Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Проект “Гутенберг

Жестяные банки были изобретены в 1810 году, а консервный нож – только спустя 45 лет? Если вы читаете эту статью на iPad или Kindle, возможно, вы удивитесь, узнав, что электронные книги имеют подобную историю – они появились на тридцать лет раньше электронных читалок.

Глава первая

Майкл Харт был первокурсником Иллинойсского университета в Урбане–Шампейне. Он всю жизнь что–то чинил и мастерил. В семилетнем возрасте он разбирал родительские телевизоры и радио, чтобы посмотреть, как они устроены, после чего собирал их обратно.

Летом 1971 года два друга Харта предоставили ему доступ к машине, которая была гораздо сложнее того, с чем ему доводилось иметь дело раньше: универсальной ЭВМ Xerox Sigma V, принадлежавшей исследовательской лаборатории университета. Она отличалась от большинства компьютеров той эпохи тем, что была связана с сотней других университетских и военных машин по всей стране. Они были частью сети под названием ARPANET, предшественницы Интернета.

Нечто особенное

Харт получил свой первый шанс испытать универсальную ЭВМ 4 июля 1971 года. Большинство пользователей тратили своё компьютерное время на написание программ, однако Харт был настолько потрясён возможностью, что на этот раз решил ничего такого не создавать. Причина: он полагал, что любая программа, которую он напишет, вскоре станет устаревшей. Ему хотелось создать нечто более долговечное. Но что?

Он получил ответ, когда полез в свой рюкзак за перекусом. Там он нашёл одну из копий «Декларации независимости», которые местный супермаркет раздавал 4–го июля. «В моей голове возникла идея, – сказал он во время интервью в 2002 году. – Я некоторое время размышлял над тем, как мне при помощи компьютера создать то, что будет живо даже сто лет спустя, но я ничего не мог придумать». Таким образом, он решил просто напечатать «Декларацию» (все 1458 слов) и сохранить её на ЭВМ.

Каменный век

Тем, кто не был программистом в начале 1970–х годов, возможно, трудно понять, насколько примитивными были суперкомпьютеры в те времена. Универсальная ЭВМ Xerox Sigma V стоила 300 тысяч долларов (размер жёсткого диска составлял всего 3 мегабайта) и занимала всю комнату. Однако у неё не было ни монитора, ни клавиатуры. Харту пришлось набирать текст на другой машине – телетайпе – которая была разработана, чтобы отправлять печатные сообщения по телеграфным линиям; таким образом, телеграфистам не нужно было изучать азбуку Морзе. Телетайп преобразовывал текст в компьютерный код путём пробивания отверстий в бумажной ленте, которую Харт затем вставил в универсальную ЭВМ. И поскольку компьютеры того времени не могли распознавать строчные буквы, Харту пришлось печатать «Декларацию независимости» прописными буквами.

Когда он закончил, документ получился довольно–таки большим – 5 килобайт (около одной шестой размера одностраничного пустого документа, созданного в Microsoft Word сегодня). Он планировал отправить копию каждому пользователю сети, однако коллега предупредил его, что отправка документа такого большого размера может привести к сбою работы всей ARPANET. По этой причине Харт решил разместить информацию, позволявшую другим пользователям узнать, где в системе хранилась электронная версия «Декларации независимости» (или файл “e–book”, как он его назвал). Шесть человек изъявили желание взглянуть на неё.

Букмекер

Потребовалось много времени и усилий, чтобы напечатать «Декларацию независимости» на универсальной ЭВМ, однако как только это было сделано, Харт решил, что его электронная версия должна оставаться доступной на протяжении десятилетий или даже столетий. Она была введена с помощью простого кода под названием ASCII (от англ. American Standard Code for Information Interchange), который распознавался 99% компьютеров, существовавших в 1971 году. Почти полвека спустя файлы ASCII по–прежнему могут читаться 99% компьютеров. Получается, что оригинальная электронная версия «Декларации независимости» Харта поддерживается как современными, так и старыми компьютерами, хотя с тех пор она была перепечатана заглавными и строчными буквами, что значительно облегчило её чтение.

