Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Берегите знаки препинания!

Человек потерял запятую, стал бояться сложных предложений.
Искал фразу попроще.

За несложными фразами пришли несложные мысли.

Потом он потерял знак восклицательный и начал говорить тихо, с одной интонацией.

Его уже ничто не радовало и не возмущало, он ко всему относился без эмоций.

Затем он потерял знак вопросительный и перестал задавать всякие вопросы.
Никакие события не вызывали его любопытства, где бы они ни происходили — в космосе, на Земле или даже в собственной квартире.

К концу жизни у него остались только кавычки.
Он не высказывал ни одной собственной идеи, он все время кого–нибудь цитировал — так он совсем разучился мыслить и дошел до точки.

Берегите знаки препинания!

©А. Каневский

Мои твиты

  • Сб, 13:22: Звук был записан Эдвардом Морганом из Массачусетского технологического института путем получения рентгеновских данных из черной дыры https://t.co/5MUG8KmMmV
  • Сб, 13:22: Есть однако способ показать что автор по-настоящему работал с текстом Это первая страница машинописи Дж. Г. Баллард "Автокатастрофы", все правки - авторские https://t.co/LWHtrVvROf https://t.co/cX0zI4pqTC
  • Сб, 13:43: https://t.co/3OQn0nksfs
  • Сб, 16:07: Если вопрос "что делать?", то вид у глагола несовершенный: писать, рисовать, играть и т.д. Если же вопрос "что сделать?", то вид у глагола совершенный: написать, срисовать, поиграть и т.д. А вот времени у глагола всего три: настоящее, будущее, прошедшее
  • Сб, 17:38: Введение в Теорию всего — Teletype https://t.co/cAq7zzRCRW
  • Сб, 20:39: https://t.co/XAv6f5Jz5d

Казалось бы, чего мы не знаем о Юрии Гагарине?

Этому человеку, ставшему символом покорения космоса, посвящены десятки книг, документальных и художественных фильмов. Но до сих пор в биографии первого космонавта находятся белые пятна. Наш постоянный автор Антон Первушин проделал огромную работу и собрал воедино все доступные сведения о Юрии Гагарине в книге, которая в конце ноября 2016 года выходит в издательстве «Пальмира». Предлагаем вашему вниманию одну главу (с сокращениями) из самой полной на сегодняшний день биографии космонавта «Гагарин: один полет и вся жизнь».

...Надо сказать, что до начала ХХ века о природных условиях внеземного пространства и факторах космического полета наука имела весьма противоречивые сведения. Разумеется, было уже известно, что между планетами царит пустота, но при этом, например, считалось, что метеороидов и комет намного больше, чем в действительности, и что именно они будут главной угрозой межпланетным путешествиям. С другой стороны, никто не подозревал о радиационной опасности, которая считается главной проблемой сегодня, а влияние перегрузок и невесомости вообще не учитывалось – достаточно вспомнить фантастическую дилогию Жюля Верна о полете внутри пушечного снаряда вокруг Луны.

‹ ›

Вероятно, первым, кто задумался о том, что перегрузки и невесомость могут усложнить осуществление межпланетных путешествий был основоположник теоретической космонавтики Константин Эдуардович Циолковский. Правда, он был в этом отношении оптимистом и полагал, что перегрузки реально преодолеть, поместив пилотов межпланетного корабля в резервуары с жидкостью, а к невесомости человек привыкнет, как привыкают к плаванию, и она может оказаться даже полезной для здоровья. В целом этот оптимизм сохранили и другие отечественные ученые, занимавшиеся теоретической космонавтикой, хотя они, конечно, не могли игнорировать исследования западных коллег, которые были куда осторожнее в оценках перспектив переносимости факторов космического полета.

Первые опыты по раскрутке насекомых и животных в примитивных центрифугах (Циолковский, Гарсо, Рынин) показали, что те способны выдерживать весьма значительные перегрузки без вреда для здоровья. С появлением авиации, в том числе морского базирования, началось изучение действия перегрузок на летчиков. Например, при одном из экспериментальных полетов американского самолета «F6», совершенном в 1928 году, при резком выходе из пике возникло ускорение 10,5 g – пилот, конечно, выжил, но на месяц попал в больницу с конъюнктивитом глаз и нервным расстройством, вызванным капиллярными кровоизлияниями в мозгу. Причем в других случаях, когда кратковременное ускорение не превышало 9 g, каких-то негативных физиологических эффектов не отмечалось. Позднее появились самолетные катапульты, а затем и специальные центрифуги для тренировки летчиков, поэтому к началу космической эры был накоплен значительный материал по воздействию перегрузок на человеческий организм...

