольного звону, и от пения церковного, и от мира крещённого, и не чует, и не слышит на своём сердце ни тоски, ни сухоты, ни злыя женския красоты…». К умершим в мифопоэтическом смысле принадлежат и рекруты, волею судеб отторгнутые от родного дома и заброшенные в чужой мир, где их чувственным ощущениям был недоступен мир людей, ср. в рекрутском причитании: «Что позагнаны удалы головушки, Во чужую-то дальнюю сторонушку <…> Они не слышат там и не звона-то колокольного…».

Молчание колокола также отмечало время, когда на земле присутствовали души умерших, а местом их пребывания становилась пустующая по ночам церковь или колокольня. Сербы Дубровника рассказывали о человеке, услышавшем ночью колокольный звон: он отправился в церковь якобы к заутрене, но обнаружил, что в церкви все не так, как обычно: у священника и у прихожан были лица без носа, а свеча, которую дали ему в руки, наутро оказалась костью мертвеца.

Более других сфер жизни с колокольным звоном была связана область смерти. Как только человек умирал, его родственники шли в церковь, чтобы заплатить за поминальный звон по умершему. Иногда в колокол били и сами родственники. По умершей женщине обычно ударяли дважды, а смерть мужчины оглашалась тремя ударами. Если же покойник был богат, то звонить по нему могли и целый час. Существовали различные виды проводного звона. У далматинцев на острове Брач удары большого колокола извещали о смерти мужчины, а малого — о смерти женщины.

Т. А. Агапкина. Вещь, образ, символ: колокола и колокольный звон в традиционной культуре славян

Collapse )

Маятник Фуко

Бельбо воспользовался последней фразой, чтобы перевести разговор. «Гарамон» собирается, сказал он, выпускать несколько книжек в год на эзотерические темы.

– Ах, эзотерические... – улыбнулся Алье, а Бельбо покраснел.

– Ну, так сказать... герметические?

– Ах, герметические... – продолжал улыбаться Алье.

– Ну, хорошо, – сказал Бельбо. Я употребляю неправильные слова, но вы, конечно, поняли, какого типа книги.

– Ах, – с новой улыбкой отвечал Алье, – не существует типа. Существует знание. Вот что вы собираетесь сделать: открыть издательское пространство подлинному, не извращенному знанию. Для вас, вероятно, это только одно из рабочих направлений, но если мне суждено прикоснуться к этому, для меня это станет походом за истиной, поиском Грааля, queste du Graal.

Бельбо заговорил о том, что подобно тому как заброшенные рыболовом сети вытаскивают на берег пустые раковины и пластиковые мешки, в «Гарамон» безусловно поступят предложения сомнительной серьезности, и издательство ищет серьезного рецензента, который сможет отличить овец от козлищ, сигнализируя, в частности, обо всем, что среди брака не лишено интереса, ибо имеется дружественное издательство, которое было бы вполне в состоянии приютить у себя сочинения не столь высокого уровня... Разумеется, затраченные усилия будут надлежащим образом компенсированы.

– Я, благодарение небу, отношусь к так называемым состоятельным людям. Более того: к состоятельным, любознательным и довольно умеренным. Мне достаточно, если в результате долгих бдений раз от разу удается найти экземпляр книги Хунрата или еще одну такую милейшую набальзамированную саламандру, или же зуб нарвала, который лично я постеснялся бы держать в коллекции, но который даже в Венской сокровищнице выставлен с табличкой «рог единорога». Мне удастся заработать на быстрой и нетрудной перепродаже больше, чем вы бы могли заплатить мне за десять лет консультирования. Я согласен просматривать ваши рукописи запросто. Я убежден, что даже в самом жалком сочинении мне попадется зерно, если не истины, то хотя бы занимательной неправды, а крайности очень часто перекликаются. Мне наскучат только самые очевидные банальности, и эта моя скука должна быть вами вознаграждена. В зависимости от испытанной мною скуки, в конце года я предоставлю вам краткий счет, в пределах оплаты чисто символической. Если же вам она покажется высокой, вы пошлете мне вместо этого ящик коллекционных вин.

Бельбо был изумлен. Он привык иметь дело со склочными и изголодавшимися консультантами. Он открыл портфель и вытащил объемистую рукопись.

– Боюсь, что ваши представления чересчур оптимистичны. Видите, к примеру, вот это? Остальные такие же.