Есть ли смысл останавливаться на одной электронной книге? В 1972 году Харт создал электронную версию «Билля о правах». К 1973 году он напечатал оставшуюся часть Конституции США. В 1974 году он начал работать над различными книгами «Библии короля Якова», каждая из которых имела небольшой размер и помещалась на стандартной дискете. Харт любил тексты, которые представляли собой исторический интерес и были достаточно маленькими, чтобы поместиться на одной дискете. Причина? Во–первых, их было легко печатать; во–вторых, в те дни единственным способом передачи файлов от одного компьютерного пользователя другому была отправка дискет по почте. Электронные книги Харта становились документами в рамках того, что он назвал «Проектом “Гутенберг”», в честь Иоганна Гутенберга, немецкого типографа, который изобрёл первый печатный станок в 1450–х годах. Его изобретение вызвало революцию в образовании, снизив стоимость книг и сделав их доступными для обычных людей. Харт надеялся достичь аналогичной цели в рамках «Проекта “Гутенберг”». Он хотел, чтобы люди могли приобретать важные книги бесплатно или за небольшую стоимость.

Медленными темпами

Именно так «Проект “Гутенберг”» развивался почти 20 лет: Майкл Харт сидел за клавиатурой и вручную вводил текст одной электронной книги за другой в своё свободное время. Инаугурационная речь Джона Ф. Кеннеди 1961 года стала файлом “e–book #3”, а «Геттисбергская речь» – “e–book #4”. До 1989 года Харт напечатал все книги «Библии короля Якова» (которые стали файлом под названием “e–book #10”).

«Приключения Алисы в Стране чудес» были #11. Выпущенная в январе 1991 года, это была самая популярная книга в рамках «Проекта “Гутенберг”», поскольку люди хотели читать художественные литературные произведения, а не важные исторические документы. По словам Харта, популярность «Приключений Алисы в Стране чудес» «зажгла лампочку» в его голове, и он стал включать больше литературных произведений в свой проект. У книг, которые он выбирал, была одна общая черта: все они были общественным достоянием; это означало, что срок авторских прав на них давно истёк. В противном случае, Харт нарушал бы закон, создавая и распространяя копии книг без разрешения их авторов или издателей.

Учитывая очень медленный прогресс за 18 лет усилий, вряд ли кто–то, кроме самого Харта, мог себе представить, что его проект когда–нибудь достигнет многого. Одним из тех немногих, кто верил в проект Харта, был Отец Дэвид Тёрнер, капеллан при Иллинойсском университете. Тёрнер, будучи бенедиктинским монахом, уговорил главу Бенедиктинского колледжа в Иллинойсе взять Харта на должность адъюнкт–профессора и выплачивать ему стипендию в размере 1000 долларов в месяц на протяжении нескольких лет. Эти деньги Харт вкладывал в свой проект; профессиональные связи помогли ему привлечь дополнительные инвестиции со стороны. Иллинойсский университет также предоставил ему бесплатную учётную запись в Интернете.

Ускорение

Технологические достижения конца 1980–х годов также способствовали ускорению темпов. Усовершенствование сканеров документов и оптическое распознавание символов позволили сканировать книги постранично, без ввода слов вручную, а растущая популярность Всемирной паутины в середине 1990–х годов помогла Харту набрать в свою команду немало добровольцев. Ему потребовалось 18 лет, чтобы самостоятельно создать первый десяток электронных книг в рамках «Проекта “Гутенберг”», однако в 1991 голу он поставил перед собой цель – ежемесячно добавлять в коллекцию одну новую электронную книгу и каждый год удваивать темпы производства. В 1992 году коллекция «Проекта “Гутенберг”» каждый месяц пополнялась на две книги, в 1993 году их количество составило четыре книги, а в 1994 – восемь книг в месяц. В том же году «Проект “Гутенберг”» впервые стал самофинансирующимся, собрав достаточно денег в виде пожертвований, чтобы покрыть все свои расходы. К тому времени Харт потратил около 100 тысяч долларов на свой проект (из личного кармана).

В 1995 году «Проект “Гутенберг”» удвоил объёмы производства до 16 книг в месяц. В 1996 году команда Харта уже выпускала 32 книги ежемесячно. К декабрю 2000 года армия добровольцев Харта расширила коллекцию проекта до 3000 с лишним электронных книг.

