Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

"Карма отличается от кармана турбулентностью"

Каждый год, 22 октября, я вспоминаю эту историю.

Однажды один старый шаман сказал:
"Послушайте старинную сказку, которая показывает на что–то из того, про что нельзя рассказать, и рассказывает про то, на что нельзя указать".
Пока все пытались понять смысл, того, что они услышали, шаман раскурил трубку и начал свой рассказ:
Поехала одна мама со своим сыном на юг отдыхать. Долго ли, коротко ли, добрались до щели в горах, расставили палатку, живут. Пошел однажды мальчик погулять по лесу, и встретился ему енот. Мальчик кричит еноту:
— Уходи прочь с дороги!
Енот и не подумал уходить, встал на задние лапы и страшно завpащал своими глазищами. Мальчик испугался и убежал.
Прибежал мальчик к своей маме, рассказал ей про свою встречу с енотом и заплакал.
— Почему ты плачешь? — спросила мама.
— Мама, кто трусливее — я или Енот?
— Конечно ты. Енот тебя не испугался, а ты его испугался.
Мальчик заплакал еще сильнее.
— Тебе осталось только одно: найти Енота, убить, и съесть его сердце, — странным голосом сказала мама.
Мальчик взял свой складной ножик, бутылочку с кока–колой и пирожок, положил их в свой рюкзачок и пошел в лес. Бродил мальчик по горам, бродил и нашел берлогу енотов. Посветив фонариком он увидел, что в берлоге сидит Енот со своей Енотихой и маленьким Енотиком.
— Ты меня напугал, теперь я стал трусливее енота! Поэтому я должен тебя убить и съесть твое сердце! — крикнул мальчик.
— Да, я поступил неправильно. Зря я вращал глазами... Что ж, убивай меня, я не буду сопротивляться, — сказал Енот, откинувшись на спину.
Мальчик достал ножик, убил Енота, вырезал у него сердце и съел. После этого он радостно пошел домой, весь перепачканный в крови Енота. Но радость его быстро сменилась на зависть. "Какой добрый Енот, дал себя убить, чтобы исправить свою вину. Какой злой я, убил Енота только для того, чтобы стать чуть–чуть храбрее..." — подумал он с горечью.
Прибежал мальчик к своей маме, рассказал ей про свою встречу с Енотом и заплакал.
— Почему ты плачешь? — спросила мама.
— Мама, кто добрее — я или Енот?
— Конечно Енот. Он дал себя убить, а ты не дал себя убить.
Мальчик заплакал еще сильнее.
— Тебе осталось только одно: найти семью Енота и помогать воспитывать его ребенка, — странным голосом сказала мама.
Мальчик пошел в лес и стал жить вместе с Енотихой, добывать еду, убирать берлогу. Через месяц он сам превратился в енота, а его мама уехала домой, потому что ее отпуск закончился.
Однажды пошел Мальчик–Енот за едой для Енотика и повстречал другого мальчика. Мальчик кричит Мальчику–Еноту:
— Уходи прочь с дороги!
Мальчик–Енот и не подумал уходить, ведь он стал храбрый, как енот! Мальчик–Енот встал на задние лапы и страшно завpащал своими глазищами. Мальчик испугался и убежал.
Прибежал мальчик к своей маме, рассказал ей про свою встречу с енотом и заплакал.
— Почему ты плачешь? — спросила мама.
— Мама, кто трусливее, я или Енот?
— Конечно ты. Енот тебя не испугался, а ты его испугался.
Мальчик заплакал еще сильнее.
— Тебе осталось только одно, найти Енота, убить, и съесть его сердце, — странным голосом сказала мама.
Мальчик взял свой складной ножик, бутылочку с пепси–колой и ватрушку, положил их в свой рюкзачок и пошел в лес. Бродил мальчик по горам, бродил, и нашел берлогу енотов. Посветив фонариком он увидел, что в берлоге сидит Мальчик–Енот.
— Ты меня напугал, теперь я стал трусливее енота! Поэтому я должен тебя убить и съесть твое сердце! — крикнул мальчик.
— Ух ты, какой хитрый! Я сам тебя убью!
Убил Мальчик–Енот мальчика, и сам съел его сердце. Как только он это сделал, так сразу и превратился в мальчика. Пошел бывший Мальчик–Енот, теперь просто мальчик, к маме того мальчика, которого он убил, и, притворившись ее сыном, сказал:
— Мама, я убил Енота, и теперь я такой же храбрый, как Енот!
— Ты врешь, ты не мой сын, а я не женщина. Я жена Енота, которого ты убил, чтобы стать храбрым как Енот. И не мальчика ты убил, а моего старшего сына Енота! — воскликнула женщина, превратилась в Енотихy, убила мальчика и съела его сердце. Как только она это сделала, так сразу же превратилась в мальчика.

На следующий год поехала одна мама без сына на юг отдыхать. Долго ли, коротко ли, добралась до щели в горах, расставила палатку, живет.
Вдруг, ни с того ни с сего, приходит к ней мальчик и говорит:
— Здравствуй мама, я воспитал маленького Енотика, теперь я такой же добрый, как Енот!
— Врешь ты все, никакой ты не мальчик, а Енотиха, которая убила моего сына, за то, что он убил твоего мужа и старшего сына. И никакая я не женщина, я жена Зайца, которого убил Енот, чтобы стать таким же быстрым как Заяц. И никакого моего сына ты не убивала, ты убила своего младшего сына, которого я пpевpатила в мальчика, чтобы он убил своего отца и старшего сына, — женщина рассмеялась, превратилась в Зайчиху и убила Енотихy.
Шаман закончил свой рассказ, огляделся по сторонам и сказал:
— Так добро снова победило зло.
Потом убрал свою трубку в расшитый бисером чехол и пошел к себе в вигвам, буркнув: "Карма отличается от кармана турбулентностью".
Вождь растолковал:
— Он хотел сказать, что енотов есть нельзя – нечистые звеpи, — и yшел спать.
Все люди подумали: "Ничего себе их вставило"

Почему человек не покрыт шерстью как почти все прочие млекопитающие?

Эволюционные биологи решают загадку: почему человек не покрыт шерстью как почти все прочие млекопитающие? Когда и почему наши предки облысели, оставив волосы лишь на голове и лобке?

