Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Самое большое на Земле болото площадью 53 000 кв. км

Васюганское болото расположено в центральной части Сибири

Это огромное болото, возрастом около 9 000 лет и площадью размером со Швейцарию, является самым большим на земном шаре
Его протяжённость с запада на Восток — 573 км, с севера на юг — 320 км. Васюганское болото раскинулось аж на три области: Томскую, Омскую и Новосибирскую

Васюганское болото оказывает огромное влияние на окружающую среду

Оно является основным источником пресной воды в регионе, из него вытекает множество рек, а его испарения регулирует климатический баланс на огромной территории
Кроме того, из болота добывают газ, нефть и торф

На болоте сохранилась уникальная флора и фауна, здесь можно встретить редкие и исчезающие виды растений и животных. Например, северного оленя, белую куропатку, беркута, а также норку, выдру, росомаху и многих других
На болотных кочках растут ценные лекарственные растения и ягоды: клюква, голубика, морошка
В настоящее время планируется придать ему статус объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО

РАЗНОЕ КАЧЕСТВО

В кругу разбираемых [качественных] прилагательных выделяются две группы, семантически настолько разнородные, что позволительно было бы выделить каждую из них в особый разряд.

Возьмем в качестве примера прилагательное «белый». Оно возникло в результате абстрагирования определенного оптического признака таких предметов, как снег, молоко, известь и т. п. Поэтому, будучи применяемо к таким предметам, как бумага, цветок, облако или шелк, прилагательное «белый» всегда обозначает одно и то же: определенный цвет, определенный признак, определенное качество — «белизну». Но что обозначает, например, прилагательное «глубокий»? Мы говорим: «глубокая рана», «глубокая яма», «глубокое озеро», «глубокое море» (оставляем пока в стороне переносные значения этого прилагательного: «глубокое впечатление», «глубокие мысли» и т. п.). Обозначает ли данное прилагательное какое-либо определенно качество или свойство предмета, соответствующее реальной действительности? Ведь глубина раны измеряется в сантиметрах, глубина ямы в метрах, глубина озера — в сотнях метров, а глубина морей — в тысячах метров. Оказывается, прилагательное типа «глубокий» является обозначением понятия весьма растяжимого. Как толкуется в словарях значение этого прилагательного? В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Ушакова мы читаем под словом «глубокий»: «Имеющий значительное протяжение сверху вниз, большую глубину». В этом определении имеются слова «значительный» и «большой», которые сами, в свою очередь, нуждаются в определении. Слова этого типа могут быть определены лишь как противоположности других прилагательных: «большой» — противоположное «малый», «маленький»; «глубокий» — противоположное «мелкий» и т. д. Рассматриваемые прилагательные типа «глубокий» не имеют абсолютного значения; я могу назвать яму «глубокой» только по отношению к другой яме, о глубоком озере я могу говорить, лишь имея в виду менее глубокие озера и т. д. Имеющиеся здесь в виду прилагательные наделены специфической относительной (релятивной) семантикой и выступают обычно в антонимных парах: «высокий» — «низкий», «хороший» — «плохой», «толстый» — «тонкий», «чистый» — «грязный» и т. п. В отличие от прилагательных типа «белый», «голый», «слепой» эти прилагательные не обозначают «абсолютный» признак, существующий в реальном мире независимо от познающего субъекта. Прилагательные типа «высокий» — «низкий» указывают лишь на относительное свойство предмета, выделяемое в процессе оценки. Эти прилагательные можно было бы назвать качественно-оценочными.

Антонимные пары типа «высокий» — «низкий», «твердый» — «мягкий» являются как бы системой координат, позволяющей познающему субъекту ориентироваться в кругу основных отношений: пространственных (напр. «глубокий» — «мелкий», «широкий» — «узкий»), временных (напр. «ранний» — «поздний»), чувственных восприятий («теплый» — «холодный», «яркий» — тусклый», «гладкий» — «шершавый»), отношений экономических («дорогой» — «дешевый») и ряда других, ср. «тяжелый» — «легкий», «старый» — «молодой», «старый» — «новый», «острый» — «тупой», «быстрый» — «медленный», «добрый» — «злой» и др. В целом ряде случаев антоним выражается при помощи отрицания: «приятный» — «неприятный», «приличный» — «неприличный», «обыкновенный» — «необыкновенный». Характерно, что формы с не- не являются лишь отрицанием того или иного оценочного признака, а приобретают самостоятельное значение.