Совсем другое дело – невесомость, ведь ее длительное действие практически невозможно воспроизвести на Земле. Давайте проследим, как менялись представления о невесомости по работам, опубликованным в открытой печати.

В послевоенное время с развитием реактивной авиации появилась возможность изучать динамическую невесомость более предметно, ведь она возникает в самолете, летящем по параболе, а чем выше парабола, тем дольше продолжается состояние невесомости. Однако проведенные эксперименты давали неоднозначный результат. Например, во время пикирования в течение 15-20 секунд пилот «F-80E», совершавший эксперимент, почувствовал нарушение координации движений и был дезориентирован. При этом, правда, он утверждал, что повторные эксперименты давались легче, то есть вырабатывалась своего рода «привычка».

Физиологи Игорь Сергеевич Балаховский и Виктор Борисович Малкин сообщали в статье «Биологические проблемы межпланетных полетов» (журнал «Природа», 1956): «Вопрос о том, какое влияние на человека будет оказывать отсутствие силы земного тяготения, особенно труден в связи с крайней сложностью воспроизведения в эксперименте условий невесомости.

Разрешение этого вопроса имеет большое значение, так как вскоре после взлета ракеты, сразу же после выключения двигателей, астронавты окажутся в условиях невесомости, в которых им придется находиться длительное время. Что же может произойти в этих условиях с человеком? Было высказано много предположений. Некоторые физиологи на основании теоретических представлений сомневались в возможности жизни человека в этих условиях. Так, немецкий кардиолог Лангер высказал мнение, что в условиях полного отсутствия силы тяжести жизнь может продолжаться только несколько минут, так как неизбежно возникнут глубокие расстройства кровообращения из-за нарушения его нервной регуляции; кровь потеряет вес и не будет оказывать давление на стенки сосудов, где расположены специальные нервные окончания, чувствительные к изменению кровяного давления (барорецепторы). При этом не будет также давления крови в полостях сердца во время его расслабления, что может привести к нарушению нормальной сердечной деятельности. Большинство исследователей всё же считает, что жизнь в условиях невесомости возможна и что организм сумеет приспособиться к новым условиям существования. Однако в процессе приспособления могут возникнуть нарушения деятельности центральной нервной системы, связанные с тем, что она не будет получать сигналов от нервных окончаний, расположенных в коже и мышцах, а также в специальном органе равновесия – лабиринте (находится во внутреннем ухе), которые в нормальных условиях “сообщают” о положении тела и его отдельных частей. При этом возможно расстройство регуляции мышечного тонуса, нарушение ориентации в пространстве, возникновение синдрома “воздушной болезни” – головокружения и тошноты, а также расстройства сна».

Советские специалисты хоть и проявляли оптимизм, но тоже весьма сдержанный, о чем можно судить по статьям, написанным кандидатами медицинских наук Олегом Георгиевичем Газенко и Виктором Борисовичем Малкиным для журнала «Наука и жизнь» в 1958-1959 годах. Например, в статье озаглавленной «Человек в космосе. Проблема жизни в условиях невесомости» (1959, № 12), они суммировали данные по наблюдению за подопытными собаками, летавшими на баллистических ракетах на космическую высоту (период невесомости составлял до 10 минут) и приходили к выводу, что отсутствие силы тяжести не нарушает фатально кровообращение, как предсказывал Лангер. Всё же, отмечали исследователи, до сих пор нет надежных сведений о влиянии невесомости на «функции пищеварения и выделения», но главное – те же эксперименты с ракетными полетами выявили у животных «существенные изменения двигательной активности и характера движений, что указывало на нарушения деятельности центральной нервной системы».

Разброс мнений по вопросу влияния невесомости среди ученых, занимавшихся космической биологией в «догагаринский» период, рос, как снежный ком, поэтому 1 июля 1960 года в Хоторне (штат Калифорния) прошел симпозиум, по итогам которого в начале следующего года был издан сборник, озаглавленный весьма красноречиво: «Невесомость – физические феномены и биологические эффекты» («Weightlessness – Physical Phenomena and Biological Effects»). Согласно библиографическим спискам, более обширного и полного труда на заявленную тему, доступного всем желающим, в то время попросту не было. В нем подводится промежуточный итог исследованиям, предшествовавшим эре пилотируемой космонавтики, рассматриваются все виды невесомости или ее имитации, которые можно получить в земных условиях: «баллистическая» невесомость, «параболическая» невесомость, «водная» невесомость, кратковременная невесомость свободного падения.

