Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

33 иностранных слова, которые можно заменить одним русским

  1. Sobremesa (испанский язык)

Вам знаком тот замечательный момент, когда вы, съев всё, что было на столе, продолжаете сидеть за ним и разговаривать с другими людьми (возможно, за бокалом вина)? Это, друзья мои, называется "sobremesa". Sobremesa – это спокойная, непринуждённая, радостная беседа, которая является результатом полных желудков, нескольких бутылок вина и компании хороших друзей.

  1. Estrenar (испанский язык)

Вам знакомо чувство, которое возникает, когда вы надеваете что–то в первый раз? Может быть, эта вещь идеально сидит на вас. Может быть, она топорщится или слишком мала в плечах. Может быть, вы чувствуете себя неловко в этой одежде, и она сковывает ваши движения.

Опыт, который вы переживаете, когда впервые надеваете какую–то вещь, называется "estrenar".

  1. Pena Ajena/Verguenza Ajena (испанский язык)

Это чувство, которое возникает, когда кто–то облажался у всех на глазах. Певец испортил государственный гимн. Ребёнок случайно подавился во время сольного концерта. Это чувство смущения, возникающее в результате действий другого человека.

Когда официантка пролили горячий суп на вашего босса, и вы почувствовали огорчение, это по–испански называется "Pena Ajena".

  1. Desvelado (испанский язык)

Мучает бессонница? Вы лишены покоя и то и дело ворочаетесь в постели? Такое состояние по–испански называется "desvelado". Это чувство усталости и изнеможения, которое возникает после ужасного ночного сна.

Вам нужно выпить пять чашек кофе, чтобы взбодриться. Почему? Это всё из–за desvelado.

Collapse )

Шипящие и гласные после них

Правила лёгкие, но количество «девчЁнок» на один квадратный сантиметр текста в интернете почему-то растёт, поэтому раскладываем правила по полочкам

  1. «Ю» и «Я» после шипящих мы можем увидеть только в иностранных словах или именах собственных: ЖЮль, жЮри, парашЮт
  2. Если в окончании под ударением мы слышим «О», мы пишем «О»: лапшОй, ножОм, большОй и т.д.
  3. В суффиксах существительных –ОК, -ОНОК, -ОНК под ударением пишется «О»: флажОК, рожОК; бельчОНОК, зайчОНОК; ручОНКа, рубашОНКа
  4. В суффиксах прилагательных –ОВ, -ОН под ударением пишется «О»: холщОВый, ежОВый; смешОН
  5. В суффиксах наречий в ударной позиции тоже пишется «О»: свежО, горячО

6.Когда существительное в родительном падеже и во множественном числе, позиция ударная, пишется «О»: кишОк, княжОн

  1. В словах ожОг, поджОг, изжОга

При этом в глаголах будет писаться Ё: ожЁг руку, поджЁг фитиль, изжЁг бумагу

Просто запомнить нужно

  1. Буква «О» также в словах-исключениях: oбжОpa, кpыжОвник, жОм, трещОтка, тpyщОбa, чaщОбa, чОкaтьcя, чОпopный, ПeчОpa, шОв, шОpox, шОpы
  2. В иноязычных словах написание О/Е/Ё зависит только от произношения: мажОр, жЕст
  3. В глагольных окончаниях под ударением пишется «Ё»: лжЁм, лжЁте, печЁм и т.д.
  4. В суффиксе глагола –ЁВЫВА- пишется «Ё»: перекочЁВЫВАем, затушЁВЫВАю
  5. В суффиксе –ЁВК- в существительных, образованных от глагола, тоже будет «Ё»: мелочЁВКа, размежЁВКа
  6. В иноязычных словах с суффиксом –ЁР тоже будет «Ё»: стажЁР, дирижЁР, ухажЁР
Collapse )

«Маленький совет — хозяюшки, ВЫЛИВАЙТЕ ананасовый сок, не раздумывая! И вот, почему:

Знаю я один простенький салатик с ветчиной. А тут, как раз, ветчина осталась — никто не ест. Дай, думаю, сделаю для разнообразия. В салатик идут ананасы. Открыла банку, вынула фрукт — остался сок.

Пить не хочется, выливать жалко.