Почти все качественно-оценочные прилагательные с точки зрения современного языка являются словами непроизводными.

С формальной стороны качественно-оценочные прилагательные охарактеризованы теми морфологическими признаками, которые обыкновенно приписываются качественным прилагательным, т. е. они образуют формы степеней сравнения, краткие формы, выступающие в функции сказуемого, принимают суффиксы субъективной оценки и могут сочетаться со словами типа очень, совсем и т. п. Важным признаком качественно-оценочных прилагательных является то обстоятельство, что они соотнесены с наречиями: «тяжелая работа» — «тяжело работать», «теплая одежда» — «тепло одеваться» и т. п.

Естественно, что значение оценочности присуще разбираемым прилагательным только в их основном, прямом значении. В переносном значении эти прилагательные утрачивают эту свою основную оценочную семантику. В ряде более или менее тесных фразеологических оборотов и образных выражений оценочная семантика исчезает, ср. «широкое распространение» (при невозможности сказать «узкое распространение»), «глубокое впечатление» (при невозможности сказать «мелкое впечатление»), «яркий пример» (при невозможности сказать «тусклый пример»), «громкое имя» (сочетание «тихое имя» не существует), «узкое место» (при отсутствии антонима «широкое место»).

Наряду с качественно-оценочными прилагательными типа «высокий» — «низкий» можно выделить в особую группу собственно качественные прилагательные. Качественные прилагательные в узком смысле этого слова обозначают признак абсолютный, не зависящий от оценки говорящего. Такие прилагательные, как «слепой», «хромой», «лысый», «седой», «щуплый», «немой», «босой», «голый», «больной», «мертвый», «пряный», «готовый», «пустой», «полный» и т. п., не являются выражением оценки, а называют признак прямо. К ним относятся, очевидно, и названия красок («белый», «синий», «желтый», «зеленый» и т. п.), вкусовых ощущений («сладкий», «кислый», «соленый», «горький», «терпкий», «пресный») и некоторые другие.

Качественные прилагательные в узком смысле этого слова не всегда образуют степени сравнения. Нельзя, например, сказать «более босой» или «самый немой», при условии, конечно, что прилагательные употребляются в их прямом, а не в переносном значении. А. М. Пешковский, обративший внимание на это обстоятельство, указал, что качество этих прилагательных «представляется нам абсолютным, не могущим изменяться количественно». Можно утверждать, что в своем прямом значении названия цвета, вроде «белый», «черный», «желтый», лишь с большой натяжкой образуют степени сравнения: в предложении «это полотно белее снега» слово «белее» употребляется уже в переносном смысле и означает «светлее» (ср. «чернее ночи», т. е. «темнее»). Здесь общая семантическая черта качественных прилагательных — абсолютное выделение данного признака — сказывается в какой-то степени и в формальном плане, отличая их и в этом отношении от прилагательных качественно-оценочных.

Наиболее выпуклым формальным признаком качественных прилагательных можно считать их несоотнесенность с наречиями. Ведь от прилагательных «белый», «красный», «пегий», «кислый», «пресный», «живой», «босой», «слепой», «бородатый» в прямом и основном значении этих слов наречия не образуются. Только в переносном смысле можно употребить такие наречия, как «сладко (выспаться)», «кисло (улыбнуться)», «живо (прибежать», т. е. «быстро прибежать»), «живо себе представить» и т. д.

Из: А. В. Исаченко, «Грамматический строй русского языка в сопоставлении со словацким», 1965

Пять массовых вымираний в истории Земли Когда будет шестое?

Поздравляем! Вы принадлежите к одному проценту видов на Земле, которые ещё не вымерли! За всё время существования нашей планеты – 4,5 миллиарда лет – на ней обитали пять миллиардов видов. Среди них были гигантские плакодермы, динозавры и тасманийские тигры.

Многие учёные считают, что грядёт шестое вымирание. Сегодня виды исчезают в сотни раз быстрее, чем раньше, из-за деятельности человека.

Учёные связали вымирания с уровнем углекислого газа (CO2). CO2 действует как парниковый газ в атмосфере. С увеличением концентрации углекислого газа увеличивается глобальная температура – и наоборот.