2000–й год ознаменовало ещё одно значимое событие, которое поспособствовало ускорению роста «Проекта “Гутенберг”». Поклонник по имени Чарльз Фрэнкс создал веб–сайт под названием Distributed Proofreaders, который позволял нескольким посетителям одновременно корректировать страницы отсканированной электронной книги, сокращая время на подготовку окончательной публикации. Результат: темпы производства электронных книг взлетели, и к 2004 году участники «Проекта “Гутенберг”» добавляли по 338 книг в месяц.

Одной из целей Харта было обеспечить развитие проекта даже после того, как он покинет этот мир. В сентябре 2011 года он умер от сердечного приступа в возрасте 64 лет. Тем не менее, его проект продолжает жить. На сегодняшний момент существует более 50 тысяч электронных книг, доступных для бесплатного скачивания. На протяжении почти двух десятилетий «Проект “Гутенберг”» оставался не более чем несбыточной мечтой одного человека, но сегодня трудно себе представить Интернет без него.

RISC-V

Группа энтузиастов, состоящая из высококвалифицированных разработчиков интегральных схем, анонсировала создание графического процессора для микропроцессорной архитектуры RISC-V

Этот набор инструкций полностью открыт и позволяет любому желающему создать свой чип под необходимую задачу, не выплачивая лицензионных отчислений

Проект называется RV64X и подразумевает разработку полноценного модульного графического ускорителя (GPU) с поддержкой всех современных технологий
Поскольку изначально в микроархитектуре RISC-V нет специфических инструкций для обработки трехмерной графики, инженерам придется их создать
И, естественно, результат будет также полностью открыт для использования и модернизации всеми желающими

Лицензия BSD, по которой распространяются исходные коды RISC-V, позволяет на основе оригинальной разработки создавать «закрытые» проекты
Но разработчики RV64X хотят сделать доступное всем решение, которое расширит функционал набирающей популярность «открытой» архитектуры. Более того, именно следование идеологии open-source уже обеспечило проекту поддержку ряда именитых компаний

Иными словами, RV64X нельзя назвать очередной поделкой кучки «красноглазиков»
За результатами работы команды пристально следят, консультируют и помогают в решении некоторых проблем крупные игроки рынка: например, Imagination Technologies (разработчик серии видеоядер PowerVR)
Да и сами энтузиасты не последние люди в отрасли: Атиф Зафар (Atif Zafar), глава компании Pixilica, Грант Дженнингс (Grant Jennings) из GOWIN Semiconductor, а также Тед Марена (Ted Marena), работающий в CHIPS Alliance и Western Digital

Несмотря на свое название, графический ускоритель поначалу будет 32-битным, в его основу ляжет стандартное ядро RV32I
К базовому набору инструкций RISC-V версии 2.1 прибавятся уже существующие расширения, а также созданные с нуля команды
Последние будут включать в себя расширенные инструкции для обработки векторных вычислений, которых пока в RISC-V не хватает
Кроме того, увеличится набор поддерживаемых типов данных и регистры для них

Промежуточной целью проекта станет создание спецификации на чип, в котором реализовано центральное вычислительное ядро RV32I и графический ускоритель RV32X
По ней уже можно будет создавать реальные микросхемы, как референсного (неизменного) дизайна, так и модифицированные
Если все удастся, такую архитектуру легко масштабировать под 64-битные вычисления, благо сама структура RISC-V позволяет легко это сделать
Наконец, по задумке создателей, новое решение будет легко масштабируемым в многоядерные системы, где отдельный блок RV64X сыграет роль не единичного GPU, а модуля в мощной видеоподсистеме

Согласно официальной странице проекта на сайте Pixilica, планируется реализация всех современных технологий компьютерной графики: трассировки лучей (ray tracing), блоков растеризации с возможностью адаптации под конкретную задачу и поддержка алгоритмов машинного обучения
Когда ждать первых результатов, сказать трудно, создатели RV64X не называют никаких дат
И это понятно: разработка подобных проектов — дело нескольких лет

Одно можно сказать точно: о конкуренции с решениями AMD, Nvidia или любых других игроков рынка речи даже не идет
Задача проекта заключается в создании открытого и доступного решения для энтузиастов, студентов и мелкосерийных производителей, а также для использования в недорогих и эффективных контроллерах и микропроцессорах
Потенциально через несколько лет RV64X сможет эволюционировать в нечто большее, особенно при поддержке крупных игроков рынка
Но до этого, как говорится, нужно еще дожить