Знаю я один кексик, в него сок по рецепту кладут — ананасовый или апельсиновый. Закрутила кексик, в него почему-то из яиц только желтки. Белки остались. Выбросить жалко, хранить — всё равно в конце концов выброшу.

Подумала — можно безе сделать. Ничего сложного. В безе лимонную кожуру натерла. Остался лысый лимон. Если его тут же не употребить, засохнет!

Ну, лимон это просто. Соус отличный получается для салата. В салат нарезала пол-луковицы. Только большие луковицы в доме! Осталась половина — ну что с ней делать? Решила томатную подливу для спагетти пожарить, больше жарить с луком было нечего.

Открыла банку томатной пасты, употребила половину. А вторую половину куда? Забуду ведь в холодильнике, а она без консервантов пропадёт.

Решила сварить борщ. Для борща не нашлось капусты. Пришлось поехать в магазин. В магазине купила капусту, морковку, селёдку, сосиски, колбасу, салфетки, стиральный порошок, скатерть (по скидке), тапочки (тоже по скидке) и прокладок три пачки на всякий случай.

По дороге из магазина заехала в банк — вложила чек, потом рядом в фотоателье забрала фотографии, забрала брюки из починки, купила в булочной булочки мужу на завтрак. Еле дотащила всё это от машины до лифта.

Сварила борщ, уже не заметила, осталось ли что-то. Упала на диван, спина не разгибается, ног не чувствую, руки отваливаются…


Думаю, надо было вылить на фиг этот ананасовый сок!!!»

Когда мозгу не хватает еды, он отключает крайне затратный процесс самоконтроля

Самый простой из “рубильников”, которые управляют нашей способностью контролировать порывы, — глюкоза, единственный доступный мозгу источник энергии. И когда ее не хватает, мозг переходит в аварийный режим работы, сохраняя только жизненно необходимые функции и “обесточивая” все остальные. Самоконтроль — процесс, который требует изрядных энергетических затрат: не так-то просто подавлять капризные требования могучей лимбической системы. И если у мозга нет ресурсов, он предпочитает отключить самоконтроль: в ситуации острого голода главное — выжить прямо сейчас, а уж потом, если это получится, можно заняться решением глобальных жизненных задач.
Мы рассмотрели гипотезу, что способность контролировать свои порывы не бесконечна. Как и любой энергозатратный процесс, усилия по сдерживанию себя утомляют, и, если силы окончательно иссякнут, демонстрировать чудеса самоконтроля будет невозможно. Кроме того, подавляя порывы сделать что-нибудь вредное, но приятное, мы не даем мозгу так нужную ему порцию нейромедиаторов. Если лишать мозг подпитки достаточно долго, дефицит достигнет критических значений, и вы сорветесь.
Совет No 1. Научитесь распознавать состояние глюкозного голодания
Разным людям требуется разное время, чтобы загнать мозг в состояние острого голода. […] это зависит как от общих особенностей метаболизма глюкозы, так и конкретно от способностей мозга “высасывать” сахар из общего кровотока. Но признаки глюкозного голодания у всех более или менее одинаковы. Самые очевидные из них — бурчание в желудке и сосание под ложечкой. Это, так сказать, фаза “предголода”: организм уже сообщает мозгу, что неплохо бы заправиться, но самоконтроль и прочие “необязательные” функции пока не отключены. Если человек не внял настойчивым требованиям поесть, мозг переходит в режим экономии. Типичные симптомы этой стадии: вы чувствуете слабость, может быть, даже головокружение, вам сложно сосредоточиться, пальцы дрожат, а ноги мерзнут, пробивает холодный пот, иногда подташнивает. Некоторые из этих реакций неспецифичны и объясняются тем, что мозгу не хватает топлива для их регуляции. Но часть неприятных симптомов — “прицельный” ответ мозга на голодание: в разных его зонах, включая такие важные для самоконтроля области, как миндалина и гипоталамус, находятся особые нейроны-сенсоры, которые градуально уменьшают или увеличивают свою активность в зависимости от концентрации глюкозы.
Но главный для нас признак того, что мозг недополучает глюкозы, — эмоциональная нестабильность. Форумы, где общаются люди, страдающие диабетом, полны историй о том, как обычно спокойные и неконфликтные мужчины и женщины вдруг становятся агрессивными и срываются на близких, а потом обнаруживают, что сахар в крови упал ниже критического значения. Ничего удивительного здесь нет: без глюкозы мозг сокращает питание префронтальной коры, и вся власть переходит более древней лимбической системе.