Изменение температуры приводит к разрушению среды обитания, а это, в свою очередь, запускает процесс вымирания.

За последние пятьсот миллионов лет произошло пять массовых вымираний.

  1. Ордовикско-силурийское вымирание – 443 миллиона лет назад
Collapse )

Подлинными творцами лесной типологии были жители северных лесных губерний России

Ровнядь, согра, веретье, сурадок, новина, уйта, биль – сможет ли современный горожанин разъяснить, что значит хотя бы одно из этих слов?

Русские ученые лесоводы в конце 19 – начале 20 века, выделяя типы лесных насаждений, обозначали их местными народными названиями. В учебнике для высшей школы «Лесоведение и лесоводство» указано, что «подлинными творцами лесной типологии были жители северных лесных губерний России»

Какие мы знаем типы северных лесов? Бор, ельник, лиственный лес, смешанный лес. Какие еще?

А как называли разные типы лесов деревенские жители северных губерний, которые буквально жили в окружении леса?

Ельник на возвышенных местах, сравнительно хорошего роста - холм;
Ельник на суглинистой сырой почве с кукушкиным льном и хвощом в покрове - ровнядь;
Ельник по суходолу - лог;
Сосновые или еловые заболоченные леса - согра;
Сосняки по суходолу - беломошник, ягодник;
Сосняк по суходолу, островной бор – веретье;
Влажный сосновый лес – сурадок;
Сосна на сырой почве – суболоть;
Сосна по болоту – рада;
Лиственные по суходолу – новина;
Лиственные влажные леса – уйта;
Смешанные насаждения с преобладанием ели – биль;
Смешанные насаждения с преобладанием сосны - черничник

Текст — Никита Селезнёв
Полотно — Владимир Леонидович Муравьев

Зачем Гроту нужна была здесь двойная согласная, неясно

В XIX веке написание многих слов было неустойчивым. Закреплению их орфографической формы в современном, привычном для нас виде мы во многом обязаны трудам академика Якова Карловича Грота, главного нормализатора правописания конца XIX столетия. Между тем многие рекомендации Грота были совсем не бесспорны и вызывали аргументированные возражения. Так, по ряду частных вопросов оппонентом Грота был выдающийся языковед эпохи Алексей Иванович Соболевский, предлагавший альтернативные орфографические решения. Рассматривая эти дискуссионные вопросы, трудно подчас побороть впечатление, что доводы обеих сторон равносильны и в конечном счете Грот принимал окончательное решение на основе собственного языкового вкуса. Будь этот вкус несколько иным, мы бы писали сейчас по-другому.

«Суббота» или «субота»
Поначалу Грот стоял за «суботу», но затем начал рекомендовать написание с двойной согласной, как мы и пишем сейчас. При этом, в древности — и в деловых, и в церковных текстах — решительно преобладало написание с одной буквой «б», встречалось оно и в XIX веке. Написание с двумя «б» — позднейшее церковное преобразование по греческому образцу. В произношении никакого двойного согласного звука нет. Зачем Гроту нужна была здесь двойная согласная, неясно.

«Гостиный» или «гостинный»
Грот предлагал «гостиный», по образцу «лебединый», основываясь в том числе на широком употреблении слова с одной буквой «н» в древнерусских памятниках (почему-то в случае с «суботой» этот фактор он не принимал во внимание). Аргументы Соболевского, выступавшего за «гостинный», были таковы: существует народное «гостины» и почему бы не считать слово «гостин/нный» произведенным именно от него, по образцу «половина» — «половинный». Кроме того, по мнению Соболевского, в слове «гостиный» отчетливо произношение двойного «н». С последним доводом Грот согласился, но рекомендации своей не изменил. Между тем написание «гостинный» — частотная современная ошибка, видимо обусловленная именно теми обстоятельствами, на которые указал Соболевский.

«Пастила» или «постила»
Написание «постила» было широко распространено, и сначала Грот рекомендовал именно его. Но затем, приняв этимологию, возводящую слово к романскому корню, который содержит past-, изменил мнение на противоположное. Соболевский, который в целом придерживался почвеннических воззрений, считал, что это исконное слово с приставкой по- и корнем стил-/стел- («стелить», «постилать»). Сейчас этимология Соболевского считается неверной.

