Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Мои твиты

Родина бывает только одна

17 мая 1840 году Лермонтов читает на дне рождения Гоголя отрывки из своей поэмы «Мцыри»

Мцыри (по-грузински «Послушник») — мальчик-горец, оставшийся во время войны на Кавказе сиротой и отданный на воспитание в грузинский монастырь

Прошли годы, мальчик подрос и вскоре должен принять монашеский обет
Но послушник втайне мечтает вернуться на родину, в горы
Всё это время, проведённое среди строгих монахов за высокими стенами монастыря, Мцыри жил воспоминаниями о воле... Поэма написана как исповедь юноши старику-монаху

// Старик! я слышал много раз,
Что ты меня от смерти спас —
Зачем?..
Угрюм и одинок,
Грозой оторванный листок,
Я вырос в сумрачных стенáх
Душой дитя, судьбой монах
Я никому не мог сказать
Священных слов «отец» и «мать» //

И вот как-то раз ночью, во время грозы, Мцыри бежит из монастыря...

// И в час ночной, ужасный час,
Когда гроза пугала вас,
Когда, столпясь при алтаре,
Вы ниц лежали на земле,
Я убежал
О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнию ловил...
Скажи мне, что средь этих стен
Могли бы дать вы мне взамен
Той дружбы краткой, но живой,
Меж бурным сердцем и грозой? //

Проведённые на воле дни становятся для Мцыри днями настоящей жизни

«Кругом меня цвёл божий сад», — говорит он
Припадая к земле, юноша прислушивается к «волшебным, странным голосам», шепчущимся по кустам «о тайнах неба и земли»
А утреннее небо над ним так чисто, что «прилежный взор» мог бы проследить в нём «ангела полёт»...
И всё ясней припоминается детство — дом, отец, сёстры, горы

// И вспомнил я отцовский дом,
Ущелье наше и кругом
В тени рассыпанный аул;
Мне слышался вечерний гул
Домой бегущих табунов
И дальний лай знакомых псов... //

На воле Мцыри ждут тяжёлые испытания: жажда и голод, блуждание в непроходимом лесу, бой с диким барсом... Но в нём не угасают страстная тяга к жизни и неизбывная любовь к родине

// ...Пускай в раю,
В святом, заоблачном краю
Мой дух найдёт себе приют...
Увы! — за несколько минут
Между крутых и тёмных скал,
Где я в ребячестве играл,
Я б рай и вечность променял...