Современную теорию описали профессор Nina G. Jablonski в отлично написанной статье "Голая правда: Почему у людей нет шерсти" (Scientific American), а также Bridget Alex которая интервьюировала проф. Yana G. Kamberov
https://www.discovermagazine.com/planet–earth/why–humans–lost–their–hair–and–became–naked–and–sweaty
см также
http://www.todayifoundout.com/index.php/2015/06/humans–arent–furry–like–primates/
https://vocal.media/futurism/why–are–we–hairless

Наши предки потеряли шерсть около 1,2 миллионов лет назад. Это время определили генетическим анализом: бесшерстная кожа была темной, белокожие просто вымерли бы, не выдержав африканского солнца. Потемнение кожи вызывается известным геном. Изучив вариацию этого гена, определили когда он активизировался. Забавно, что даже супер–расисты имели черных предков, если только они не произошли от коровы. В это время пра–люди переселились из леса в саванну, отрастили себе красивые длинные ноги и выпуклые ягодицы, чем сильно выделились среди обезьяньих родственников.

Главное, что мозг гоминид за короткое время увеличился вдвое, что конечно давало им преимущество, но и создавало проблемы. Наш большой мозг вырабатывает около 20 ватт тепла и умирает, если его температура превышает 45 Ц. Попробуйте охладить 25–ваттную лампочку в костяной волосатой коробке! Нужна была эффективная система охлаждения.

Мы охлаждаемся, потея. У нас развились более двух миллионов потовых желез, которые испаряют до литра воды в час (рекорд — 3.5 литров в час). Число этих желез в десять раз больше, чем и шимпанзе, которые живут во влажных лесах. Безволосая кожа способствует эффективному потению, т.е. охлаждению. У нас остались густые волосы (про запас), но их длина уменьшилась настолько, что большинство изо них можно разглядеть только в микроскопе. Эта новая эффективная система охлаждения позволила мозгу вырасти с тех пор еще на треть. В саванне, наши предки охотились на зебр, загоняя их до изнеможения: зебра не потеет на бегу и значит перегревается, а они не перегревались.

Кстати, слоны и носороги стали безволосыми тоже из–за перегрева: масса тела, которая вырабатывает тепло, растет как куб длины, а поверхность где тепло излучается – как квадрат. Когда животное вырастает вдвое, его объем увеличивается в восемь раз, а площадь поверхности –только в четыре раза. Соответственно, интенсивность охлаждения через кожу увеличивается вдвое.

А отчего волосы остались на голове и лобке? На голове, волосы (особенно курчавые) помогают от перегрева прямыми лучами солнца.
Волосы на лобке и подмышками распространяют манящий запах феромонов. Эти волосы вырастают в период полового созревания и привлекают “особ противоположного пола” Кроме того, запах позволяет найти генетически подходящего партнера.
http://www.todayifoundout.com/index.php/2014/06/still–pubic–armpit–hair/

Наконец, борода эволюционировала, чтобы защищать мужчин от ударов кулаком по физиономии, и предохранить кости челюсти. Это обнаружили исследователи Университета Юты и получили Ig Nobel Peace Prize
этого года. Эксперимент показал, что «Пиковая сила была на 16% больше, а общая поглощенная энергия была на 37% больше в покрытых мехом образцах по сравнению с выщипанными образцами.
Эти данные подтверждают гипотезу о том, что человеческие бороды защищают уязвимые области лицевого скелета от разрушительных ударов ». https://www.deseret.com/utah/2021/9/10/22667050/did–beards–evolve–to–protect–men–from–punches–utah–researchers–win–ig–nobel–prize–for–study–pugilism

Как тромбоциты ускоряют свёртывание крови

Если посмотреть на каплю крови в микроскоп (пусть это будет световой микроскоп, но достаточно мощный), то можно увидеть клетки трёх типов: многочисленные эритроциты, или красные кровяные тельца, немногочисленные, но довольно крупные лейкоциты и мельчайшие тромбоциты, которые удаётся разглядеть с некоторым трудом. Эритроциты, плотно набитые белком гемоглобином, переносят кислород: гемоглобин связывает его в лёгких и отдаёт в тканях и органах, которые в нём нуждаются. Лейкоциты — клетки иммунной системы, и они вместе с иммунными белками защищают нас от инфекций и от некоторых неинфекционных заболеваний, например от рака. Лейкоцитов существует несколько типов, отличающихся в том числе и по численности; возможно, из лейкоцитов нам попадутся Т-лимфоциты, которые целенаправленно распознают и сами уничтожают как чужеродные, так и наши собственные клетки, которым не повезло заболеть. Наконец, тромбоциты. Про тромбоциты мы знаем, что они нужны для свёртывания крови.

‹ ›
Кто не представляет, как работает система свёртывания крови? Уколовши палец, мы наблюдаем, как он сначала кровоточит, а потом перестаёт — образовавшийся тромб остановил кровь. Если бы кровь не свёртывалась, то разбитый нос мог бы оказаться смертельным ранением. Но, наверно, едва ли не более важная функция механизма свёртывания — предотвращение внутренних кровотечений, которые часто случаются при различных заболеваниях (например, при тяжёлой инфекции или при злокачественной опухоли). При этом система свёртывания должна быть очень точно сбалансирована: если она будет работать плохо, то пойдут неостанавливаемые кровотечения, внутренние и наружные; если же механизм свёртывания будет слишком активным, начнут формироваться тромбы, грозящие закупоркой сосудов и остановкой кровоснабжения. В медицине есть масса примеров, когда процессы свёртывания крови и тромбообразования идут не так, как надо, и не там, где надо. Причиной тому могут быть либо другие болезни, и тогда нарушения системы свёртывания крови — это просто сопутствующий симптом, либо же сами эти нарушения представляют собой отдельные, самостоятельные заболевания (вроде небезызвестной гемофилии или болезни Виллебранда).

Бороться с аномалиями системы свёртывания можно по-разному, и сейчас есть медицинские средства, которые позволяют эффективно регулировать её работу. Но чтобы такие средства работали ещё лучше, чтобы сделать их ещё более совершенными, нужно как можно точнее знать, как на молекулярно-клеточном уровне устроен механизм свёртывания крови. Его изучают уже более ста лет, и сейчас его схему можно найти в любом школьном учебнике; правда, схему эту большинство из нас старается забыть, как страшный сон: ещё бы, около двух десятков белков, соединённых стрелками, — кто-то кого-то активирует, кто-то кого-то ингибирует. Однако если рассматривать свёртывание по этапам, то всё становится более или менее понятно.