Отрывок из книги Якутенко "Воля и самоконтроль. Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами»

Радости жизни

Я мог бы привести целый ряд больших и сладостных радостей жизни, например, любовь, добрые деяния, любимые кушанья, майский день, успех, главный выигрыш и массу прочих прекрасных вещей. Но, размахнись я еще шире, я наверняка не забыл бы про одну согревающую нас радость, доступную каждому человеку, — удовольствие давать советы своему ближнему.

Каждый из нас (поскольку я могу судить и о себе) ужасно любит советовать, недаром слово «любить» («rád») и «советовать» («raditi») имеют общий корень, из чего следует, что уже наши предки любили давать советы своим ближним, скажем, тем, у которых промокли ботинки (если только тогда были ботинки). Это просто в характере человека — в каждом случае охотно показывать свое превосходство над другим, советовать ему, как тот должен поступать. Вероятно, дело тут, я бы сказал, в сублимированном и чистом злорадстве, которые испытывает любой нормальный человек при виде затруднений своего ближнего. Не совсем ясно, потому ли человек дает советы, чтоб показать, насколько он выше того, кому советует, или же потому, что его толкает на это чувство общительности и любопытства. Ясно только то, что, попадись, допустим, увязшая на дороге машина, возле которой лихорадочно возится шофер, — лежит в пыли или засунул голову куда-то под капот, — каждый уважающий себя человек на минуту остановится, посмотрит с особым удовлетворением на эту возню и потом сочувственно скажет: «Придется вам, дружище, дотянуть свою колымагу до города на паре коров!» — или: «Мне такая пакость и даром не нужна!» Потерпевший ни за что не примет вашего совета, а только заворчит в ответ и грубо от вас отмахнется; вероятно, его разгневало ваше интеллектуальное превосходство.

Если рассудительный человек дает совет, он, как правило, не скажет: «Сделайте вот так, дружище», — или «Сделайте то-то», — а скажет иначе: «Я бы на вашем месте поступил вот так». Я бы на вашем месте подыскал себе выгодную работенку, чтоб не терпеть нужды. Я бы на вашем месте подал жалобу на этого фрукта, и пришлось бы ему платить как миленькому. Я бы на вашем месте поехал в Аргентину и завел бы там кукурузную плантацию, сам черт не помешал бы мне разбогатеть! Человек обычно знает с удивительной уверенностью, что бы он сделал на месте другого; пока он дает совет своему ближнему, вся жизнь да и весь мир представляются ему сказочно простыми, легкими, многообещающими, стройными. Порой человек сгибается под тяжестью проблемы, какого цвета материю выбрать себе на костюм: то ли эту коричневую, то ли ту синюю. И тут появляется твой ближний и без малейших колебаний изрекает: «Я бы выбрал вон ту коричневую». Такой твердой уверенностью человек обладает лишь тогда, когда речь идет об интересах другого. Дающий советы полон энергии, решительности, рассудительности, уверенности и предусмотрительности; но возникни необходимость дать совет самому себе, как тут же все эти достоинства исчезают!

Если вы не хотите, чтобы ваш совет пропал зря, советуйте по возможности в самой общей форме. Вот, например, приходит к вам человечек — ему не на что купить еды, а работы у него нет. Обычно вы ему не говорите да и не можете сказать: «Идите туда-то, там о вас позаботятся». А скажете примерно так: «Выше голову, дружище, не отчаивайтесь. Подыщите себе какую-нибудь постоянную работу, а найдете, держитесь за нее. Бог мой, человек в любой области может пригодиться! Стоит только открыть глаза!» — и так далее и тому подобное. Советуя так, мы с особым удовлетворением ощущаем, сколько в нас мудрости и как хорошо мы знаем жизнь. Подавая совет, мы меньше всего думаем о помощи ближнему, мы думаем о той чистой и благоразумной радости, какую приносит нам совет как таковой. Существуют конфузливые люди, которые вместо общих советов охотнее дают нуждающемуся пару крон. Они, так сказать лишаются приятного сознания, что оказали моральное воздействие на жизнь и будущее своего ближнего. Такие люди всегда в проигрыше.