Алье взял в руки рукопись.

– Тайный язык пирамид... Посмотрим оглавление... Пирамидион... так. Смерть лорда Карнавона... Свидетельство Геродо-та. – И вернул рукопись Бельбо. – Вы сами ее читали?

– Я кратко ознакомился на днях, – сказал Бельбо.

– Тогда вы сможете проверить, правилен ли мой пересказ. – И Алье уселся за столом, погрузил руку в карман жилета, вынул оттуда табакерку, виденную мною в Бразилии, повертел ее тонкими длинными пальцами, которые до тех пор все гладили переплеты старинных книг, возвел глаза к потолочной росписи, и, как мне показалось, задекламировал текст, выученный наизусть.

– Сочинитель этой книги, наверное, вспоминает, что Пьяцци Смит открыл сакральные и эзотерические меры пирамид в 1864 году. Позвольте мне называть цифры без дробей, потому что в моем возрасте, увы, память начинает играть скверные шутки... Примечательно, что в основании пирамид заложен квадрат, сторона которого составляет 232 метра. При завершении строительства высота составляла 148 метров. Если вы переведете эти величины в египетские священные локти, получите длину основания в 366 локтей, что соответствует количеству дней в високосном году. По Пьяцци Смиту, высота пирамиды, помноженная на десять в девятой степени, равняется расстоянию от Земли до Солнца: 148 миллионов километров. Приближение неплохое, учитывая время, когда рождалась эта теория, поскольку в современной науке это расстояние принимается за 149 с половиной миллионов километров, к тому же не доказано, насколько точно нынешнее измерение. Ширина основания, разделенная на ширину одного из камней, составляет 365. Периметр основания равен 931 метрам. Разделите на удвоенную высоту пирамиды, и вы получите 3,14 – число p. Прелестно, не правда ли?

Бельбо улыбался, ошарашенный.

– Невероятно! Как же вам удалось...

– Не перебивай доктора Алье, Якопо, – взволнованно сказал Диоталлеви. Алье поблагодарил его вежливой улыбкой. Говоря, он перебегал взором по рисунку потолка, и движение его глаз не казалось ни бездельным, ни случайным. Нет, его глаза как будто обращались кверху за подсказкой, как будто в сочетании рисунков содержалось то, что он пытался выдать за добытое из глубин своей памяти.

48

Таким образом, от вершины до низа основания, меры Великой Пирамиды в египетских дюймах составляют 161 000 000 000. Сколько человеческих душ жило на земле от Адама до сегодняшнего дня? Приблизительный подсчет сообщает нам результат: от 153 000 000 000 до 171 000 000 000

Пьяцци Смит, Наше наследие в Великой Пирамиде /Plazzi Smyth, Our inheritance in the Great Pyramid, London, Isbister. 1880, p. 583/– Воображаю, что ваш сочинитель начинает с того, что высота пирамиды Хеопса равняется квадратному корню из цифры площади каждой из сторон. Натурально, все меры снимаются в футах, более приближенных к египетскому и древнееврейскому локтю, а не в метрах, потому что метр есть абстрактная величина, изобретенная в современную эпоху. Древнеегипетский локоть составляет 1,728 фута. При отсутствии точных измерений, мы можем обратиться к пирамидиону, таково название маленькой пирамиды, расположенной на вершине большой, образовывавшей ее верхушку. Пирамидион выполнялся либо из золота, либо из какого-то другого металла, блестевшего на солнце. Так вот, снявши высоту пирамидиона, надо ее умножить на высоту всей пирамиды, умножить результат на десять в пятой степени, и у нас выйдет длина окружности экватора. Более того, измерив периметр основания, умножив его на двадцать четыре в третьей степени и разделив на два, получаем средний радиус земли. Мало этого: площадь основания пирамиды, умноженная на девяносто шесть на десять в восьмой степени, дает сто девяносто шесть миллионов восемьсот десять тысяч квадратных миль, то есть поверхность земного шара. Так он пишет?

Любимое выражение Бельбо в случаях, когда он изумлялся, было заимствовано им из старого американского фильма «Янки Дудль Денди» с Джеймсом Кэгни, который он видел в синематеке, посещая курс фильмов на языке оригинала: «I am flabbergasted!» Это он выпалил и тут. Алье, надо думать, хорошо знал разговорный английский, потому что на лице его отразилось нескрываемое удовольствие. Он и не стеснялся своего тщеславного удовольствия.