Стоит сразу сказать, что собственно свёртывание — лишь часть более общего процесса гемостаза (от греч. haimatos — кровь, stasis — остановка). И этот процесс начинается как раз с тромбоцитов. Они происходят от мегакариоцитов — гигантских клеток костного мозга. От зрелых мегакариоцитов «отшнуровываются» куски цитоплазмы, которые и становятся безъядерными клетками тромбоцитами (хотя, учитывая их происхождение и отсутствие ядра, более корректно называть их просто тельцами крови или кровяными пластинками). Тромбоциты циркулируют по крови, пока не «заметят» брешь в сосуде. Сигналом для них служит соединительнотканный белок коллаген. Он обычно спрятан внутри стенки сосуда, но при её повреждении оказывается лицом к лицу с тромбоцитами и другими белками крови. На мембране тромбоцитов есть специальный рецептор, который хватает коллаген и заставляет кровяные пластинки прилипнуть к месту повреждения. Тут в дело вступает один из факторов свёртывания под названием «фактор фон Виллебранда». Это гликопротеин (его молекула состоит из белковой и углеводной частей), который помогает другим рецепторам тромбоцитов зацепиться за торчащий из стенки сосуда коллаген. Благодаря фактору фон Виллебранда тромбоциты не только прочнее взаимодействуют с местом повреждения, но и дополнительно активируются — подают молекулярные сигналы другим тромбоцитам и белкам свёртывания, меняют внешнюю форму и активно слипаются друг с другом. В результате на стенке кровеносного сосуда появляется затычка из тромбоцитов.

Одновременно с формированием тромбоцитарной пробки происходит процесс собственно свёртывания крови — свёртывания в строгом смысле слова. В нём участвует множество белков плазмы крови, большинство из них — ферменты-протеазы, то есть белки, отщепляющие куски от других белков. Если до расщепления «жертва» протеазы была неактивным белком-ферментом, то после расщепления фермент активируется и, если он сам протеаза, тоже может кого-то расщепить. Суть ферментативных реакций, которые идут во время свёртывания, в том, что белки активируют друг друга, и в итоге всё заканчивается появлением активного белка фибрина, который быстро полимеризуется, превращаясь в нити — фибриллы. Из нитей фибрина формируется фибриновый сгусток, дополнительно укрепляющий тромбоцитовую «затычку», — образуется тромбоцитарно-фибриновый тромб. Когда сосуд восстанавливается, тромб рассасывается.

Оба этапа — и формирование тромбоцитарной пробки, и свёртывание крови с участием плазматических факторов-ферментов — подчиняются множеству регуляторов. Для организма важно, чтобы система гемостаза работала как можно более точно, и многостадийность как раз помогает выполнять тонкую настройку: на каждом этапе, на каждой реакции ферменты и другие молекулы, задействованные в процессе, проверяют, не ложный ли сигнал к ним пришёл и действительно ли есть необходимость в тромбе. Естественно, тромбоциты и факторы свёртывания теснейшим образом связаны друг с другом и тромбоциты нужны не только для того, чтобы первыми заткнуть брешь в сосуде. Во-первых, они также выделяют белки, которые ускоряют восстановление стенки сосуда. Во-вторых, что особенно важно, кровяные пластинки нужны ещё для того, чтобы ферменты свёртывания продолжали работать.

После запуска процесса гемостаза мембрана некоторых тромбоцитов изменяется особым образом, так что теперь на неё могут садиться ферменты реакций свёртывания: после приземления на такие тромбоциты они начинают работать намного быстрее. Что при этом происходит, удалось выяснить лишь относительно недавно. Активированные тромбоциты, то есть те, которые почувствовали повреждение сосуда, бывают двух форм: простые (агрегирующие) и сверхактивированные (прокоагулянтные). Простые агрегирующие тромбоциты отчасти похожи на амёбы: они образуют выпячивания мембраны, похожие на ножки, которые помогают им лучше сцепляться друг с другом, и становятся более плоскими, как бы растекаясь по поверхности. Такие клетки формируют основное тело тромба. Сверхактивированные тромбоциты ведут себя иначе: они приобретают сферическую форму и увеличиваются в несколько раз, становясь похожими на воздушные шарики. Они не просто укрепляют тромб, но и стимулируют реакцию свёртывания, почему их и называют прокоагулянтными.

Как одни тромбоциты становятся простыми, а другие — сверхактивированными? Известно, что в прокоагулянтных тромбоцитах очень высок уровень кальция (ионы кальция вообще один из главных регуляторов гемостаза) и что у них выходят из строя митохондрии. Связаны ли эти изменения в клеточной физиологии со сверхактивацией тромбоцитов?

В прошлом году Фазли Атауллаханов*, директор Центра теоретических проблем физико-химической фармакологии РАН, вместе с Михаилом Пантелеевым, заведующим Лабораторией молекулярных механизмов гемостаза центра и профессором кафедры медицинской физики физического факультета МГУ, опубликовали в журнале «Molecular BioSystems» статью с описанием модели митохондриального некроза как особой формы клеточной смерти. Мы знаем, что клетка может погибнуть в результате апоптоза, включив программу самоуничтожения (при апоптозе всё происходит по плану и с минимальным беспокойством для клеток-соседей), или в результате некроза, когда гибель случается быстро и незапланированно, например из-за разрыва наружной мембраны или из-за масштабных внутренних неприятностей, вроде вирусной или бактериальной инфекции.

В чём особенность митохондриального некроза? Митохондрии, как известно, служат источниками энергии для любой нашей клетки: в митохондриях происходит кислородное окисление «питательных» молекул, а освобождённая при этом энергия запасается в удобной для клетки форме. Побочным продуктом при работе с кислородом оказываются агрессивные кислородные радикалы, которые могут испортить любую биомолекулу. Сами митохондрии стараются уменьшать концентрацию радикалов и не выпускать их из себя в клеточную цитоплазму.

При митохондриальном некрозе происходит следующее: митохондрии вбирают в себя кальций, и в какой-то момент, когда кальция становится слишком много, они разрушаются, выплёскивая в цитоплазму и кальций, и активные формы кислорода. В результате в клетке распадается внутриклеточный белковый скелет и клетка сильно увеличивается в объёме, превращаясь в шар. (Как мы помним, шарообразная форма характерна для сверхактивированных тромбоцитов.) Кроме того, и ионы кальция, и активные формы кислорода активируют фермент скрамблазу, который перебрасывает фосфатидилсерин — один из липидов цитоплазматической мембраны — из внутреннего слоя мембраны в наружный. И вот на такую модифицированную мембрану округлившихся тромбоцитов, обогащённую фосфатидилсерином, прилипают некоторые важные факторы свёртывания: здесь они собираются в комплексы, активируются, и в результате реакция свёртывания ускоряется в 1000—10 000 раз.

В новой статье, опубликованной в июне этого года в «Journal of Thrombosis and Haemostasis», Михаил Пантелеев, Фазли Атауллаханов и их коллеги описывают эксперименты, которые полностью подтверждают такую модель активации тромбоцитов: кровяные пластинки стимулировали тромбином, одним из белков системы свёртывания, после чего митохондрии наполнялись ионами кальция, а в митохондриальных мембранах появлялись поры. Проницаемость митохондрий увеличивалась, и в какой-то момент, когда изменение проницаемости делалось необратимым, весь запасённый кальций оказывался в цитоплазме и запускал процесс «переформатирования» наружной мембраны.