Микропроцессорная архитектура RISC-V родилась в результате совместных усилий сотрудников Калифорнийского университета в Беркли и большой команды добровольцев со всего мира
Первую спецификацию опубликовали в 2010 году, и в ней было сразу несколько готовых дизайнов микросхем для основных сфер применения

С тех пор архитектуру взяли на вооружение многие производители контроллеров, и с каждым годом выпускается все больше таких чипов. В RISC-V используется набор коротких команд (RISC), строго разделенных на две подгруппы: для работы с памятью и с вычислениями
От других RISC-микроархитектур она отличается полной открытостью базовой спецификации вместе с основными расширениями

Такой подход позволяет не только снизить стоимость разработки микросхем и готовых изделий на их основе
Он в теории гарантирует более высокий уровень безопасности процессора
Если каждый может проанализировать исходный код, то и занимающихся поиском уязвимостей и слабых мест глаз потенциально существует больше
В любом случае истории, подобные скандалу с обнаружением брешей Spectre и Meltdown в процессорах Intel и других производителей, с RISC-V практически невозможны
Напомним, в 2017 году специалисты по кибербезопасности обнаружили, что из-за недокументированных особенностей чипов Intel и AMD возможно осуществить неотслеживаемую атаку и заполучить обрабатываемые процессором данные пользователя — вне зависимости от степени их защищенности

Блок-схема RV32X / ©RV64X, Pixilica

Планируемые функции чипсета со встроенным CPU и GPU архитектуры RISC-V / ©RV64X, Pixilica

https://www.pixilica.com/copy-of-home

Collapse )

В 1980-х невероятным казалось предположение, что компьютер будет играть в шахматы лучше человека

Однако лет через пятнадцать-двадцать это стало реальностью

Похожие коллизии наблюдаем иногда в языкознании

Выдающиеся умы и трудолюбцы прошлого без всяких компьютеров определяли время первого появления слова в языке — только на основе собственного огромного читательского опыта

Можем ли мы «обыграть» их сейчас — когда задача поиска слов в текстах прошлого частично автоматизирована?
Ведь всякий раз возникает искушение поправить великих — благо это делается в течение считанных минут

Так, В. В. Виноградов когда-то установил, что слово «небосклон» является плодом индивидуального языкового творчества и «пущено в литературный оборот» забытым ныне писателем и переводчиком греческих классиков И. И. Мартыновым, который употребил этот неологизм в стихотворении «К бардам», напечатанном в журнале «Санкт-Петербургский Меркурий» в 1793 году

Новое слово удостоилось специального комплиментарного примечания издателей, и вскоре его стали употреблять И. А. Крылов, Г. Р. Державин, а затем и все остальные — сначала в значении 'горизонт', а потом и 'небо'

Проверим по Национальному корпусу русского языка, нет ли случаев более раннего употребления слова «небосклон»
И надо же — обнаруживаем сразу два нужных в словоупотребления: у В. В. Капниста в стихотворении, датированном в НКРЯ первой половиной 1780-х гг., и у Г. Р. Державина в стихотворении 1793 года (год тот же, что и у Мартынова, так что первенство еще предстоит определить)

Вот так вот, Виктор Владимирович!
Ощутили преимущества технического прогресса?
Что-то вы упустили, просмотрели и ошиблись, а мы теперь скромно вас поправим

Но Виктор Владимирович с того света наносит ответный удар
При ближайшем рассмотрении, а именно при обращении к научным изданиям указанных текстов Капниста и Державина, выясняется, что обе даты, выставленные в НКРЯ, ошибочны
Стихотворение Державина «Венец бессмертия», где есть «небосклон», написано скорее всего в 1798 году, а автограф стихотворения Капниста «Подражание горациевой оде» с этим словом обнаруживается на бумаге с водяными знаками 1803 года, так что оно никак не могло быть написано ранее этой даты

Откуда взялись эти грубые ошибки в НКРЯ, неизвестно, но Виноградов нас с компьютером переиграл