– Дорогие друзья, – сказал он. – Когда господин, имя которого мне неизвестно, берется стряпать очередную компиляцию по вопросу о тайне пирамид, он способен сказать лишь то, что в наше время известно каждому младенцу. Я удивился бы, если бы у него прозвучала хотя бы какая-нибудь новая мысль.

– Значит, – переспросил Бельбо, – этот господин излагает уже устоявшиеся истины?

– Истины? – усмехнулся Алье, снова открывая коробку своих корявых, очаровательных сигар. – Quid est veritas[85], хотел знать один мой старый знакомец. С одной стороны, перед нами гора разнообразных бессмыслиц. Начать с того, что если разделить точную площадь основания на удвоенную точную высоту, не пренебрегая и десятыми долями, результат получится 3,1417254, а вовсе не число p. Разница небольшая, но она есть. Кроме того, ученик Пьяцци Смита, Флайндерс Петри, измерявший и Стоунхендж, говорит, что однажды он застукал маэстро за спиливанием гранитных выступов в царской приемной: у того никак не сходились подсчеты. Наверное, это сплетни, однако такой человек, как Пьяцци Смит, в принципе не производил доверительного впечатления, достаточно было видеть, как он завязывал галстук. С другой стороны, среди всех этих нелепиц содержатся неопровержимые истины. Господа, неугодно ли подойти вместе со мною к окну?

Театральным жестом он распахнул ставни, предложил нам выглянуть и указал невдалеке, на углу между улочкой и бульварами, деревянный цветочный киоск.

– Господа, – сказал он. – Предлагаю вам самим отправиться и измерить эту будку. Вы увидите, что длина прилавка составляет 149 сантиметров, то есть одну стомиллиардную долю расстояния между Землей и Солнцем. Высота его задней стенки, разделенная на ширину окошка, дает нам 176/56, то есть 3,14. Высота фасада составляет девятнадцать дециметров, то есть равна количеству лет древнегреческого лунного цикла. Сумма высот двух передних ребер и двух задних ребер подсчитывается так: 190х2+176х2=732, это дата победы при Пуатье[86]. Толщина прилавка составляет 3,10 сантиметров, а ширина наличника окна – 8,8 сантиметров. Заменяя целые числа соответствующими литерами алфавита, мы получим C10H8, то есть формулу нафталина.

– Фантастика, – сказал я. – Сами мерили?

– Нет, – ответил Алье. – Но один подобный киоск был измерен неким Жан-Пьером Аданом. Воображаю, что все цветочные киоски должны строиться более или менее одинаково. С цифрами вообще можно делать что угодно. Если у меня имеется священное число 9, а я хотел бы получить 1314, то есть год сожжения Жака де Молэ – этот день дорог сердцу каждого, кто, подобно мне, составляет часть тамплиерской рыцарственной традиции, – что я делаю? Умножаю на 146 (это роковой год разрушения Карфагена). Как я пришел к этому результату? Я делил 1314 на два, на три и так далее, до тех пор покуда не отыскал подходящую дату. Я бы мог поделить 1314 и на 6,28, что составляет собой удвоение 3,14, и пришел бы к цифре 209. Ну что ж, в этот год примкнул к антимакедонской коалиции Аттал I, царь Пергама. Годится?

– Значит, вы не верите ни в какую нумерологию, – разочарованно сказал Диоталлеви.

– Я? Я твердо верю, верю в то, что мир – это восхитительная перекличка нумерологических соотношений и что прочтение числа, купно с его символической интерпретацией, – таков привилегированный путь познания. Но если весь мир, как низменный так и верховный, являет собой систему соотношений, где перекликается все, tout se tient, вполне естественно, что и киоск и пирамида, оба представляющие собой плоды рук человека, подсознательно отображают в своем устройстве гармонию космоса. Эти так называемые пирамидологи открывают невероятно затрудненными методами линейную истину, гораздо более старую и уже известную. Логика их поиска, логика открытия – извращенная логика, потому что она основана на науке. Логика знания, напротив, не нуждается в открытиях, потому что знание просто знает, и все. Зачем доказывать то, что иначе быть бы не могло? Если секрет имеется, он гораздо глубже. Эти ваши авторы просто не идут глубже поверхности. Воображаю, что господин, написавший этот труд, перепевает и все бредни о египтянах, якобы владевших электричеством...