К иному сорту удовольствий относятся советы кузнецу как надо ковать, или министру, как надо действовать. Если до этого дойдет, каждый из нас с готовностью посоветует всем на свете специалистам, как они должны поступать. Но оттого, что мир в наших советах не нуждается, мы, по крайней мере, чувствуем удовлетворение, что все в этом мире идет как попало, что мир получает по заслугам, поскольку не руководствуется нашим мнением, и мы вправе сказать: так ему и надо! Последствия пусть сам расхлебывает, как говорят люди, советы подающие.

Из всего сказанного очевидно, что подача советов — неисчерпаемый источник радостей и удовольствий.

©Карел Чапек

Не знают умники таких прекрасных снов...

Да, колыбель моя была в библиотеке;
Пыль, Вавилон томов, пергамент, тишина,
Романы, словари, латыняне и греки...
Я, как in folio, возвышен был тогда.
Два голоса со мной о жизни говорили.

Один, коварен, тверд, сказал мне: «Мир — пирог.
Развей свой аппетит. Ценой своих усилий
Познаешь сладость ты всего, что создал Бог».
Другой же закричал: «Плыви в бездонных сказках
Над тем, что мыслимо, над тем, что мерит метр».
Ах, этот голос пел, баюкал в странных ласках,
Пугал и волновал, как с набережной ветр,
Как кличущий фантом, пришедший ниоткуда.
Я отвечал: «Иду!» И это я тогда
Вдруг ощутил ту боль и ту судьбу, что всюду
Ношу теперь с собой, ношу всегда, всегда...
Я вижу новые созвездья из алмазов
В чернейшей бездне снов, за внешностью вещей;
Раб ясновиденья и мученик экстазов,
Я волоку с собой неистребимых змей.
И это с той поры я, как пророк, блуждаю;
В пустынях и морях я, как пророк, один.
Я в трауре смеюсь, я в праздники рыдаю
И прелесть нахожу во вкусе горьких вин.
Мне факты кажутся какой–то ложью шумной,
Считая звезды в тьме, я попадаю в ров...
Но Голос шепчет мне: «Храни мечты, безумный!
Не знают умники таких прекрасных снов...»

Шарль Бодлер — Голос
Перевод А. Лозино–Лозинского

- А где этот Сенька, который протестовал?

- Купи, сынок, буханку чёрного хлеба (12 копеек), буханку белого (батон, 13 копеек), литр молока (28 копеек), пачку масла (100 грамм, 36 копеек) и на сдачу — мороженое (эскимо — 11 копеек).
Пошёл, пнул ржавую банку по дороге, перешёл улицу. Зашёл в магазин, подошёл к кассе. Продиктовал тётке в окошке свой список, отдал рубпь.

Кассирша орёт:

- Граждане! Пропустите ребёнка!

Ребёнка пропускают. Дают масло, наливают в бидон свежее молоко. В соседнем отделе ребёнок берёт хлеб, булку, суёт всё это хозяйство в авоську и выходит на яркое солнышко, на улицу. Опять переходит улицу, идёт на угол, протягивает другой тётке одиннадцать копеек, получает серебристое мороженое, тут же его разворачивает, кусает, облизывает, съедает за секунду и лениво плетётся домой. Рубль, наконец, закончился.

Отдаёт авоську и бежит играть в футбол во дворе.

А вечером, сделав уроки, садится смотреть по телеку "Неуловимых" или "В мире животных".

Тоска.... Застой. Застой! Тоска смертная...

Через 5 лет, когда ему уже 15 лет, он берёт рубпь и идёт в магазин. Всё в тот же. Опять делает то же самое. Покупает всё то же самое. И опять берёт мороженое за 11 копеек. И опять идёт играть в футбол. Или в хоккей. Или — во Дворец Пионеров, клеить модели кораблей или самолётов. Или в секцию бокса. Скучно же! Застой!

Застой! Тоска смертная...