Анализ исследований влияния длительного отсутствия силы тяжести на человека занимают в этом труде не слишком большое место, поскольку, как отмечал Рафаэль Левин из корпорации «Локхид», автор доклада «Симуляция невесомости», продолжительность самых длинных и достоверных экспериментов по ее имитации с участием человека к тому времени не превышала 40 секунд.

Если же линейно экстраполировать те изменения в самочувствии, которые испытывали пилоты и ученые при «параболической» невесомости, то получалось, что уже через 20 минут после начала ее действия у части людей может наступить «полное нарушение критически важных функций». Какие же проблемы могут возникнуть? Левин перечислял их списком: тошнота, дезориентация, нарушение биологических ритмов, перебои в работе сердечнососудистой системы и дыхания. Вызывало его опасения и самочувствие астронавтов при возвращении на Землю: после длительного пребывания на орбите у них могут атрофироваться мышцы и деградировать кости настолько, что им придется заново учиться ходить...

Итак, несмотря на большое количество экспериментов (за два предшествующих года американские пилоты, как утверждается в сборнике, совершили свыше двух тысяч полетов с целью изучения «параболической» невесомости), к началу 1961 года всё еще не было твердой уверенности, что человек сможет жить и работать на орбите больше нескольких минут. Становится понятным, почему советские специалисты сократили программу первого полета корабля «Восток» до одного витка вместо суток, а на панель ручного управления поставили логический замок: если бы и впрямь Гагарин во время полета был дезориентирован или утратил бы контроль над собой из-за физиологических нарушений в мозге, то его полет без таких мер предосторожности мог бы завершиться весьма плачевно.

Теперь заглянем в опубликованный текст доклада Юрия Гагарина, с которым он выступил на заседании Госкомиссии 13 апреля 1961 года. Космонавт сообщал: «Произвел прием воды и пищи. Воду и пищу принял нормально, принимать можно. Никаких физиологических затруднений при этом я не ощущал. Чувство невесомости несколько непривычное по сравнению с земными условиями. Здесь возникает такое ощущение, как будто висишь в горизонтальном положении на ремнях, как бы находишься в подвешенном состоянии. Видимо, подогнанная плотно подвесная система оказывает давление на грудную клетку, и поэтому создается такое впечатление, что висишь. Потом привыкаешь, приспосабливаешься к этому. Никаких плохих ощущений не было. <...> Координация движения полностью сохранилась. Я кушал, пил воду, писал, вел доклад, работал телеграфным ключом. Так что, по-моему, на координацию движения, на работоспособность та продолжительность невесомости, которую я испытал, не оказывает влияния, не затрудняет».

Сколько же времени провел Гагарин в состоянии невесомости? Из восстановленного хронометража полета следует, что не менее 1 часа 19 минут (то есть 79 минут). Поскольку никаких негативных ощущений он при этом не испытал, а, наоборот, сохранял ясность сознания, работоспособность, мог вести наблюдения и управлять оборудованием корабля, принимать воду и пищу, то по итогам его полета можно было сделать однозначный вывод, что мрачные прогнозы теоретиков не оправдались: землянин может жить в невесомости довольно продолжительное время.

Поскольку Юрий Гагарин внимательно наблюдал не только за кораблем, выступая в качестве пилота-испытателя космической техники, но и за собой, поверяя теорию практикой как настоящий ученый, вполне можно зафиксировать за ним приоритет в фундаментальном научном открытии– в установлении влияния истинной (а не имитируемой) динамической невесомости на организм человека. Его ответы на серьезные вопросы оказались обнадеживающими, что в один момент убирало массу сложностей и сомнений на пути к дальнейшему продвижению землян в космос.

Самое интересное, что современники вполне понимали научный вклад Юрия Гагарина. После полета инициативу в обсуждении его медико-биологических аспектов взяли на себя академики Норайр Мартиросович Сисакян и Василий Васильевич Парин. В числе других участников они выступили 15 апреля на пресс-конференции в Московском Доме ученых. Первый рассказал некоторые подробности о подготовке космонавта, второй – о работе биотелеметрических систем, дистанционно контролировавших физиологические параметры Гагарина, находившегося на орбите.