В рукописи поэму Лермонтова предварял эпиграф: «Родина бывает только одна»//

ДИССИДЕНТЫ

ДИССИДЕНТЫ (от лат. dissidere—инакомыслить), отступающие от догматов господствующей церкви. В феодальную эпоху Д. назывались все отступающие от догматов католицизма. Со времени реформации в ряде государств господствующей церковью становится одна из преобразованных реформацией церквей, и в этих странах под понятие Д. попадают также и католики.—Во Ф р а н ц и и, в к-рой католичество оставалось господствующей религией, Д. являлись реформаты-кальвинисты, получившие название гугенотов (см.).—В А н г л и и задолго до реформации возникла антипапская оппозиция, отражавшая интересы нового дворянства и верхушки буржуазии, В 13—14 вв. Д.—В. Оккам, Бредуердин и Уиклиф (см.)—не подвергались преследованиям, и только с 15 в. последователи Уиклифа, лолларды, когда они стали опираться на широкие массы, были разгромлены и частично перешли в Шотландию. Воспользовавшись ослаблением папства в связи с реформацией, и антипапская оппозиция во главе с королем Генрихом VIII порвала с папой, конфисковала монастырские владения и основала англиканскую церковь (см.), которая рассматривала Д. как пуритан (см.), посылая их как еретиков на костер, так и католиков, к-рым как изменникам королю грозил эшафот. В период кратковременной реставрации католицизма как господствующей церкви (1553—1558) в положении Д. оказались не только пуритане, но и англиканцы. При Елизавете было восстановлено господство англиканской церкви и были приняты «39 статей веры», на основе к-рых вновь началась борьба с Д. («диссентерами») как католиками, так и протестантами. Во время революции, когда государственной церковью стало пресвитерианство, все другие вероучения оказались в положении Д. Республика и протекторат установили сравнительную веротерпимость. С восстановлением монархии англиканская церковь оказалась на положении господствующей, и начались вновь преследования Д. Преследования коснулись и шотландских пуритан, так как с унией корон в Шотландии государственной церковью стала англиканская. Послабления в пользу Д. были сделаны при Якове II (Декларация веротерпимости 1687—88), но протестанты из оппозиции к королю отказались ею воспользоваться. При Вильгельме III была осуществлена веротерпимость по отношению ко всем Д. кроме католиков и унитариев.
Католикам лишь статутами Георга III от 1778 и 1791 было предоставлено право свободного отправления культа, учреждения школ, занятия адвокатурой и т. д. В 1829 был издан эмансипационный билль, открывавший для католиков доступ ко всем государственным должностям. Биллем 1838 ирландские католики были освобождены от уплаты десятины в пользу англиканского духовенства. В 1867 требуемая от членов парламента присяга была освобождена от неприемлемых для католиков выражений (см. также Великобритания, Религия и церковь, ст. 632—648). Число диссидентов в настоящее время почти равно числу приверженцев господствующей церкви.
В Г е р м а н и и бурный период реформации закончился Вестфальским миром, по условиям к-рого были прекращены преследования всех Д., в число к-рых в Австрии попали и греко- православные. В 19 веке в Германии Д. стали называться лица, стоящие не только вне признанных церквей, но и вне зарегистрированных религиозных обществ.
П о л ь ш а, в к-рой государственной церковью была католическая, начинает преследование Д. (православных и протестантов) с конца 16 в., когда шляхта добилась решающей роли в государстве и стала пользоваться католицизмом и иезуитами как орудиями проведения политики захватов и колонизации присоединенных земель. Белорусская и украинская шляхта и высшее духовенство, чтобы избежать преследований, на основе Брестской унии 1596 пошли на компромисс с католической церковью (так наз. униатство). В течение 17 в. ограничиваются религиозные и политические права Д. Упадок Речи Посполитой в 18 в. выдвинул политическое значение вопроса о Д. Пруссия и Россия использовали его как предлог для вмешательства во внутренние дела Польши, и под непосредственным давлением России польский сейм 1768 уравнял Д. в правах с католиками. После первого раздела Польши в оставшейся части королевства права Д. были снова урезаны и в таком виде оставались вплоть до окончательного раздела Польши (см. также Польша, Исторический очерк).
Лит.: Л ю б о в и ч Н., История реформации в Польше, Варшава, 1883; е г о ж е, Начало католической реакции и упадок реформации в Польше, Варшава, 1890; Ж у к о в и ч П., Кардинал Гозий и польская церковь его времени, СПБ, 1882; К а р e е в Н., Очерк истории реформационного движения и католической реакции в Польше, СПБ, 1886; Ч и с т о в и ч И. А., Диссидентский вопрос в Польше в первой половине XVIII столетия, в кн.: Сборник отд. рус. яз. и словесности Акад. наук, т. XXI, №3, СПБ, 1880; К о я л о в и ч M., Литовская церковная уния, т. I—II, СПБ, 1859—61; S k e a t s H. S., A History of the Free Churches of England from 1688—1851, 2 ed., L., 1869; B o g u e and B e n n e t t J., History Of Dissenters 1688—1808, 4 vis, L., 1808; B e n n e t t J., Dissenters from 1808 to 1838, L., 1839; P r i c e Th.,
History of Protestant: Nonconformity in England..., 2 vis, L., 1836; V a u g h a n H. H., English Nonconformity, London, 1862. П. Г.

(Б. С. Э.; т. XXII, 1935; ст. 567—569)

Смирения же два, так же как и две гордости

Первая гордость есть та, когда кто укоряет брата, когда осуждает и бесчестит его как ничего не значащего, а себя считает выше его, — таковый, если не опомнится вскоре и не постарается исправиться, то мало–помалу приходит и во вторую гордость, так что возгордится и против Самого Бога, и подвиги и добродетели свои приписывает себе, а не Богу, как будто сам собою совершил их, своим разумом и тщанием, а не помощию Божиею

Поистине, братия мои, знаю я одного, пришедшего некогда в сие жалкое состояние

Сначала, если кто из братий говорил ему что–либо, он уничижал каждого и возражал: «Что значит такой–то? нет никого достойного, кроме Зосимы и подобного ему»

Потом начал и сих охуждать и говорить: «Нет никого достойного, кроме Макария»

Спустя немного начал говорить: «Что такое Макарий? нет никого достойного, кроме Василия и Григория»