Тоскливо ощущая беспомощность техники перед силой человеческого прозрения, посмотрим еще на всякий случай в «Гугл-букс» — когда-то грандиозном по замыслу, но, кажется, захиревшем ресурсе

И чудо: компьютер выдаст нам пдф-экземпляры трех переведенных с французского книг, изданных в 1787, 1788, 1789 годах, где переводчики (Михаил Попов, Михаил Апухтин, Александра Козлова) употребили слово «небосклон»
И снова кажется, что Виноградов побежден

И опять разочарование: во всех случаях новопридуманным словом «небосклон» переводчики передают французское climat, то есть оно значит у них не 'горизонт' или 'небосвод', а 'климат'

Но все же важным дополнением к заключениям Виноградова эти случаи, конечно, должны быть

Вот что, Виктор Владимирович, — давайте пока согласимся на ничью

"Манифест хакера"

"Манифест хакера", написанного Лойдом Блэнкеншипом, известному в сети как "The Mentor", 8 января 1986 года после его ареста агентами ФБР за "компьютерные преступления"

Вот его полный текст:

Еще одного поймали сегодня, это во всех газетах. "Подросток арестован за компьютерное преступление", "Хакер арестован за взлом банка".

Чертовы дети… Они все одинаковы.

Но вы, с вашей психологией в трех томах и техномышлением 50–х, вы смотрели когда–нибудь в глаза хакеру? Вы когда–нибудь задумывались, что им движет, какие силы сформировали его?

Я — хакер, добро пожаловать в мой мир…

Мой мир начинается со школы. Я умнее большинства других детей; дерьмо, которому нас учат, мне скучно.

Чертов балбес… Они все одинаковы.

Я в средних или старших классах. Слушаю учительницу, которая в пятнадцатый раз объясняет, как сокращать дробь. Да понял я уже. "Нет, миссис Смит, я не могу показать вам свою работу. Я сделал ее в уме…"

Чертов мальчишка, наверняка списывает. Они все одинаковы.

Сегодня я совершил открытие. Я открыл компьютер. Секундочку… это же круто. Он делает все, что я захочу. Если он ошибается — это потому что я облажался. Не потому что я ему не нравлюсь… Или потому что я его запугал...
Или думает, что я умничаю…
Или не любит преподавать и находится не на своем месте…

Чертов мальчишка. Только и знает, что играть в игры. Они все одинаковы.

А потом произошло это… дверь в мир распахнулась… электронный импульс стремительно рванул по телефонной линии, как героин по венам наркомана, в поисках убежища от обыденной некомпетентности... и форум найден.

"Вот оно… То, к чему я принадлежу".
Я знаю здесь каждого… даже если никогда их не встречал, никогда с ними не говорил и могу больше никогда их не услышать… Я знаю вас всех…

Чертов мальчишка. Опять занимает телефонную линию. Они все одинаковы.

Вы готовы поклясться своей задницей, что мы все одинаковы... Нас кормили с ложечки в школе, когда мы жаждали стейка… Те кусочки мяса, что нам доставались, были разжеваны и безвкусны. Нас унижали садисты, а равнодушные нас игнорировали. Те немногие, кто могли чему–то научить, видели в нас благодарных учеников, но они были как капли воды в пустыне.

Теперь это наш мир… Мир электронов и свитчей, мир красоты бодов. Мы уже бесплатно пользуемся услугами, которые могли бы стоить копейки, если бы не контролировались грязными спекулянтами, и вы называете нас преступниками. Мы исследуем... и вы называете нас преступниками. Мы голодны до новых знаний… и вы называете нас преступниками. Мы существуем без цветов кожи, без национальностей, без религиозных столкновений… и вы называете нас преступниками. Вы делаете атомные бомбы, вы развязываете войны, убиваете, жульничаете и лжете нам, пытаясь убедить нас, что все это для нашего же блага, пока называете преступниками нас.

Да, я преступник. Мое преступление — любознательность. Мое преступление в том, что я сужу о людях по словам и поступкам, а не по тому как они выглядят. Мое преступление в том, что я умнее вас, этого вы мне никогда не простите.

Я хакер. И это мой манифест. Вы можете остановить одного из нас, но вам не остановить нас всех… в конце концов, мы все одинаковы.