Академик Парин завершил свое выступление пафосным, но в то же время весьма значимым заявлением: «Первый в истории космический полет дал чрезвычайно ценные данные о состоянии человека в космосе, подтвердил прогноз советских ученых не только о возможности полета человека в космосе, но и о возможности сохранения человеком его творческих сил и разнообразной трудовой деятельности. Велика в этом роль коллектива ученых, рабочих, велика и героична в этом роль замечательного советского человека Юрия Гагарина».

В том же духе писали и другие ученые, комментировавшие научные достижения первого космического полета. Все сходились на том, что именно с Гагарина нужно вести отсчет истории новых научных дисциплин, основы которых были заложены в 1960-1961 годах: космической медицины и космической психологии. Однако, после того, как на орбите побывал и провел там целые сутки Герман Титов, интонации начали меняться. Переход хорошо заметен в книге научных сотрудников Марии Александровны Герд и Николая Николаевича Гуровского «Первые космонавты и первые разведчики космоса» (1962), фрагменты из которой также публиковались в журнале «Наука и жизнь». Там мы находим следующий пассаж: «Еще недавно не было известно, как действует на организм состояние невесомости. Замечательный полет Ю.А. Гагарина по орбите вокруг Земли впервые показал миру, что чувствует человек в условиях невесомости. Но Гагарин пробыл в космосе более полутора часов. Как будет чувствовать себя человек в условиях длительной невесомости, осталось загадкой и после полета Гагарина. Хорошее состояние Гагарина было своеобразной “путевкой”, разрешающей более длительный полет. И этот полет состоялся. Двадцатипятичасовой космический полет Германа Степановича Титова превзошел самые смелые научные ожидания». То есть полету «Востока-2» начали приписывать не только взятие новой планки технического рекорда, но и научный приоритет...

Вроде бы в этом нет никакой крамолы, если только не вспомнить, что «качественно новый этап» открыл именно полет Юрия Гагарина, а вот полет Германа Титова, при всём уважении к очередному рекорду и подвигу космонавта, может расцениваться лишь как количественное достижение. Если искать исторические аналогии, то для космической биологии Юрий Гагарин был как Николай Коперник для космологии, то есть его открытия были еще далеки от мировоззренческой полноты, но зато позволяли совершенно по-иному взглянуть на Вселенную и место человека в ней.

Мои твиты

  • Сб, 19:07: Судьба России неотделимы от судеб Азии, Евразийского Севера, Турана и, следовательно, тюркских народов Славянство и Туран, Русь и Степь — это великие космосы с их глубинными духовными геополитическими связями
  • Сб, 21:39: https://t.co/qrqH4hOmHF
  • Сб, 21:43: https://t.co/4Q0zeW6K5v
  • Вс, 11:58: Плакат против электрификации https://t.co/dQLlfjcZLw
  • Вс, 11:59: Показанна перспективная антиминная платформа "Осина" Использует индукциолавитационную дефазированую решетку (ИЛДФР) перемещения В перспективе планируется перевести на неё весь парк не ссущихся платформ... https://t.co/JdnXUFE9Uc https://t.co/zjrrY9MJN7

Мои твиты

Collapse )

Послушай бабу, назови ее дурой и сделай как велит

Послушай бабу, назови ее дурой и сделай как велит

Мужские особи не только сильнее и быстрее, чем женские, но и лучше действуют в ситуациях, связанных со стрессом, неизбежно возникающим при поединке с диким животным. Кроме того, особи мужского пола не представляют такой ценности, как женские. Скорость воспроизводства популяции не упадет, если какая-то часть мужских организмов погибнет. Но эта скорость прямо пропорциональна количеству женских особей. Поэтому война и охота - мужские занятия.
Следует подчеркнуть, что большая пластичность женских особей проявляется при низком уровне стресса. При высоком уровне стресса, вследствие большого генетического разнообразия, часть мужских особей проявляет высокую устойчивость к стрессорным воздействиям. Высокая устойчивость к стрессу мужчин, по сравнению с женщинами, проявляется, в частности, в способности к принятию решений в стрессорной ситуации.
Например, существует список профессий, запрещенных для женщин в Российской Федерации. Запрещено брать женщин на физически тяжелую и опасную работу. Однако запрещены и некоторые профессии, связанные с операторской деятельностью. Например, водителем автобуса или машинистом тепловоза женщина быть не может. Это объясняется высокой вероятностью возникновения стрессорной ситуации при этих профессиях и ответственностью за жизнь десятков людей, которая лежит на шофере и машинисте.