Получается следующая картина: тромбоциты, подчиняясь внешним активаторам, впитывают кальций. Из их цитоплазмы кальций переходит в митохондрии. В самой цитоплазме уровень ионов кальция то повышается, то понижается (осциллирует), но в митохондриях он неуклонно растёт, и наступает момент, когда они уже не могут удерживать кальциевые ионы внутри себя. Весь кальций (с кислородными окислителями) выходит в цитоплазму и включает фермент, перебрасывающий липиды в цитоплазматической мембране тромбоцита. В результате на поверхности сверхактивированного и, очевидно, доживающего свои последние минуты тромбоцита собираются ферментативные комплексы, ускоряющие реакцию свёртывания.

Почему же не все тромбоциты становятся сверхактивированными — проко-агулянтными? Вероятно, потому, что для активации требуется сумма сигналов от разных регуляторов. Мы уже сказали, что тромбоциты чувствительны к тромбину, который плавает в плазме крови, а в начале статьи говорили, что одним из первых активирующих сигналов для кровяных пластинок служит коллаген из повреждённой стенки сосуда. Коллаген и тромбин действительно сильные активаторы, но кроме них тромбоциты «прислушиваются» и к некоторым другим молекулам. Степень активации зависит от количества разных входных сигналов, и превращение в прокоагулянтную форму, очевидно, происходит тогда, когда суммарный сигнал извне оказывается для конкретного тромбоцита особенно сильным.

Практические аспекты полученных результатов понятны каждому: чем больше подробностей узнаем про свёртывание крови, тем скорее научимся управлять этим процессом, ускоряя или замедляя его в соответствии с медицинскими показаниями.

«Наука и жизнь» №10, 2016
Кирилл Стасевич, биолог

Работа над этим предметом и произвела революцию в мировоззрении

Ни кем не оспаривается факт существования человека

Никакие противоречия в воззрениях ученых на причины и детали процесса не опровергают ни этого факта, ни факта антропогенеза

Неоспоримо также то, что финалом антропогенеза стало формирование речи

Следует обратить внимание на то, что акцент в антропологических исследованиях делался на развитие у предшественников человека предметной деятельности

Энгельс в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» доказал, что решающим условием становления человека явилось употребление орудий труда, благодаря чему стадо обезьян превратилось в общество людей, короче — «труд создал человека»

Физиологические исследования 20 века во многом подтвердили классиков

Так, трудами Н.А. Бернштейна установлено, что предпосылки становления управлением речи были заложены в развитии предметной деятельности

Работа нервных центров этого уровня подготовила, и в развитом виде позволила постичь закон причинности

Манипулирование предметами как символическими фигурами подготовило к ментальной манипуляции словами как символами предметов и явлений

Нервные структуры, осуществляющие правильную последовательность действий, с точки зрения изготовления и использования предметов, подготовили операционную и смысловую сторону речи

После этого приведение символа предмета в звуковую форму стало вопросом времени

Таким образом, создается впечатление, что становление и развитие речи происходило как следование определенной линии развития

Эта линия развития связана исключительно с усовершенствованием аппарата движения — от установления соответствующего обстановке тонуса, через усовершенствование сотрудничества мышц (синергии) через совершенствование способности к перемещениям, через операции с предметами — к символическим действиям

Речь является прерогативой наиболее молодых структур в коре головного мозга — третичных отделов коры

Но тогда получается, что в результате совершенствования движений, у нас непонятно откуда возник аппарат с перемещениями мало связанный

Нестыковки в этом вопросе отмечает и сам Н.А. Бернштейн

Согласно его воззрениям каждый уровень может получить полное развитие только при условии возникновения нового, более высокого уровня управления движением

Не обнаружив у человека уровня управления движениями более высокого, чем речь, Бернштейн выразил свое недоумение

Если же рассматривать речь, не как новый этап развития аппарата движения, а как аппарат коммуникации, то мы увидим, что речь является наиболее молодым в филогенезе, наиболее совершенным средством коммуникации

До появления речи животные использовали для общения иные средства

Проследив эволюционный путь развития средств коммуникации, мы обнаруживаем в организме, и в частности в центральной нервной системе, совершенно иные структуры, чем структуры, лежащие в основе аппарата движения

Здесь в первую очередь надо отметить центры формирования эмоций, образованные на базе древнейшей коры

Изначально главной функцией древнейшей коры было управление не движением, а намерением живого существа — выбор цели, устойчивость желания, с учетом состояния организма

Речь идет о лимбической системе
У человека она ответственна за формирование эмоций

Эмоциональное состояние, то есть интегральное выражение состояния организма, оценки окружающей обстановки, и отношение к ней, при помощи жестов и мимики передается другому

Партнер является частью этой обстановки — его рассматривают или как полового партнера, как партнера по охоте, по самозащите, по игре, как друга, соперника, врага, как пищу, наконец

У наших предков до появления речи уже был канал коммуникации — запахи, жесты и мимика, звуки

Все эти каналы мы объединим одним названием — эмоциональная сигнальная система

Она и предшествовала речи, как средству коммуникации

Таким образом, становление речи шло по двум параллельным линиям:
1) как развитие движения — от локомоций, через предметную деятельность и операции с символами к речи; и
2) как развитие коммуникации — от формирования системы выбора цели, через становление эмоциональной системы общения и мимики к речи

Развитие этих двух линий эволюции оставило свой след в совершенно разных отделах коры головного мозга

Только начиная с каменного века эти две линии объединились в определенных зонах коры — третичных зонах

Эти зоны коры — материальный субстрат речи как функции, есть видовой признак исключительно человеческий

Филогенетически они могли сформироваться только в одном случае — если предметная деятельность обязательно сочеталась с эмоциональным отношением к предмету

Остается найти тот самый предмет, работая над которым древние люди могли бы совершенствовать и предметные действия, и одновременно, совершенствовать средства коммуникации

То есть работа с таким предметом должна заставлять использовать все старые средства коммуникации, и при этом постоянно испытывать их недостаточность

Каждое новое решение, принесшее успех на одном этапе, совершенно не давало никакого успеха на следующем этапе, побуждая искать в работе с тем же предметом новые решения

Эти решения должны были сочетать в себе и предметную деятельность и коммуникативную

Бросить же работу не давал какой-то механизм, благодаря которому работа именно с этим предметом была важнейшим делом, важнее самой жизни

Мало того, в процессе взаимоотношений с этим предметом произошла революция в мировоззрении наших предков

Суть этой революции заключается в переходе от субъект-объектного видения мира, характерного для животного, благодаря которому в каждой стае животных строится силовая иерархия, к принципиально новому взгляду на мир

То, что было предметом работы, под руками творца превратилось из объекта в субъект

Вторым чудом было превращение этого творца из биологической системы в общественного деятеля

Работа над этим предметом и произвела революцию в мировоззрении

Человекообразное животное, пытаясь понять закономерности работы с этим таинственным предметом обрело новый взгляд — субъект-субъектный, то есть увидело в предмете существо, подобное себе

Что это за предмет, работа над которым одновременно изменяла этот предмет и делала человека человеком?