«Потчевать» или «потчивать»
Писали и так, и так. Написание «потчевать» возмущало Соболевского, так как оно исторически абсурдно: «потчивать» следует возводить к древнерусскому «почьщивати», производному от «почьстити» 'оказать честь'. И спрягается глагол так: «потчиваю», «потчиваешь» и т. д. Грот же считал, что написание с «и» принимать нельзя, так как в русском языке утверждается спряжение «потчую», «потчуешь», а оно может соответствовать только написанию «потчевать» (ср. «бичевать» — «бичую»).

«Ватрушка» или «вотрушка»
А вот здесь Грот, предлагавший написание «вотрушка», проиграл. Слово неясного происхождения, и Грот доверялся В. И. Далю, который сближал его с «во́тря» 'отруби, мякина'. Соболевский указывал, что в севернорусских говорах, где господствует оканье, слово произносится также с «а», поэтому «о» здесь никак не может быть исконным. Еще в Толковом словаре под ред. Д. Н. Ушакова даются два написания: «ватрушка» и «вотрушка» — но затем утвердился вариант Соболевского.

Как гормон роста помог растениям колонизировать сушу

Наземные растения, по всей вероятности, унаследовали способ биосинтеза важнейшего гормона роста от нерастительных организмов. К такому выводу пришли сотрудники Новосибирского государственного университета вместе с коллегами из Института цитологии и генетики СО РАН, сравнив геномы водорослей, мхов и высших наземных растений. Речь идёт об ауксине — «короле» гормональной системы растений, отвечающем за рост их тканей и органов.

‹ ›

На мгновение перенесёмся примерно на 400 млн лет назад (предполагаемое время выхода растений на сушу): растительности почти нет, кое-где водорослевые корки, суша похожа на пустыню. Что же произошло с тех пор, ведь облик Земли поменялся кардинально? Мы видим впечатляющее разнообразие и распространение высших растений почти по всей планете. Обязаны они этим целому ряду инноваций, возникших у их древних предков при выходе из воды на сушу.

Одна из них — способность к быстрому росту, формированию разнообразных органов и тканей в зависимости от стадии развития растения и условий окружающей среды. Часть метаболических систем, которые лежат в основе подобной способности, наземные растения унаследовали от водорослей и в процессе дальнейшей эволюции значительно усовершенствовали. Однако происхождение этого и некоторых других новшеств до сих пор остаётся загадкой, поскольку не укладывается в рамки «стандартной» модели эволюции — вертикального наследования от предков к потомкам.

Синтезируемый растениями ауксин транспортируется в те ткани и органы, рост и развитие которых в данный момент необходимы. Это и кончики корней, и основания листьев, стебли, цветки и прочее. Например, одно из замечательных свойств растений — фототропизм (изменение направления роста органов растений в зависимости от освещённости) — обусловлено биосинтезом и транспортом ауксина. Считается, что наземные растения обладают таким многообразием форм именно благодаря свойству этого гормона управлять ростом ткани в нужное время и в нужном месте.

Ранее было установлено, что у высших растений основной и наиболее значимый путь биосинтеза ауксина, позволяющий наработать нужную концентрацию гормона там, где это необходимо, включает участие триптофана — одной из аминокислот, формирующих белки. В данном процессе ауксин синтезируется из триптофана в ходе двух последовательных реакций. Эти реакции контролируются двумя ферментами — триптофан-аминотрансферазой (TAA) и флавинзависимой монооксигеназой (YUCCA).

Как у современных наземных растений возник этот путь биосинтеза? Логично предположить, что он был унаследован ими от водорослей, однако родственных белков, выполняющих функции ферментов TAA и YUCCA, у водорослей не обнаружили. Это означает, что водоросли не могут сами синтезировать ауксин с участием ферментов TAA и YUCCA. Отсюда напрашивается предположение, что у наземных растений гены триптофан-зависимого биосинтеза ауксина возникли в геноме не в результате вертикального наследования «от родителей к потомкам», а в процессе горизонтального переноса генов от организмов, которые не являются предками наземных растений. Это грибы, протисты или бактерии.

Горизонтальный перенос генов — необычный механизм эволюции, при котором организмы, не состоящие в родстве, могут обмениваться ДНК. Он очень часто встречается у бактерий и редко — у животных (например, у насекомых). У растений известные науке случаи горизонтального переноса редки, однако в последнее время информация о них стала появляться всё чаще. Как правило, это обмен генами между растением и его паразитом или симбионтом*, будь то бактерия, гриб или другое растение.