Отметим, что при тестировании в лаборатории женщины лучше выполняют задания, связанные с операторской деятельностью. То есть физические качества, необходимые шоферу, лучше развиты у женщин. У женщин шире поле зрения, лучше способность определять расстояние до объекта и скорость движения объекта и т. д. Даже такое чувство, как чувство инерции, которое очень редко используется в повседневной жизни, но которое необходимо водителю автомобиля, лучше развито у женщин. У женщин лучше развита моторика. Наконец, у женщин лучше развита сенсомоторная интеграция, т. е. выше согласованность движений с получаемой зрительной информацией и пр. Но это превосходство женщины проявляется только при лабораторном исследовании, в ситуации с очень низким уровнем стресса. В реальной же жизни, когда уровень стресса потенциально очень высок, женщины-водители значительно чаще, чем мужчины, создают аварийные ситуации.

Мужские особи устойчивее к стрессу, чем женские. В стрессорной обстановке мужчины, в отличие от женщин, сохраняют способность к принятию решений.

В очередной раз подчеркнем, что описываемые закономерности имеют статистический характер. Существование высоких женщин не опровергает общую закономерность «Мужчины выше женщин». Девушка может стать не только профессиональным пилотом «Формулы-1», но и летчиком, если обладает способностями и настойчивостью. Тем не менее в пилоты пассажирского лайнера женщин не берут — на всякий случай.

Статистические исследования больших групп человеческого населения подтверждают большую генетическую изменчивость мужчин и их более высокую устойчивость к стрессу. Среди мужчин более распространены психические болезни, имеющие явный наследственный механизм (различные формы слабоумия). А среди женщин преобладают болезни, в возникновении которых велика роль стрессорных факторов. В первую очередь это депрессивные состояния, частота которых среди женщин в несколько раз больше, чем среди мужчин. Конкретные биологические механизмы низкой устойчивости женщин неизвестны, однако достоверно установлено, что у женщин слабее механизм регуляции коры надпочечников по отрицательной обратной связи. После стрессорного воздействия женщинам требуется больше времени, чем мужчинам, для снижения секреции кортизола до исходного уровня. Многие другие физиологические параметры тоже возвращаются к норме после стрессорных изменений медленнее у женщин, чем у мужчин.
У всех космонавтов частота сердечных сокращений нарастает по мере приближения старта и в момент старта достигает максимума. Затем следует постепенное уменьшение частоты сердечных сокращений. К моменту возникновения невесомости у всех космонавтов-мужчин частота пульса была меньше, чем за 5 минут до старта.

Принципиально иная картина изменения пульса отмечена у единственной женщины-космонавта. Частота сердечных сокращений у Терешковой при 5-минутной готовности и в момент старта не превышала максимального значения пульса, которое встречалось в группе мужчин. После старта этот показатель снижался у Терешковой очень медленно. Если в момент старта он был выше, чем в среднем у мужчин, на 16 ударов в минуту, то на среднем этапе выхода на орбиту он был выше среднего показателя у мужчин на 33, на конечном — 34 и при возникновении невесомости — на 36 ударов в минуту. Таким образом, стрессорный подъем частоты сердечных сокращений дольше сохранялся у Терешковой, чем у космонавтов-мужчин. Постоянная времени () угасания реакций больше у женщин, чем у мужчин, и для других показателей стресса.
Несмотря на идеологическое значение полета Валентины Терешковой, полеты женщин в космос были прекращены на десятилетия. И причина этого, конечно же, не в том, что ЧСС В. Терешковой значительно дольше возвращалась к норме, чем ЧСС мужчин. Дело в том, что она не выполнила исследовательские программы своего полета. Значительное время своего 72-часового полета она не выходила на связь, видимо, из-за нарушенного сознания. Когда связь удавалось восстановить, она сообщала, что «корапь не управляется». При этом в центре управления отчетливо слышали звук «П» в слове «корабль», что указывало на отключение высших когнитивных функций, поскольку именно так Терешкова произносила это слово до того, как попала в Москву и обучилась нормативному произношению.

Но самую большую досаду исследователей вызвало то, что Терешкова после приземления в поле сразу же основательно поела — в нарушение строжайшего запрета, — приняв дары восторженных колхозников. Тем самым она загубила всю программу медицинских исследований.