Таким предметом являются дети

Прогрессирующая слабость младенцев, связанная с совершенствованием функции прямохождения, и давала этот объект для одновременной стимуляции и предметной деятельности, и межличностных взаимоотношений

Благодаря этой деятельности получали инициацию развития третичные зоны коры у младенцев, и полное развитие третичной коры происходило у родителей

Родители, воспитывая детей, сами становились людьми

Из животного мира в мир людей мы попали благодаря усилиям наших предков по воспитанию потомства

И единственное дело на земле выделяет людей из мира животных — это развитие третичных зон в коре головного мозга

Величайшим достижением первобытного человека стала система воспитания из маленьких животных людей и из сообщества животного типа образование человеческой общины

Общественное разделение труда освободило людей от деятельности, отличающей человека от животного

Не личное мастерство, а накопленное предками знание помогает теперь выращивать младенцев

Тем самым родители утратили потребность совершенствоваться в становлении собственных третичных зон коры, и, соответственно, ничего не могут сделать для роста таких зон в мозге у собственных детей

Материальная культура замещает собой недоразвитые третичные зоны коры головного мозга

Люди утрачивают педагогические навыки предков, и бывшее когда-то человеческим общество все больше обретает черты животной стаи

Карл Риттер фон Фриш 20 ноября 1886 – 12 июня 1982

Австрийский этолог, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине «за открытия, связанные с созданием и установлением моделей индивидуального и группового поведения животных»

За что только не вручали Нобелевские премии: за открытия, за книги… А вот Карл фон Фриш получил премию за… танцы. Не подумайте только, что это были танго или фокстроты: австрийский этолог получил престижного «Нобеля» за танцы пчел.
Младший из четырех сыновей хирурга-уролога Антона фон Фриша Карл родился в Вене в 1886 году в семье. Кстати сказать, все четыре сына стали университетскими профессорами.

С детства он проводил часы в наблюдениях за животными. Родня, среди которой преобладала профессура, доктора, ученые и прочие лица интеллектуальных профессий изо всех сил поощряли развитие ума и разнообразных способностей Карла. Но детский интерес пересилил все.
Из детского интереса выросла профессия: поизучав немного медицину в Венском университете, Фриш перешел на философский факультет и начал изучать зоологию. И результате занялся этологией – наукой о поведении животных.

В 1925 году Карл фон Фриш стал директором Института зоологии Мюнхенского университета.
В 1933 году нацисты, пришедшие к власти, приняли «Закон о государственной службе», согласно которому все госслужащие должны были доказать свое арийское происхождение. Фон Фришу не удалось объяснить происхождение одного из предков, но его все же не уволили, хотя группа студентов и преподавателей очень настаивала на этом.

Ученый раздражал борцов за чистоту расы и тем, что привлекал ассистентов-евреев и – о, ужас – евреек, и тем, что занимался « еврейской наукой». И даже защищал польских ученых от преследования гестапо. В конце концов Карла фон Фриша вынудили уйти в отставку, но тут выяснилось, что он весьма преуспел в борьбе с болезнями пчел, и решение об отставке отложили до окончания войны.
А потом и решать стало некому. Зоологический институт в Мюнхене в конце войны разбомбили, и Карл фон Фриш несколько лет работал в университете австрийского города Грац.

В начале научной карьеры Карла фон Фриша заинтересовало цветовое зрение рыб. От плавающих он перешел к летающим: ученому показалось невероятным, чтобы насекомые не были способны различать цвета. Дарвинист Фриш предположил, что яркая окраска цветов возникла в процессе эволюции как раз для того, чтобы привлекать насекомых. В поисках нектара насекомые садились на яркие цветки и таким образом переносили пыльцу растений, тем самым обеспечивая их размножение.
На ком бы проверить эту гипотезу? Разумеется, на домашних животных – пчёлах! И Карл фон Фриш начал эксперименты. Ему удалось научить пчел связывать наличие пищи с определенным цветом. А когда пчелы привыкали садиться на квадрат определенного цвета, Фриш пищу убирал. И убеждался: пчелы продолжают отличать квадрат этого цвета даже при отсутствии на нем еды и при изменении его положения относительно квадратов другого цвета.

От цветов Карл фон Фриш перешел к запахам и в процессе экспериментов доказал, что пчелы различают до десятка ароматов. Пчелы безошибочно выбирали картонный ящик, в котором стояло блюдце с сахарным сиропом. Сироп кончился? Нечего туда больше летать! Но стоило одной пчеле обнаружить новое блюдце, как туда устремлялся целый рой.
Фриш открыл способность пчел ориентироваться по поляризованному свету неба. «Мне было ясно, – писал потом Фриш, – что сообщество пчел обладало превосходной разведывательной службой, но я не мог понять до конца, как она действовала». Помог очередной опыт: Фриш пометил краской нескольких рабочих пчел, а потом проследил за пчелой, которая попробовала сироп из блюдца и вернулась к улью. «Я едва мог поверить своим глазам, – писал ученый, – когда она исполнила круговой танец на медовых сотах, чем привела в сильное возбуждение находящихся рядом с ней пчел, помеченных краской, которые немедленно полетели к месту кормежки... Это было, как я думаю, наиболее важное наблюдение в моей жизни, во всяком случае, имеющее самые далеко идущие последствия».

Куда уж дальше – разгадка секрета общения пчел привела его прямиком к Нобелевской премии. Разглядывая рисунок танца пчел, можно узнать все: где находится нектар по отношению к солнцу, далеко ли, близко ли.

Первые эксперименты с пчелами Карл фон Фриш начал ставить еще в далеком 1912 году. Через шестьдесят один год его труды увенчались «Нобелем» в области физиологии и медицины – за открытия, связанные с созданием и установлением индивидуальной и групповой модели поведения. Дорога от пчел до человека оказалась ближе, чем думал сам человек.

В числе прочих работ Фриш изучал феромоны, которые испускает пчелиная матка. Выяснилось, что они поддерживают сложную иерархию отношений в пчелином социуме.

Сын Карла фон Фриша Отто был директором музея естественной истории в Брауншвейге.