Пишущий должен отдавать себе отчет в том, что он хочет выразить

«Не» с причастиями: красота и коварство

Причастия коварны тем, что похожи на прилагательные, но правила их написания немного другие

По общему правилу «не» с причастиями пишется слитно

Незавершённый рассказ
Неработающий компьютер

В том числе пишем слитно, если причастия образованы от глаголов с приставкой недо-
Или от тех глаголов, которые без «не» не пишутся

Недосказанная тайна (от глагола «недосказать»)
Ненавидящие друг друга коллеги (от глагола «ненавидеть»)

Если есть слова, подчёркивающие утверждение (явно, крайне, очень, весьма и др.), тоже пишем слитно
В том числе наречия меры и степени абсолютно, совершенно и др.

Явно необоснованные утверждения
Крайне незаслуженное награждение
Абсолютно непродуманное решение.

Раздельно пишется

  1. Если есть зависимые слова

Они дополняют, уточняют смысл
К зависимым словам можно задать вопрос

Компьютер, не желающий (что делать?) включаться
Давно не видевшиеся друзья
Сообщение, не отправленное (когда?) вовремя

В этом главное отличие причастий от прилагательных
При зависимых словах прилагательные пишутся слитно
Незнакомый мне человек
В недоступном для посетителей месте

  1. Если есть противопоставление

То есть союз «а» или «но»
Или если рядом с причастием есть слова, которые усиливают отрицание

Картошка не отваренная, а запечённая
Никем не замеченный

  1. Если это краткое причастие
Collapse )

как в нашем мозгу происходят процессы категоризации

Нейрофизиологи из Нью-Йоркского университета (США) и его филиала в Китае, под руководством профессора Циао-Цзинь Ванга (Xiao-Jing Wang), постдока-ассистента Татьяны Энгель (Tatiana Engel) и кандидата Джа Чайсангмонгкона (Jah Chaisangmongkon), вместе с Дэвидом Фридманом (David Freedman) из университета Чикаго, создали компьютерную модель, показывающую, как в нашем мозгу происходят процессы категоризации. Краткое содержание посвященной этому статьи, опубликованной в журнале Nature Communications, пересказывается в пресс-релизе Нью-Йоркского университета.

Механизм категоризации играет важнейшую роль в нашей повседневной жизни: благодаря нему мы можем распределять вещи по категориям — например «съедобный-несъедобный» — и выстраивать из них иерархические схемы, вроде «кто из животных сильнее». Такая способность была критически важной для наших первобытных предков и остается таковой для нас и сегодня, только объекты и их классификации стали сложнее.

Согласно компьютерной модели, разработанной доктором Вангом с коллегами, происходит это так: в кортексе (коре головного мозга) низкоуровневые круги из нейронов обрабатывают полученную глазами визуальную информацию и отправляют ее на высокоуровневые нейронные круги, которые и помещают идентифицированный объект в ту или иную категорию, на основе бинарных сравнений (например, «кошка или собака?»). Чтобы провести такое сравнение, категоризирующие нейроны «обращаются за справкой» к еще одним нейронам, в которых хранятся признаки сравниваемых предметов (такие как «полосатая», «вислоухая», «с длинным хвостом» и так далее).

«Предложенная нами модель может объяснить только те случаи, когда категоризации предшествует простой визуальный стимул [то есть когда мы непосредственно видим предмет, который хотим поместить в ту или иную категорию — Научная Россия]. Требуются дальнейшие исследования, чтобы понять, распространяются ли общие принципы этой модели также и на случаи более сложной категоризации», — сказал д-р Ванг. Тем не менее, авторы исследования отмечают, что их результаты дают новый подход к сложным процессам в мозгу, которые до сих пор были для науки загадкой.
http://scientificrussia.ru/news/kompjuternaia-modelj-..

"METHINKS IT IS LIKE A WEASEL"

В мире родственников

Я не знаю, кто сказал первым, что при наличии достаточного времени, обезьяна, беспорядочно стучащая по клавишам пишушей машинки, смогла бы когда-нибудь напечатать все произведения Шекспира. Ключевая фраза здесь, конечно "при наличии достаточного времени". Давайте несколько сузим задачу, стоящую перед нашей обезьяной. Предположим, что ей нужно воспроизвести не все произведения Шекспира, а только короткое предложение "Methinks it is like a weasel" ("Сдаётся мне, что оно похоже на горностая"), и облегчим её работу, предоставив ей пишущую машинку с клавиатурой, состоящей только из 26 букв (заглавных), и клавиши пробела. Сколько времени ей потребуется, чтобы написать это небольшое предложение?