Неизвестно, учитывали ли американцы провальные итоги советского опыта запуска женщины в космос, но своих женщин-астронавтов они продержали в резерве вплоть до расформирования. В отряд входили пилоты, имевшие боевой опыт войны в Корее, опытнейшие парашютистки, т. е. женщины незаурядные. На тренировках они показывали результаты, значительно превосходившие мужские. Например, в «бассейне молчания». При этом человека погружают в темный бассейн с соленой водой для создания невесомости. Испытуемый одет в специальный костюм, который препятствует движениям. Человек не может даже прикоснуться большим пальцем к указательному. Таким образом сводится к минимуму сенсорный приток к ЦНС. Почти полная сенсорная депривация крайне тяжело переносится человеком. Нетренированный человек выдерживает не больше минуты: помимо непередаваемого ужаса, начинаются перебои сердечной деятельности. И женщины перекрывали показатели мужчин в несколько раз! Два лучших показателя мужчин составили чуть больше двух и трех часов, тогда как женщины выдерживали в «бассейне молчания» по 9 и 11 часов.

И тем не менее превосходные результаты на тренировках не свидетельствуют о высокой устойчивости к стрессу и способности принимать решения в стрессогенной ситуации. Испытуемый знает, что по первому же сигналу его немедленно извлекут из бассейна (или барокамеры, или термокамеры), а космонавт в реальном космосе, напротив, знает, что никто не придет на помощь. А первые космические полеты были полетами в неизвестность, поскольку создаваемая ситуация, несмотря на все тренировки на Земле, имела огромную долю новизны. Этот чисто психологический фактор новизны и является определяющим неприспособленность женщин к работе испытателей.

Нужно сказать, что организаторы полетов имели данные о том, что именно новизна является критическим фактором космического полета, а не невесомость, перегрузки, шум, вибрация и прочие физические факторы. Перед стартом одного из первых кораблей собака, которая должна была стать космонавтом, сбежала в степь. Дублера не было, поэтому поймали первую попавшуюся байконурскую дворнягу, запихнули, пристегнули и запустили. Собака благополучно вернулась из космоса, выдержав все физические нагрузки, не содрав с себя многочисленные датчики и не имея признаков психических расстройств.

А ведь собак-космонавтов тренировали по шесть месяцев, приучая к космической амуниции, к перегрузкам и другим неприятным ощущениям полета. Успешный опыт наивной собаки показал, что самое тяжелое при запуске в космос — неизвестность. Собака же не знала, что ей предстоит, она не понимала, что находится в абсолютно враждебной живым существам среде, отделенная от вакуума тонким слоем ненадежного металла. А человек знал, и бессознательно работающее воображение порождало стресс.

В настоящее время, после накопления полувекового опыта космических полетов, когда новизна значительно уменьшилась, женщины успешно летают и как туристы, и как командиры кораблей. Ситуация, лишенная новизны, содержит минимум стрессогенности, поэтому теперь космические полеты вполне доступны женщинам. Но неоднократный опыт полетов в космос не увеличивает устойчивость женщины к стрессу, что показал инцидент с полковником Новак.
Способность части мужчин при высоком уровне стресса принимать решения (т. е. формировать программу поведения, а не проявлять смещенную активность) и пластичность поведения женщин при низком уровне стресса отчетливо проявляется в медицинских профессиях.

Хирурги и анестезиологи в абсолютно подавляющем большинстве — мужчины. Даже проведение плановой операции чревато неожиданным развитием событий, т. е. стрессом. Что же говорить о неотложной хирургии!

С другой стороны, если взять не великих терапевтов, чьими именами после их смерти называют клиники, больницы и исследовательские центры, а просто «очень хороших» врачей, то женщин среди них не меньше, чем мужчин, а может быть, и больше. Общепризнано, что женщины лучшие диагносты, чем мужчины. Это обусловлено тем, что точность восприятия, наблюдательность, внимание к деталям у женщин значительно выше, чем у мужчин. Женщины, поставив диагноз, могут менять свое мнение, если откроются дополнительные симптомы, учитывают, по возможности, все многочисленные факторы, влияющие на течение болезни именно у конкретного пациента. Мужчина же, обследуя больного, перебирает систему возможных диагнозов с их многочисленными вариантами и, найдя соответствующую ячейку в своей памяти и занеся в него больного, часто уже не изменяет своего мнения, несмотря на новые результаты обследования.