Карл фон Фриш считал, что необходимо улучшать генофонд человечества путем стерилизации людей с наследственными заболеваниями. Но предупреждал: «Такие действия, безусловно, представляют собой большое ограничение личной свободы и требует высочайшей этической целостности тех людей, которые несут ответственность за их применение».

Мои твиты

  • Ср, 12:55: Встреча со школьниками • Президент России https://t.co/gTFoM0G0s3
  • Ср, 18:45: Data Viz Competition – Women in Analytics https://t.co/1mBRnXHWJh
  • Ср, 21:55: RAEX - Международный рейтинг «Три миссии университета» https://t.co/bwDaIOfmzy
  • Ср, 21:56: МГУ вошёл в топ-20 лучших вузов международного рейтинга "Три миссии университета" https://t.co/aFfwDeehvO
  • Ср, 21:57: Магистранты-генетики Университета «Сириус» примут участие в работе над проектами мирового уровня https://t.co/2gfnMtk1sU
  • Ср, 22:06: Праиндоевропейские языки близки к классическому греческому и санскриту https://t.co/yWkxDsMlAO
  • Ср, 22:26: Когда после вскрытия держишь в руках мозг, испытываешь поразительное ощущение Понимаешь, что у тебя в руках целая жизнь В этой студенистой массе содержалось всё, что человек думал, всё, что он пережил, сохранённое в структурных и молекулярных изменениях синапсов https://t.co/flFSCIPaHv
  • Ср, 23:03: Археологи описали древнейшее «двойное жилище» в Восточной Европе — Teletype https://t.co/L7YCkdT71I
  • Ср, 23:09: Геном умершей более семи тысяч лет назад женщины стал первым подтверждением существования загадочной тоалеанской культуры — Teletype https://t.co/221RLto2Wo
  • Ср, 23:18: https://t.co/eGQKcpco8y
Collapse )

Один за всех, лица не увидать

“Когда речь заходит о том, как человек стал доминантным видом на планете, достигнув численности более 7 млрд, упор обычно делается на межвидовую конкуренцию. Принято считать, что наши предки занимали территории, вытесняя другие виды, включая своих родичей неандертальцев, и истребляя крупных хищников. Мы якобы покорили природу с зубами и когтями, обагренными кровью.

Однако маловероятно, что все было именно так. Наши прародители были слишком мелкими и уязвимыми, чтобы главенствовать в саванне. Им приходилось жить в постоянном страхе перед охотящимися стаями гиен, десятком видов крупных кошек и другими опасными животными. Своим успехом люди обязаны скорее способности к взаимопомощи, чем силе.

Наша склонность к взаимопомощи имеет глубокие эволюционные корни. Однако только люди организуются в группы, способные совершать поразительные подвиги, Только у людей существует сложная мораль с упором на ответственность перед другими, опирающаяся на репутацию и наказание. И иногда мы совершаем невероятные поступки, опровергающие представление о человеке как о существе, действующем исключительно из эгоистичных побуждений.

Вот, например, что произошло в этом году на одной из станций метро в Вашингтоне. С платформы на пути случайно упала инвалидная коляска с человеком. Тут же несколько пассажиров, стоявших рядом, спрыгнули на пути и подняли инвалида и его коляску обратно на платформу до прибытия очередного поезда. Еще более драматичное событие произошло в метро Нью-Йорка в 2007 г., когда 60-летний рабочий-строитель Уэсли Отри (Wesley Autrey) спас человека, который упал на пути перед приближающимся поездом. Вытаскивать того уже не было времени, и Отри спрыгнул на пути, навалился на упавшего и держал его прижатым, пока над ними проезжали пять вагонов. Позднее он говорил, что не видит в своем поступке ничего необычного: «не чувствую. что совершил что-то выдающееся».

Его поступок поистине можно назвать героическим. Но что побудило Уэсли Отри подвергнуть опасности свою собственную жизнь ради спасения незнакомого человека в метро? Чтобы ответить на этот вопрос и понять, как мы пришли к другим видам взаимопомощи, нужно сначала изучить подобное поведение наших эволюционных сородичей, в частности самых близких из них: шимпанзе и бонобо.

Взаимопомощь среди приматов

Из окна своего кабинета в Национальном центре исследования приматов им. Роберта Йеркса и постоянно наблюдаю яркие примеры бескорыстной взаимопомощи среди этих животных. Окно выходит на большой огороженный луг, где стареющая самка шимпанзе по имени Пеони проводит свои дни среди других шимпанзе. Когда ее артрит обостряется, ей становится трудно ходить и куда-либо взбираться. Но когда она, злясь и пыхтя, пытается вскарабкаться наверх, к ней может подойти не родственная ей более молодая самка и подтолкнуть под зад, чтобы помочь. Мы видели также, что более молодые самки приносят воду Пеони которой трудно передвигаться. Когда она встает и направляется в сторону поилки, другие самки бегут вперед, набирают воду в свой рот, а лотом выливают ее в открытый в ожидании рот Пеони.

В ходе множества новейших исследований взаимопомощь среди приматов была подробно задокументирована, что позволило сделать три важных вывода.

Во-первых, для взаимопомощи не обязательны родственные связи. Хотя эти животные чтят родственные связи, их взаимодействие и взаимопомощь не ограничиваются семейным кругом. Образцы ДНК, извлеченные из испражнений шимпанзе в лесах Африки, позволили полевым работникам определить, какие шимпанзе охотятся и передвигаются совместно. В большинство таких групп входят особи, не состоящие в родстве, Приятели ухаживают за шерстью друг друга, предупреждают друг друга о присутствии хищников и делятся пищей. Мы знаем, что так же ведут себя и бонобо.

Во-вторых, взаимопомощь часто основывается на взаимной симпатии. Эксперименты показали, что шимпанзе помнят сделанное им добро. В одном исследовании изучался взаимный уход за шерстью перед утренней кормежкой в группе живущих в неволе шимпанзе. При выдаче поддающегося разделению корма, например арбузов, немногих счастливчиков» которым они достались, окружали хнычущие попрошайки с протянутыми руками. Оказалось, что чаще получали долю те, кто до кормежки ухаживал за обладателем пищи.

В-третьих, стимулом к взаимопомощи может быть сочувствие, свойственное всем млекопитающим от грызунов до приматов. Мы чувствуем, когда другие в чем-либо нуждаются, испытывают боль или страдание. Сочувствие порождает эмоции» которые побуждают нас оказать помощь. Сегодня ученые убеждены, что приматы, в частности, идут в этом отношении дальше и заботятся о благополучии друг друга. В типичном эксперименте двух обезьян, одной из которых предлагалось выбирать фишки разных цветов, размещали рядом. При этом за выбор одного цвета вознаграждение получала только та обезьяна, которая сделала этот выбор, а за выбор другого вознаграждение получали обе обезьяны. После нескольких предложений выбора обезьяна начинала чаще всего выбирать тот цвет, который давал вознаграждение обеим. Это предпочтение основывалось явно не на страхе перед другой обезьяной, поскольку наиболее щедрыми оказывались доминантные особи, у которых не было причин кого-то бояться.

