Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Голуби отправляют в отставку неумелых лидеров

Если вожак голубиной стаи выбирает неправильное направление полёта, то стая перестаёт его слушаться.

Стаи животных, в которых вожаки обладают большим влиянием, могут пострадать из-за неправильных решений своего лидера. Очевидно, стае в таком случае стоит переизбрать его, заменив кем-то более компетентным. Но происходят ли такие «перевыборы» в реальности? Биологи из Оксфордского университета, которые уже много лет изучают поведение почтовых голубей, обнаружили, что, по крайней мере, у них вожак вполне подлежит переизбранию.
‹ ›
Кажущаяся на первый взгляд беспорядочной, стая почтовых голубей на самом деле обладает двойной иерархией. На земле, когда птицы кормятся, ведущее положение среди них занимают наиболее крупные и агрессивные особи, а вот в воздухе во время полёта инициативу перехватывают другие. Зоологи пришли к выводу, что вожаками голубей в полёте становятся те, кто летают быстрее всех. Эти результаты были опубликованы в прошлом году в статье в Current Biology.

Раньше считалось, что указания лидера при выборе направления полёта передаются вниз по иерархической лестнице, доходя до каждого члена стаи. Но по итогам нового исследования оказалось, что в действительности всё несколько иначе. Эксперимент заключался в следующем: птиц искусственно сбивали с естественного суточного ритма, так что в итоге они, будучи выпущены на волю, плохо ориентировались и плохо находили правильный путь домой. (По сути, у голубей вызывали джетлаг – синдром смены часовых поясов, который возникает у нас, например, при перелёте через несколько часовых поясов.) Опыт проделали с восемью группами голубей, в каждой из которых было по пять птиц. Контролировали их с помощью GPS-датчиков. В некоторых случаях джетлаг вызывали только у вожака, в других же – у всех особей в стае. При общей дезориентации во времени от правильного направления отклонялась вся группа, но когда чувство времени сбивали только у вожака, стая в большинстве случаев придерживалась верного курса. Иными словами, неверные распоряжения лидера стая игнорировала, чтобы самой лететь туда, куда нужно. Сам же дезориентированный вожак, как правило, меньше времени вёл стаю, за ним следовало всё меньше голубей, он терял влияние, и, в конце концов, и своё положение в группе – лидер отправлялся в отставку. Полностью результаты экспериментов описаны в статье в журнале Biology Letters.

«Предыдущие работы выявили четкую иерархию в руководстве стаи. Каждый голубь занимает определенное место согласно его вкладу в принятие решений при выборе направления полета. Сейчас же мы попытались установить, в какой степени сигналы, поступающие от главной птицы, принимаются всеми членами стаи. Решения голубиного лидера просто спускаются вниз по иерархии или же птицы низкого ранга всё-таки могут контролировать направление полета? Изменяя чувство времени у главной птицы, мы пытались спровоцировать у неё ошибки в навигации, и следили, продолжал дезориентированный лидер занимать ведущее положение, или же стая могла игнорировать его неверные распоряжения», – комментирует полученные результаты Изобель Уоттс (Isobel Watts), под чьим руководством было выполнено исследование. «Точный механизм, который позволяет стае оценить правильность сигналов от вожака, все еще неясен. Однако можно предположить, что сбитый с толку лидер, сомневаясь в своих силах, больше присматривается к действиям других членов стаи или же птицы, чувствуя слабость своего лидера, начинают больше контролировать полёт в нужном направлении.»

«Хотя стаи почтовых голубей, принимая решения, придерживаются довольно стабильной иерархии, нам удалось показать, что иерархия эта в критических случаях становится гибкой. Подобная гибкость позволяет стае придерживаться правильного курса, а не следовать безропотно неверным указаниям вожака, что особенно важно для перелетных птиц, ведь миграция в правильном направлении для них – вопрос жизни и смерти», – добавляет соавтор работы Дора Биро (Dora Biro).

Как ра́з голо́дно вре́мя-то бы́ло

Правильно!
Мы зьде́се волоци́ли, принесло́ дак э́тто на́ берег-от принесло́ да к са́мому берегу́. Мы́ промышле́ли, ф са́мом берешку́ уш. То́лько мы у́тром ста́ли, пого́душка но́чью-ту была́, а у́тром фста́ли, а рё́у-ту дак. Тру́бы-ти отво́рили, а рё́у-ту росполно́ у тюле́ня. И робя́та-ти у на́с побежа́ли, гля́нь-кося, промышле́ть-то, но́жыка-то не́ взяли, та́м уби́ли два зьве́ря-та, тогды́ жэ не́ было э́того. Как ра́з голо́дно вре́мя-то бы́ло. Они́ побежа́ли уби́ли и вот прибежа́ли, за на́ми прибежа́ли да за но́жыками.
Это архангельские говоры, также называемые поморскими, относящиеся к севернорусскому наречию. Носитель литературного языка сразу отметит такую яркую диалектную черту, как оканье.
Оканье — это не когда везде произносится [о], это когда [о] и [а] четко различаются даже в безударной позиции. Случаи типа трова́ можно услышать со сцены или телеэкрана при неуклюжей имитации оканья и экономии на научных консультантах.
Полное оканье — различение практически во всех позициях: первый предударный слог (п[о]шо́л), не-первый предударный (м[о]локо́), заударный (у́тр[о]м). При неполном оканье [о] и [а] различаются только в первом предударном, в остальных позициях совпадают в [ъ] — коротком ы-образном звуке. Здесь мы имеем как раз полное оканье: волоци́ли, побежа́ли и так далее.
Вторая бросающаяся в глаза диалектная особенность — цоканье, или неразличение аффрикат [ц] и [ч] (аффрикаты — звуки, которые в процессе артикуляции меняют свою характеристику: начинаются как смычные, а заканчиваются как щелевые, например ц = тс, ч = тщ). Во многих русских говорах состав и характер аффрикат отличается от того, что мы имеем в литературном языке (ЛЯ), что связано с финно-угорским субстратом на территории распространения диалектов древнерусского языка.
В ЛЯ [ц] твердое, [ч] мягкое. В ряде говоров, в основном центральных южнорусских и среднерусских, [ч] и [ц] произносятся как в ЛЯ, но возможны и системы, в которых представлены либо две твердые аффрикаты (чай, цапля); либо одна аффриката — чаще [ц], твердая (цай, цапля) или мягкая (цяй, цяпля), поэтому неразличение аффрикат называют цоканьем, но может быть и [ч] (только мягкая — чяй, чяпля, устойчивых и регулярных частных диалектных систем с одной твердой [ч] не отмечено), тогда у нас частный случай цоканья — чоканье; либо может вообще не быть аффрикат — фаза смычки утрачивается, остается вторая часть (щяй, са́пля). Здесь, как вы, наверное, уже поняли по слову волоци́ли (волочили), мягкое цоканье.
Но чтобы четко отнести данный текст к архангельским говорам, оканья и цоканья недостаточно (окают, например, все носители севернорусского наречия), поэтому вот некоторые специфически архангельские черты:

Collapse )

КАК РАСПОЗНАТЬ ЭПИТЕТ

Нередко к нам — как к последней надежде — припадают несчастные мученики, истощившие свои интеллектуальные силы в бесплодных попытках понять, какое определение является эпитетом, а какое им не является. В конце концов душа наша страданиями человечества уязвлена стала — и мы решели поделиться со всеми безвинно угнетенными одним великим лайфхаком.

Вот для примера стихотворение Ф. И. Тютчева, в котором цифрами отмечены определения. 13 штук!
Сколько же из них эпитетов?

Есть в осени первоначальной (1)
Короткая (2), но дивная (3) пора —
Весь день стоит как бы хрустальный (4),
И лучезарны (5) вечера...

Где бодрый (6) серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё — простор везде, —
Лишь паутины тонкий (7) волос
Блестит на праздной (8) борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых (9) зимних (10) бурь —
И льется чистая (11) и теплая (12) лазурь
На отдыхающее (13) поле...

А теперь собственно лайфхак. Те из определений, которые могут быть без потери для смысла стихотворения заменены на одно из следующих слов: атасный, зашибенский, здоровский, кавайный, кайфовый, кичевый, классный, клёвый, кошерный, крутятский, кульный, мазевый, меговский, меметичный, отпадный, офигительный, рульный, секазный, суперский, улетный, уматный, хипповый, чумовой, — являются эпитетами. Слова, которые заменить нельзя, — это логические определения.
Смотрите:

Есть в осени первоначальной (+)
Короткая (+), но КЛЁВАЯ пора —
Весь день стоит как бы КАВАЙНЫЙ,
И ЗАШИБЕНСКИ вечера...

Где КУЛЬНЫЙ серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё — простор везде, —
Лишь паутины РУЛЬНЫЙ волос
Блестит на КЛАССНОЙ борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых (+) зимних (+) бурь —
И льется СУПЕРСКИ-КРУТЯТСКАЯ лазурь
На ОФИГИТЕЛЬНОЕ поле...

Collapse )

Пилигримы

Мимо ристалищ, капищ,

мимо храмов и баров,

мимо шикарных кладбищ,

мимо больших базаров,

мира и горя мимо,

мимо Мекки и Рима,

синим солнцем палимы,

идут по земле пилигримы.

Увечны они, горбаты,

голодны, полуодеты,

глаза их полны заката,

сердца их полны рассвета.

За ними поют пустыни,

вспыхивают зарницы,

звёзды горят над ними,

и хрипло кричат им птицы:

что мир останется прежним,

да, останется прежним,

ослепительно снежным,

и сомнительно нежным,

мир останется лживым,

мир останется вечным,

может быть, постижимым,

но всё -таки бесконечным.

И, значит, не будет толка

от веры в себя да в Бога.

…И, значит, остались только

иллюзия и дорога.

И быть над землей закатам,

и быть над землей рассветам.

Удобрить её солдатам.

Одобрить её поэтам.

Wonderchicken

Международная группа палеонтологов обнаружила самую старую окаменелость современной птицы, которая получила прозвище Wonderchicken ("Чудо–цыплёнок").

Collapse )

Песня без Буревестника

Над седой равниной моря ничего не происходит

Между тучами и морем тоже как-то очень тихо

Ничего нигде не реет, не кричит и не взмывает

Ну и тучи, как ни странно, тоже ничего не слышат

Сила гнева, пламя страсти и уверенность в победе

Всё куда-то подевалось, даже нету жажды бури.

Collapse )

«Край непуганых птиц»

Большинство людей, страдающих врожденным идиотизмом, обладают той счастливой особенностью, что их довольно трудно напугать (равно как и убедить пользоваться ложкой и застегивать штаны). Выражение же пошло гулять с легкой руки Ильфа и Петрова, которые в своих «Записных книжках» обогатили мир афоризмом «Край непуганых идиотов. Самое время пугнуть». При этом писатели просто спародировали название очень популярной тогда книги Пришвина «В краю непуганых птиц»*.

"В Греции «идиотами» на общественных собраниях вежливо именовались граждане, которые не занимались политикой, не принадлежали ни к какой партии, а вели тихую мирную жизнь. В общем, как видим, с тех пор мало что изменилось"