Предложение состоит из 28 символов, так что давайте предположим, что обезьяна будет производить серию попыток, состоящих из 28 ударов по клавиатуре. Если она напечатает фразу правильно, то это будет окончанием эксперимента. Если нет, то мы предоставляем ей другую 28-символьную "попытку". У меня нет знакомых обезьян, но к счастью, моя 11-месячная дочь – опытный генератор случайных символов, она лишь продемонстрировала слишком большое нетерпение, чтобы продвигаться в работе обезьяны-машинистки поэтапно. Вот что она напечатала на компьютере:

UMMK JK CDZZ F ZD DSDSKSM

S SS FMCV PU I DDRGLKDXRRDO

RDTE QDWFDVIOY UDSKZWDCCVYT

H CHVY NMGNBAYTDFCCVD D

RCDFYYYRM N DFSKD LD K WDWK

JJKAUIZMZI UXDKIDISFUMDKUDXI

Поскольку у дочери есть другие важные дела, то роль такой машинистки я поручил компьютерной программе, имитирующей беспорядочно печатающего младенца или обезьяну:

WDLDMNLTDTJBKWIRZREZLMQCO P

Y YVMQKZPGJXWVHGLAWFVCHQYOPY

MWR SWTNUXMLCDLEUBXTQHNZVJQF

FU OVAODVYKDGXDEKYVMOGGS VT

HZQZDSFZIHIVPHZPETPWVOVPMZGF

GEWRGZRPBCTPGQMCKHFDBGW ZCCF

И так далее в том же духе. Несложно подсчитать, как долго нам придётся ждать, пока генератор случайных символов (младенец или обезьяна) напечатают "METHINKS IT IS LIKE A WEASEL". Оценим общее количества возможных фраз заданной длины, которые обезьяна, младенец или генератор случайных символов могли бы напечатать. Вычисления будут теми же самыми, какие мы делали для гемоглобина, и приведут к аналогично большому результат. На первой позиции этой строки возможно 27 возможных символов (включая символ пробела). Шанс, что обезьяна, напечатает букву "M" прямо следует из количества символов – 1 из 27. Шанс, что вторая буква будет "E" аналогичен шансу, что первая буква будет "M", а шанс, что первые две буквы будут "ME" равен их произведению 1/27 Ч 1/27, что даст 1/729. Шанс на то, что первое слово будет "METHINKS" – это шанс на появление каждой буквы на своём месте – 1/27 для каждой, итого (1/27) Ч (1/27) Ч (1/27) Ч (1/27) …, и так далее 8 раз, то есть (1/27) в степени 8. Шанс на получение всей этой фразы из 28 символов, есть (1/27) в степени 28, то есть (1/27) умножимое само на себя 28 раз. Это очень маленький шанс, примерно 1 из 10000 миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов. Искомую фразу, таким образом придётся ждать, мягко говоря, долго, не говоря уж о всех произведениях Шекспира.

Так долго получается в случае одноразового отбора случайной вариации. Теперь рассмотрим нарастающий отбор – насколько он будет эффективнее? Очень и очень намного! Гораздо эффективнее, чем мы возможно себе представляем в первый момент, хотя это почти очевидно, если мы подумаем над этим чуть более. Мы снова используем нашу компьютерную обезьяну, но внесём критическое изменение в программу. Она, как и раньше, снова начинает, выбирая случайную последовательность из 28 букв:

WDLMNLT DTJBKWIRZREZLMQCO P

Однако теперь она "размножает" эту случайную фразу. Она реплицирует её неоднократно, но с некоторой вероятностью случайной ошибки – "мутации" при копировании. Компьютер исследует мутировавшую бессмысленную фразу, "потомка" первоначальной, и выбирает ту, которая более всего (хотя бы чуть-чуть) походит на нашу искомую фразу, "METHINKS IT IS LIKE A WEASEL". В данном случае, в следующем поколении победила такая фраза:

WDLTMNLT DTJBSWIRZREZLMQCO P

Улучшение неочевидное! Но процедура повторилась, и снова мутировавший "потомок" "вывелся" от последней фразы, и отобран новый "победитель". И так поколение за поколением. После 10 поколений, фраза, выбранная на роль "производителя" была такой:

MDLDMNLS ITJISWHRZREZ MECS P

А вот что было после 20 поколений:

MELDINLS IT ISWPRKE Z WECSEL

А вот здесь глаз уже не может на заметить некоторого подобия искомой фразе. В 30-м поколении в подобии можно уже не сомневаться:

METHINGS IT ISWLIKE B WECSEL

На 40-м поколении – мы в одной букве от цели:

METHINKS IT IS LIKE I WEASEL

И вот цель наконец достигнута в 43-м поколении.

Второй прогон компьютер начал с фразы:

Y YVMQKZPFJXWVHGLAWFVCHQXYOPY

Результаты прогона были таковы (снова приводится только каждое десятое поколение):

Y YVMQKSPFTXWSHLIKEFV HQYSPY

YETHINKSPITXISHLIKEFA WQYSEY

METHINKS IT ISSLIKE A WEFSEY

METHINKS IT ISBLIKE A WEASES

METHINKS IT ISJLIKE A WEASEO

METHINKS IT IS LIKE A WEASEP

И конечная цель достигнута в поколении 64. Третий прогон компьютер начал с фразы:

GEWRGZRPBCTPGQMCKHFDBGW ZCCF

И достиг "METHINKS IT IS LIKE A WEASEL" в 41-м поколении селективного "размножения".

Точное время, затраченное компьютером на достижение цели, значения не имеет. Но если вы настаиваете, то он закончил весь первый прогон за время, пока я завтракал – то есть, примерно полчаса. (Энтузиасты-компьютерщики могут счесть, что это неправдоподобно долго. Но дело в том, что программа была написана на БЕЙСИКЕ – это язык программирования для младенцев. Когда я переписал её на Паскаль, то она стала выполняться за 11 секунд). Компьютеры в этих делах несколько быстрее обезьян, но разница действительно не имеет значения. Значение имеет разница между временем нарастающей селекции, и временем, потребным тому же самому компьютеру, работающему с той же скоростью, на достижение целевой фразы, если мы заставим его использовать другую процедуру – процедуру одноразового отбора: это примерно миллион миллионов миллионов миллионов миллионов лет. Это в миллион миллионов миллионов раз больше времени существования Вселенной. Фактически разумнее говорить, что в сравнении с временем, потребным, неважно кому – хоть обезьяне, хоть компьютерному генератору случайных символов, для генерации нашей целевой фразы, возраст вселенной – столь ничтожная величина, что на практике утонет в погрешностях данного рода вычислений. В то же время, компьютерному генератору случайных символов, но работающему по алгоритму нарастающего выбора, для выполнения той же самой задачи потребуется совершенно обозримое время – от 11 секунд до длительности спокойного завтрака.

Различие между нарастающим отбором (при котором каждое улучшение, пусть небольшое, используется как фундамент для будущей постройки), и одноразовым выбором (при котором каждая новая "попытка" делается "с нуля"), просто неимоверно огромно. Если бы эволюционный прогресс полагался на одноразовый отбор, то он никогда и нигде не имел бы места. Однако, если где-нибудь и как-нибудь слепые силы природы создадут условия для нарастающего отбора, то необыкновенные и удивительные последствия не заставят себя ждать. Собственно говоря, именно это и произошло на нашей планете, и мы с вами – одно из новейших, и может быть – самое необыкновенное и удивительное из этих последствий. Просто поразительно, как можно всё ещё полагать вычисления, вроде наших вычислений "числа гемоглобина" аргументами против теории Дарвина. Люди, так полагающие, часто эксперты в своей сфере – астрономии или где-то ещё, похоже, вполне искренне полагают, что дарвинизм объясняет организацию живой материи в терминах "спонтанности" – одного только "одноразового отбора". Вера в то, что дарвиновская эволюция "спонтанна", не просто ложна. Это точная антитеза правды. Случай – второстепенный компонент в дарвиновском рецепте, главнейший же – нарастающий отбор, который принципиально неслучаен.

Ричард Докинз, «Слепой часовщик»