В каких-то случаях, вроде описанного выше эксперимента, эта забота о других приматам ничего не стоила, но иногда обезьяны помогали друг другу и ценой значительных потерь, например отдавая половину выделенной им пищи. Известно, что на воле шимпанзе принимают детенышей-сирот и защищают друг друга от леопардов, а это весьма дорогие виды альтруизма.

Более глубокие корни взаимопомощи

Эта склонность приматов к проявлению заботы развилась, вероятно, из потребности всех млекопитающих в материнской опеке. Матери что мышат, что слоненка необходимо реагировать на Сигналы голода, боли или страха своих детенышей, иначе те могут погибнуть. Эта чувствительность (и обеспечивающие ее невральные и гормональные процессы) была впоследствии перенесена на другие отношения, что способствовало укреплению эмоциональных связей, сочувствия и взаимопомощи в более крупных сообществах.

Взаимопомощь дает значительные преимущества, поэтому неудивительно, что она была усвоена таким образом. Ее наиболее распространенная в животном мире форма известна под названием взаимовыгодной. Такое широкое ее распространение обусловлено, вероятно, тем, что она дает непосредственный результат, например обеспечивает пищу или защиту от хищников, Она характеризуется совместными действиями, направленными к достижению очевидной цели, которая полезна всем: например, когда гиены сообща притаскивают тело антилопы гну, или когда десяток пеликанов, встав полукругом, вместе гонят ногами рыбу в мелком озере, что позволяет им всем наполнить добычей клювные мешки. Подобная взаимопомощь опирается на хорошо скоординированные действия и совместное использование их результатов.

Такой вид взаимопомощи может породить и более тонкие виды взаимодействия, например дележ добычи. Если бы все добытое доставалось одной гиене или одному пеликану, система бы погибла. Ее выживание зависит от распределения. Именно этим объясняется, что и люди, и животные столь тонко чувствительны к справедливости распределения. Эксперименты показывают, что обезьяны, собаки и некоторые общественные птицы отказываются от вознаграждения меньшего, чем то, которое досталось их сотоварищам, выполнявшим те же задачи. Шимпанзе и люди идут еще дальше, ограничивая свою долю в общей добыче, чтобы не обидеть других. Своим чувством справедливости мы обязаны долгой истории взаимовыгодной взаимопомощи.

Люди показывают яркие примеры того, как распределение связано с выживанием. Китобои из индонезийской деревни Ламалера рыщут по океану на больших лодках, с которых десяток человек добывают китов буквально голыми руками. Китобои гребут к киту, гарпунер вскакивает ему на спину и вонзает ему в тело свое оружие, после чего люди держатся вблизи кита до тех пор, пока этот гигант не умрет от потери крови. Поскольку с этим опасным для жизни промыслом связаны целые семьи, главы которых буквально находятся в одной лодке, дележу богатой добычи уделяется очень большое внимание. Неудивительно поэтому, что ламалерцы — чемпионы по справедливости распределения, оцениваемой учеными с помощью игры «Ультиматум», в которой измеряются предпочтения в отношении равноценных предложений. В обществах с большей самообеспеченностью, например в тех, где каждая семья обрабатывает собственный участок земли, равенство не столь важно.

Одно из часто упоминаемых отличий человека от других приматов состоит в том, что человек— единственный вид, способный взаимодействовать с чужаками. Хотя наша готовность к взаимопомощи зависит от обстоятельств (мы можем и убить того, кто не принадлежит нашему сообществу), соперничество у приматов происходит преимущественно между группами. То, как человеческие сообщества позволяют чужакам передвигаться по своим территориям, делятся с ними пищей или объединяются в борьбе с общими врагами, нетипично для приматов.

Однако такая открытость может иметь и не эволюционное объяснение, на котором настаивают некоторые. Вероятнее всего, взаимопомощь с чужаками представляет собой распространение тенденций, сформировавшихся в связи с внутригрупповыми отношениями. Применение имеющихся способностей вне их первоначального контекста нередко встречается и у животных.

Например, детеныши приматов используют руки (сформировавшиеся входе эволюции как инструмент для лазания) для того, чтобы прицепляться к матерям. Опыты с капуцинами и бонобо показали, что эти обезьяны способны проявлять взаимную привязанность и делиться пищей. Это значит, что потенциал для взаимопомощи с чужаками имеется и у других видов, даже если ситуации, побуждающие к такой взаимопомощи, в природе встречаются редко.

И все же мы, возможно, поистине не имеем аналогов в одном, а именно в высокий степени организации нашей взаимопомощи. Мы способны создавать иерархические структуры сотрудничества, позволяющие осуществлять проекты такой сложности и масштаба, какие в природе не встречаются. В качестве примеров можно указать террасные рисовые чеки в дельте Меконга или создание Большого адронного коллайдера в CERN.

В животном мире взаимопомощь в большинстве случаев самоорганизуется таким образом, что отдельные особи играют определенные роли в соответствии со своими способностями и представляющимися им возможностями. Иногда животные распределяют роли и тесно взаимодействуют. Примером могут служить согласованные действия китов-косаток для создания волны, которая смывает тюленя с льдины, или случаи, когда несколько шимпанзе образуют группу предводителей-гуртовщиков, чтобы провести стадо обезьян через лес, так, словно они заранее согласовали свои роли. Мы не знаем, как они при этом делятся друг с другом своими намерениями и целями и согласуют их, но не похоже, чтобы всем этим руководили сверху какие-то организаторы, как это делается у людей.

Кроме того, люди располагают средствами укрепления сотрудничества, которые у других животных не задокументированы. Посредством многократных взаимодействий мы создаем себе репутацию надежного или плохого друга и можем даже быть наказаны, если наши усилия не принесли успеха. Кроме того, возможность понести наказание предостерегает людей от нечестных поступков. В условиях лабораторного эксперимента люди наказывали халявщиков даже ценой причинения ущерба себе самим, и в долгосрочной перспективе такая практика должна способствовать укреплению сотрудничества в популяции. По вопросу о том, насколько типичны такие наказания в реальной жизни, идет много споров. Но что мы точно знаем, так это то, что наши нравственные системы включают в себя ожидание взаимопомощи и что мы крайне чувствительны к общественному мнению. В одном эксперименте люди давали больше денег на благие цели, когда на стене перед их глазами была изображена пара глаз. Чувство того, что за нами наблюдают, заставляет нас заботиться о своей репутации.