Вернёмся ненадолго к воображаемой картине жизни на Земле около 400 млн лет назад. Предки ныне живущих растений, предположительно находившиеся в мелких прибрежных водоёмах вместе с различными бактериями, подвергались более сильному ультрафиолетовому облучению, чем сейчас. Ведь толщина защитного озонового слоя в атмосфере была гораздо меньше современной. Весьма неблагоприятная среда, и, как следствие, приобретённые организмом механизмы выживания в этих условиях закреплялись и совершенствовались. Вероятно, в результате и возник эффективный способ биосинтеза ауксина.

Впервые гипотеза о происхождении ферментов TAA и YUCCA у наземных растений путём горизонтального переноса от нерастительных организмов высказана в 2014 году. Авторами гипотезы были китайские исследователи Джипей Ю и его коллеги, опубликовавшие свою работу в журнале «Trends in Plant Sciences». Однако спустя несколько месяцев эта версия была подвергнута сомнению другой группой китайских исследователей — Чунинаяном Вангом с соавторами. В секвенированном геноме многоклеточной харовой водоросли Klebsormidium flaccidum они обнаружили последовательности, очень похожие на гены ферментов TAA и YUCCA, контролирующих основной путь биосинтеза ауксина у наземных растений. Если эти данные верны, то у предков наземных растений и многоклеточных водорослей должны были быть гены, похожие на гены ферментов TAA и YUCCA. Это подтверждало бы гипотезу о вертикальном наследовании пути биосинтеза ауксина современными наземными растениями от многоклеточных водорослей.

Однако всё оказалось не так просто. Ведущий научный сотрудник Новосибирского государственного университета Дмитрий Афонников совместно с коллегами из Института цитологии и генетики СО РАН Игорем Турнаевым и Константином Гунбиным решили проверить результаты обеих работ методами биоинформатики. Выяснилось, что одна из последовательностей в геноме многоклеточной харовой водоросли, похожая на ген фермента TAA, не кодирует этот фермент.

Проведённый филогенетический анализ показал, что последовательность, похожая на TAA, кодирует другой тип ферментов — аллиназы, участие которых в биосинтезе гормона роста в настоящее время не установлено.

Полученные результаты демонстрируют, что, вероятнее всего, у многоклеточных водорослей Klebsormidium flaccidum механизма биосинтеза ауксина, как у наземных растений, нет. Более вероятно, что основной путь биосинтеза ауксина унаследован высшими растениями именно посредством горизонтального переноса генов. Это событие произошло у древних предков наземных растений предположительно в момент их выхода на сушу, что позволило их потомкам распространиться по всей планете в том многообразии, которое мы сейчас видим. Чтобы окончательно ответить на вопрос о происхождении пути биосинтеза гормона роста, в дополнение к биоинформатическим придётся привлечь экспериментальные методы. Возможно, этому помогут большие проекты по секвенированию геномов растений, такие, как 1Kplant**, с помощью которого были расшифрованы геномы тысячи растений.

Ауксин — вещество, контролирующее фототропизм (направленное ростовое движение растений в сторону источника света). Синтезируется растением и транспортируется в те его ткани и органы, рост и развитие которых в данный момент наиболее необходимы.

Надежда Дмитриева, Новосибирский государственный университет
...

Collapse )

Стратегия и тактика

Эволюция живого шла по пути повышения качества прогнозирования будущего.
Никакой мистики - последовательность событий во внешней среде должна соответствовать последовательности событий во внутренней среде организма - это главное условие жизни.
Нет такого соответствия - нет жизни.
Пример - цветение растения осенью убивает растение.
Человек как острие эволюции способен на длительный и качественный прогноз.
Но дальний (стратегический) прогноз вступает в противоречие с ближним прогнозом (тактическим).
Вся коллизия эволюции мозга построена на этом противоречии...

«ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР И ВНУТРИВИДОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ»

Трофим Денисович ЛЫСЕНКО

(Лекция, прочитанная 5 ноября 1945 года на курсах повышения квалификации работников госселекстанций Наркомзема СССР)

Дарвин создал теорию развития органического мира, теорию развития растений и животных.

Collapse )