– Не стану спрашивать, как вам удалось угадать.

– Вот видите? Эти люди довольствуются электричеством, как первый попавшийся инженер Маркони. Гораздо меньшим ребячеством звучало бы рассуждение о радиоактивности. Это была бы забавная конъектура, которая, в отличие от гипотезы об электричестве, способна была бы объяснить пресловутое проклятие Тутанхамона... Как им удалось поднять глыбы на пирамиды? Валуны ворочали с помощью электроразрядов? Использовали энергию атомного ядра? Египтяне открыли способ избавляться от земного притяжения, они овладели тайной парения. Новая форма энергии! Известно ли вам, что халдейскими мудрецами приводились в движение священные механизмы при помощи одного лишь звука, и что священнослужители Карнака и Фив якобы умели распахивать двери храма одним лишь своим голосом – о чем ином свидетельствует, на ваш взгляд, легенда «Сезам, откройся»?

– И что дальше? – спросил Бельбо.

– Вот то-то же, друг мой. Электричество, радиоактивность, атомная энергия, как известно настоящим посвященным, это только метафоры, поверхностный камуфляж, условные обозначения, в крайнем случае – жалкие заместители некоей более древней силы, пребывающей в забвении, которую посвященные ищут и, когда придет время, обрящут. Нам следует интересоваться, вероятно, – он помедлил, колеблясь, – теллурическими течениями.

– Чем? – спросил не помню кто из нас троих.

Алье был явно разочарован:

– Ну вот, а я надеялся, что среди ваших кандидатов хоть один мог бы сообщить мне что-то любопытное по этому поводу... Оказывается, уже довольно поздно. Ну-с, судари, договоренность достигнута, все остальное прошу простить как стариковское многоглаголение.

Когда мы пожимали руки, вошел слуга и прошептал что-то хозяину.

– А, любезная приятельница, – сказал Алье. – Я и забыл. Попросите ее подождать минуту... Нет, не в гостиной, в турецком кабинете.

Любезная приятельница, должно быть, была своим человеком в доме, потому что тем временем она уже входила в кабинет и даже не взглянув на нас, в полутьме сморкающегося дня, уверенно подошла к Алье, игриво погладила его по лицу и сказала:

– Симон, ты что, заставишь меня сидеть в приемной? Это была Лоренца Пеллегрини.

Алье легонько отодвинулся, поцеловал ей руку и сказал, указывая на нас: – Любезная моя, милая София, как вы знаете, вы дома в любом доме, который озаряете присутствием. Я просто прощался с посетителями.

Лоренца обратила внимание на нас и радостно взмахнула рукой – да я и не помню, видел ли я хоть раз ее удивленной или смущенной чем бы то ни было.

– А, как чудесно, – сказала она. – Вы тоже знаете моего друга! Якопо, как дела. Последняя фраза имела не вопросительную, а утвердительную форму. Я заметил, как побледнел Бельбо. Мы попрощались, Алье напоследок сказал, что крайне рад найти с нами общих знакомых.

– Я считаю нашу общую приятельницу одним из наиболее подлинных созданий из всех, кого мне выпало знавать. В своей свежести она воплощает, позвольте сравнение, присталое старику ученому, Софию, сосланную на нашу землю. Но милая моя София, я не успел еще известить вас, что обещанный вечер откладывается на несколько недель. Я огорчен.

– Неважно, – сказала Лоренца. – Я подожду. Вы идете в бар? – Это обращение к нашей троице тоже походило скорее на приказание, чем на вопрос. – Хорошо, я задержусь здесь на полчасика, я хочу взять у Симона один из его эликсиров, вам тоже бы неплохо их попробовать, но Симон говорит, что это только для избранных. Потом я тоже приду.

Алье улыбнулся тоном снисходительного дядюшки, откланялся нам, попросил проводить к выходу.

Выйдя на улицу, мы в полном молчании направились к моей машине, влезли в нее и доехали до «Пилада». Бельбо был нем. Но у стойки бара заговорить стало просто необходимо.

– Не хотел бы я завести вас в лапы безумцу, – сказал я.

– Нет, – ответил Бельбо.

– Он человек умный и остроумный. Только живет не в том мире, что мы с вами. – И мрачно добавил немного погодя: – Почти.

Collapse )