Эта забота о репутации могла быть той первичной связкой, которая позволила первым Homo sapiens объединяться во все более крупные сообщества. В течение большей части предыстории человечества наши предки вели кочевой образ жизни, похожий на образ жизни сегодняшних охотников-собирателей. Эти наши современники демонстрируют резерв мирного сосуществования сообществ и обменов между ними, что дает основания полагать, что и первые Homo sapiens обладали таким потенциалом.

Я не отрицаю нашей склонности к агрессии и жестокости, но убежден, что именно готовность к взаимопомощи позволила нам пройти тот огромный путь, который мы проделали. На основе черт и склонностей, развившихся в ходе эволюции у «дочеловеческих» приматов, мы смогли сформировать свои сообщества в сложные сети индивидов, сотрудничающих друг с другом всеми возможными путями и способами”.

Франс де Вааль

«В мире науки» № 11, 2014. Стр. 46-49.

Голод одержал верх над тягой к спариванию

Исследователи из Бирмингемского университета изучали поведение плодовых мушек — в частности, такой аспект, как принятие решений. Как оказалось, лишенные пищи и возможности спариваться дрозофилы предпочитают наесться, чем бросаться сразу ухаживать за самкой и вступать с ней в контакт.

Чтобы выжить, животные должны ежеминутно принимать решения. К примеру, ученые ранее обнаружили, что мухи, лишенные пищи, отказываются от сна в пользу еды, а уже потом предпочитают отдыхать. Но зачастую животные сталкиваются с ситуациями, когда приходится выбирать, например, между утолением голода и спариванием. Поэтому важно понимать, как мозг оценивает альтернативные варианты и как расставляются приоритеты.

Важный поведенческий конфликт возникает тогда, когда животное не имеет как пищи, так и партнера для спаривания, из-за чего должно решать, отдать предпочтение поиску ресурсов для кормления либо размножения. Хотя дефицит энергии — непосредственная угроза выживанию, оставалось неясно, может ли голод преобладать над тягой к воспроизводству. Авторам новой работы — ученые из Бирмингемского университета — удалось изучить нейронные механизмы, лежащие в основе выбора дрозофилы между размножением и кормлением. Исследование опубликовано в журнале Current Biology.

Плодовых мушек (Drosophilidae) используют в нейробиологии, чтобы понять, как ведет себя мозг. Эти насекомые демонстрируют сложные способности вроде памяти и обучения, однако их мозг проще, чем человеческий: всего около 100 тысяч нейронов против порядка 86 миллиардов нейронов у нас. Тем не менее дрозофилы — отличная экспериментальная модель, позволяющая увидеть, каким образом мозг принимает важные решения.

Ученые на 24 часа лишали самцов Drosophilidae как пищи, так и возможности спариваться, а затем ставили перед выбором: сахароза или обезглавленная девственная самка? Самки без головы — привлекательные объекты для ухаживания, но в основном неподвижны, поэтому не мешают исследователям наблюдать за поведением самцов.

«Самцы, лишенные возможности спариваться и пищи, демонстрировали явное предпочтение к еде, прежде чем начинать ухаживать за самкой. В то же время их накормленные сверстники (контрольная группа. — Прим. ред.) сразу же обращали внимание на самку и принимались ухаживать за ней», — рассказали авторы работы. После утоления голода самцы всего через несколько секунд переключались на партнерш.

Команда пометила нейроны мозга мушек флуоресцентными маркерами. Затем они включали или выключали небольшое число нейронов и тестировали их влияние на поведение. В итоге удалось увидеть, как мозг дрозофилы реагирует, когда доступны противоречивые варианты, и как она делает выбор. Двухфотонная кальциевая визуализация позволила точно определить активированные нейроны, когда насекомые «расставляли приоритеты».

Как оказалось, передача сигналов тирамина — органического вещества из группы биогенных аминов — выступает важным посредником при выборе между пищей и спариванием. «Нейроны рецептора тирамина (TyrR), способствующие кормлению, и нейроны P1, способствующие ухаживаниям, антагонистически модулируются тирамином и обнаружением пищи, которое сопоставляет поведение с состоянием голода и доступностью ресурсов. <…> Нейроны, которые говорят есть или спариваться, по сути, конкурируют. Если потребность в еде наиболее острая, ответственные за поиск пропитания нейроны одержат верх», — добавили ученые. Хотя утоление голода в приоритете, выбор все же не был фиксированным и зависел от некоторых факторов, в том числе качества пищи.

«Нам еще многое предстоит узнать о плодовых мушках: например, что происходит, когда появляются другие угрозы? Решит ли муха есть или убегать от хищника? И что было бы, если самка столкнулась с аналогичным выбором? Все это поможет создать картину принятия сложных решений в мозгу», — сказал Салони Роуз, один из участников исследования.

https://t.me/anthropogenes/12904

В конце концов, изучив общие механизмы мозга, можно будет лучше понять, как работает более сложный мозг — человеческий — и что происходит, когда он сталкивается с различными болезнями и такими состояниями, как зависимость, которые влияют на процессы принятия решений.

Мои твиты

  • Пт, 19:14: - Привет! - Привит!
  • Пт, 20:40: An ancient viral epidemic involving host coronavirus interacting genes more than 20,000 years ago in East Asia: Current Biology https://t.co/XkyHb27wXb
  • Пт, 21:06: Нужен ли QR–код при сборе валежника?
  • Пт, 21:17: The absolute chronology of Boker Tachtit (Israel) and implications for the Middle to Upper Paleolithic transition in the Levant | PNAS https://t.co/8YpirVV7Et
  • Сб, 09:02: Михаил Бочаров «Вид Москвы с Воробьевых гор», 1853 https://t.co/MuCl92qzwh
  • Сб, 09:14: Деда, а деда... https://t.co/YIsRZdGcuQ
  • Сб, 09:18: «Проектная деятельность» https://t.co/qWLnA98Z21
  • Сб, 09:23: Уникальное фото: грузинская делегация заявляет императору Николаю II о повышении цен для русских в грузинских трактирахъ на 20%, называет Российскую Империю оккупантом и кроет её матом... https://t.co/27XS9NguKI
  • Сб, 09:25: Журнал «Крокодил», №28, октябрь 1984 года. — A y нас в квартире газ А у вас? — А у нас в квартире коккер–спаниель родила вчера трех щенков — по четыреста рублей штука, на даче — телефон, папа — в загранке, мама — товаровед Шмотки — «Монтана» А у вас? https://t.co/AcJKL7qQjk
  • Сб, 09:27: Вот так выглядит оса, которой 90 миллионов лет https://t.co/fUpV45eU7H