Таким образом, мужчины имеют явное преимущество перед женщинами в стрессорной обстоятельствах. При высоком уровне новизны ситуации мужчины способны действовать адекватно, выбирать адекватную программу действия или даже вырабатывать ее. Женщины же демонстрируют смещенную активность, а постоянные стрессы являются для женщин неконтролируемой ситуацией, что проявляется, в частности, в значительно большей частоте депрессий у женщин. Если же ситуация содержит малый элемент новизны, т. е. изменения происходит медленно, или же не требуют немедленной реакции, то женщины гораздо лучше мужчин справляются с ней.

Восточная мудрость гласит «Послушай женщину и поступи наоборот». Формально ей противоречит русская пословица «Послушай бабу, назови ее дурой и сделай как велит». Обе рекомендации справедливы, поскольку первая описывает поведение в стрессорной ситуации, а вторая — в ситуации с низким уровнем новизны.

«парадокс молодого тусклого Солнца»

Австрийские исследователи показали, что наша планета в древности могла сохранить атмосферу, только если та содержала не менее 40% углекислого газа
Это намного больше, чем предполагалось ранее.

Еще в XX веке астрономы установили, что светимость звезд типа Солнца за время их жизни заметно растет. Из этого следовало, что 3,8 миллиарда лет назад она должна была быть на 75% ниже, чем сегодня. Если бы такая светимость у нашей звезды была сейчас, Земля покрылась сплошным ледниковым щитом. Однако никаких признаков оледенений на древней планете нет до самого гурона (2,2 миллиарда лет назад) — да и там, судя по всему, причиной стало снижение содержания СО2 в атмосфере, вызванное бумом фотосинтеза на планете.

Отсюда возникла проблема, известная как «парадокс молодого тусклого Солнца». Если светило было настолько тусклым, как так получилось, что на Земле было довольно тепло? Настолько, что не позднее 3,77 миллиарда лет назад на ней появились следы жизни.

Варианты решения этой проблемы предлагали не раз. Например, выдвигалась идея, что азотная атмосфера планеты тогда была много толще, содержала больше азота и в целом оставалась более плотной. Плотная газовая оболочка снижает потери тепла земной поверхностью: уходящее от нее в космос инфракрасное излучение лучше поглощается атмосферой.

Но у этой гипотезы нашли фатальные недостатки: соотношение изотопов азота в современной атмосфере ему противоречит. Если бы в древности азотная атмосфера была плотнее, легкие атомы азота (азот-14) уносило бы в космос заметно чаще, чем тяжелые (азот-15). Тогда в земном азоте воздуха сейчас азота-15 было больше, чем в других местах Солнечной системы.

Строматолиты, следы деятельности древнейших микроорганизмов, начинают встречаться на нашей планете ранее 3,5 миллиардов лет назад. Судя по ним, жизнь возникла вскоре после формирования планеты / ©Wikimedia Commons
Строматолиты, следы деятельности древнейших микроорганизмов, начинают встречаться на нашей планете ранее 3,5 миллиардов лет назад. Судя по ним, жизнь возникла вскоре после формирования планеты / ©Wikimedia Commons
На практике «избытка» тяжелых атомов азота не наблюдается. Вдобавок размеры древних капель, зафиксированных в лаве из далекого прошлого планеты, указывают на то, что атмосферное давление миллиарды лет назад могло быть даже ниже, чем сегодня. То есть плотная газовая оболочка сама по себе не может объяснить парадокса незамерзания древней Земли.

Авторы новой работы решили выяснить, есть ли другие пути решить этот вопрос. Они попытались рассчитать, как изменилась бы судьба земной атмосферы при разных содержаниях в ней углекислого газа. Оказалось, если в воздухе содержится много СО2, то он так эффективно задерживает инфракрасное излучение от поверхности планеты, что это остужает верхние слои нашей атмосферы: до них снизу доходит меньше тепла.

Исследователи напоминают, что раннее Солнце излучало намного больше ультрафиолета, чем сегодня, и это излучение должно было серьезно нагревать именно верхние слои атмосферы (ведь УФ-лучи эффективно поглощаются газами и почти всю энергию должны отдать еще в верхних слоях газовой оболочки). Если бы содержание СО2 3,8 миллиарда лет назад было таким же низким, как сегодня, планета могла потерять всю атмосферу в сжатые сроки.

Во-первых, нагретые верхние слои имеют более высокую скорость молекул газов, что упрощает их «убегание» из поля земного тяготения. Во-вторых, разогретые внешние слои атмосферы испытывают серьезное расширение. Чем дальше они от центра Земли, тем слабее их удерживает гравитация, что упрощает потерю газов в космос.