Но скоро начал охуждать и сих, говоря: «Что такое Василий? и что такое Григорий? нет никого достойного, кроме Петра и Павла»

Говорю ему: «Поистине, брат, ты скоро и их станешь уничижать»
И поверьте мне, чрез несколько времени он начал говорить: «Что такое Петр? и что такое Павел? Никто ничего не значит, кроме Святой Троицы»

Наконец, возгордился он и против Самого Бога и таким образом лишился ума

Авва Дорофей
Душеполезные поучения

https://t.me/obrazbuduschego2/4663

Пери

Не прошло и 6 000 лет, как возник вопрос: а что в Эдемском саду съела Ева?

«…от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь», – говорит Книга Бытия
Но какова идентичность этого «запретного плода» в библейском Эдемском саду, другими словами:

ЧТО СЪЕЛА ЕВА?

Если ваше предположение – «яблоко», то вы сильно ошиблись
В еврейской Библии на самом деле не уточняется, какие фрукты ели Адам и Ева

«Мы не знаем, что там было
Нет никаких указаний на то, что это было яблоко», – сказал Live Science раввин Ари Зивотофски, профессор науки о мозге в израильском университете Бар–Илан

Основная сцена описана в Бытие, первой книге еврейской Библии, вскоре после того, как Бог предостерегает Адама от еды с «древа познания»
Однако, змея в саду говорит Еве, чтобы она пошла и вкусила.

“Когда женщина увидела, что дерево полезно для еды и радует глаз, и что дерево желательно как источник мудрости, она взяла его плоды и ела
Она также дала немного своему мужу и он тоже поел”, описывает этот эпизод Бытие
Что касается вида фруктов, то он описывается как «просто «плод дерева»

«Это все, что там написано
Никакой идентификации
Мы не знаем, что за дерево, мы не знаем, какой плод», – говорит в интервью Live Science раввин Ари Зивотофски

Еврейское слово, использованное в этом стихе – «пери» – это общее слово для обозначения фруктов как в библейском, так и в современном иврите
С другой стороны, современное еврейское слово «tapuach», обозначающее яблоко, не встречается нигде в Книге Бытия или в первых пяти книгах еврейской Библии, сказал Зивотофски

Итак, если запретным плодом не было яблоко, что это было?

Раввины, комментируя еврейскую Библию в Талмуде, сборнике раввинских учений и библейских законов, а также других сочинениях, завершенных примерно к 500 году нашей эры, отметили несколько идей относительно идентичности таинственного плода, но яблоко не являлось ни одним из них, оно даже не упоминалось

На протяжении многих лет раввины писали, что плодом мог быть инжир, потому что в еврейской Библии Адам и Ева осознали, что они обнажены после еды с дерева познания, а затем использовали фиговые листья, чтобы прикрыться
Или, может быть, писали некоторые раввины, это была пшеница, потому что еврейское слово, обозначающее пшеницу, «хитах», похоже на слово «грех»

Другой вариант – виноград или вино из винограда
Наконец, раввины писали, что это мог быть цитрон, или «этрог» на иврите – горько–сладкий лимоноподобный фрукт, который использовался во время еврейского осеннего праздника Суккот, праздника урожая, во время которого евреи возводили временные жилища

Исходя из этих интерпретаций совершенно непонятно, откуда появилось яблоко, которое вообще не с Ближнего Востока, а из Казахстана в Центральной Азии?

Оказывается, эта интерпретация, скорее всего, возникла не из еврейских преданий, говорит раввин Зивотофски
«Я не думаю, что в еврейской традиции этот плод когда–либо упоминался как яблоко, то есть в еврейском искусстве вы его не найдете», – сказал Зивотофски

Очевидно и скорее всего превращение запретного плода в яблоко случилось в 382 году нашей эры, когда Папа Дамас I попросил ученого по имени Иероним перевести Библию на латынь
В рамках этого проекта Иероним перевел ивритское «пери» на латинское malum, что в дальнейшем английском варианте обозначало уже любой плод с сердцевиной из семян посередине и мякотью вокруг него

И еще malum как вариант очень понравился Папе, поскольку тем же словом обозначается зло, в результате чего сложился весьма порадовавший святых отцов каламбур
А дальше высокое искусство, то есть нанятые Ватиканом и королями художники навеки закрепили яблоко, как запретный плод

livescience.com