Поскольку на сегодняшней планете атмосфера вполне наблюдается и плотность ее не ниже, чем в древности, остается предположить, что уровни СО2 в воздухе ранней Земли были намного выше, чем сейчас. Расчеты авторов новой работы показывают, что углекислого газа там должно было быть не менее 40%. Для сравнения: сегодня содержание СО2 в воздухе — только 0,04%, или в тысячу раз меньше. Авторы подчеркивают, что 40% — это ограничение снизу, а фактическое содержание этого газа в воздухе могло быть даже выше.

Если углекислого газа в древности было в тысячу раз больше, чем сейчас, это объясняет парадокс незамерзаний древней Земли. Имея такой эффективный парниковый газ в столь огромных концентрациях (не менее 400 тысяч частей на миллион), планета должна была слабо терять тепло, получаемое от Солнца, поэтому не знала оледенений вплоть до потери основной части атмосферного углекислого газа.

Возможно, основным путем такой потери был фотосинтез, в процессе которого древние микроорганизмы расщепляли СО2, выделяя в воздух кислород и используя углерод для построения собственных тканей.

Мои твиты

  • Чт, 13:29: Один предмет от лучшего в мире школьного образования до самого худшего — Teletype https://t.co/IBSj8oWQXg
  • Чт, 14:25: https://t.co/mUrq6gqXu5
  • Чт, 14:48: «До скОльких» — единственно верная форма местоимения «сколько» в родительном падеже «До сколькИ» считается ошибкой
  • Чт, 18:51: «Хаббл» запечатлел шаровое скопление звезд  NGC 1261 — звездное скопление в созвездии Часы Находится на расстоянии 50.000 световых лет от Земли https://t.co/F1evj0MSa8
  • Чт, 19:30: Альтернативная, или ортогональная, трансляция представляет интерес для синтетической биологии — Teletype https://t.co/VIaIPbGISN
  • Чт, 19:34: https://t.co/9Atj0cM5kk
  • Чт, 20:08: Новости: Meta-defense: Россия превзошла в военном судостроении все страны Европы | Военное дело https://t.co/M8LW3jGrtC
  • Чт, 23:05: Так что я призываю беречь тех, кто переболел COVID-19 https://t.co/grhCGvKd1n

От четверти до трети из них на том или ином этапе жизни поглощают собственные планеты

От четверти до трети солнцеподобных звезд сохраняют следы погибших миров, поглощенных ими во время бурного раннего этапа формирования своих планетных систем

Происхождение и развитие Солнечной системы интересно не только само по себе

Понимание этих процессов позволит лучше разобраться, насколько уникален наш «космический дом», где и как искать другие похожие миры

Им посвящена и новая статья международной команды астрономов, опубликованная в журнале Nature Astronomy

Рассмотрев более сотни двойных систем с солнцеподобными звездами, ученые обнаружили, что от четверти до трети из них на том или ином этапе жизни поглощают собственные планеты

Вообще, звезды солнечного типа (желтые карлики) довольно немногочисленны, составляя лишь около семи процентов общего населения Галактики
В отличие от самого Солнца, большинство из них входят в двойные системы, сформировавшиеся из общего газопылевого облака
Поэтому ожидается, что химический состав обеих звезд в такой паре практически идентичный

Однако иногда он различается: одна из звезд поглощает собственную планету и накапливает ее тяжелые элементы, как это известно на примере системы HD 240429 и HD 240430.
Лоренцо Спина (Lorenzo Spina) и его коллеги рассмотрели 107 двойных, включающих солнцеподобные звезды, и определили их состав

Оказалось, в 33 системах одна из звезд демонстрирует явно повышенное содержание железа

Это свидетельствует о том, что некогда такие звезды поглотили большое количество этого элемента — по-видимому, в составе одной или нескольких соседних планет

Компьютерное моделирование и статистические расчеты показали, что подобное происходит с 20-35 процентами звезд солнечного типа

Все это в очередной раз демонстрирует, насколько сложен процесс формирования планетных систем

Сегодня нам известно почти 800 таких систем, с различным числом, расположением и видами планет

Структура, которую они принимают по мере развития, сильно зависит от начальных условий и множества случайностей на раннем этапе развития

Новые наблюдения показывают, что далеко не все планетные системы развивались так же спокойно, как наша

Солнце не поглощало ни одной из своих планет, их орбиты почти идеально круговые и мало изменились за миллиарды лет

Но у многих аналогичных звезд более бурное прошлое

Возможно, оно накладывает и ограничения на возможность развития жизни на планетах у этих светил