Ещё через 5 лет ему уже 20 лет. Он студент. Получил стипендию. Пошёл в магазин, отдал в кассу рубпь. Пробил чек на буханку хлеба (12 копеек), плавленый сырок за 10 копеек, бутылку пива (37 копеек), 100 грамм "докторской" (23 копейки). Получил сдачу, сложил всё в портфель. Подумал, почесал за ухом, засмеялся, перешёл на другую сторону улицы и купил мороженое "эскимо" за ..... 11 копеек. На оставшиеся 7 копеек купил газету "Комсомольская правда" и на метро поехал в общагу.

Застой... Тоска, что тут скажешь? Ужас!

Застой! Тоска смертная...

А ещё через 5 лет ему 25 лет. Он закончил институт. Работает в НИИ мэнээсом (младшим научным сотрудником). Зарплата — 110 рублей в месяц. На календаре — 83-й год.

Получает зарплату и идёт куда? Правильно, в магазин! Всё в тот же! Опять даёт кассирше рубпь. Опять покупает всё по списку выше, минус мороженое. Стыдно как-то.

Вместо мороженого он покупает три газеты за 9 копеек. И на метро за пятак едет домой.

Рядом с домом он останавливается около ларька и покупает пачку "Беломора" за 22 копейки и коробок спичек за копейку. Вот раньше, 15 лет назад, этот "Беломор" за 22 копейки был недоступен. Не продадут! Хоть тресни! Hаоборот, подзатыльник дадут! Или отцу пожалуются! Все же друг друга знали! А теперь — пожалуйcта! Ты уже большой, сам зарабатываешь. Заплатил 22 копейки, и на тебе папиросы!

Ну разве можно так жить, скажите на милость! Блин! десятилетиями ничего не меняется! Ни цены, ни люди! Застой!!!

Застой! Тоска смертная...

Опять в программе "Время" какой-то завод построили, какую-то домну задули, какой-то корабль спустили на воду. Опять рявкнули на Запад, чтоб не гоношился.

И опять "Неуловимые". Или "Ирония судьбы".

Ни тебе кровищи на экране, ни тебе стрельбы с десятком трупов, ни задницы голой!

"Жи" и "Ши" — только с буквой "и". Год за годом! Диктор на экране — как автомат русского языка. И опять передачи про учёных, про строителей, про космонавтов. Занудство! Годы идут, а ничего не меняется!

И так — везде! Застой! Хоть стреляйся! Скука смертная.

Застой! Тоска смертная...

Вот так сидишь, бывало, смотришь, как где-нибудь в Африке негры друга друга стреляют, и думаешь:

- Вот! даже в Африке жизнь бьёт ключём! А у нас — эх, одно расстройство! Дал соседу по морде — получил 15 суток. Украл — сел.

Ни те — присяжных, ни те — прогрессивной прессы, ни те — правозащитников!

А когда кто-то кого-то застрелил из ружья по пьяному делу, так весь город миллионный это месяц обсуждал.

Только и слышишь на лавочке у парадной:

- Ой, чё деется, бабоньки! Да где ж такое видано, чтоб живого человека из ружжа средь бела дня застрелить? Что ж дальше -то будет? Кошмар какой!

Застой..... Тоска.....

Проклятая власть!

Ни стрельбы, ни кокаина, ни жевательной резинки! Один Чайковский с Моцартом, да Толстой с Пушкиным.

Разве это жизнь?

Как это можно, вы только вдумайтесь! Так издеваться над людьми? Годами ездить на трамвае за три копейки, а на метро — зя пятак! Годами платить за квартиру 5 рублей в месяц! Десятилетиями знать, что если закончишь ВУЗ — наверняка попадёшь на работу по специальности! Ни тебе безработицы, ни тебе взяток! Ни тебе папы — банкира! Ну что это за жизнь? Кто такое выдержит?

Застой! Тоска смертная...

Предсказуемость просто убивала! Вот не успеет какой-нибудь Синявский или какой-нибудь Даниель даже рот открыть для протеста против всей этой чудовищной жизни, а ты уже знаешь: Сядет! И обязательно угадаешь!

Это же застой! Болото! Всё же наперёд известно!

Спрашиваешь, бывало, на работе:

- А где этот Сенька, который протестовал?

- Как это где? Сидит уже!

Берёшь свой карандаш, склоняешься над кульманом и тихо радуешься за товарища. Наконец, хоть для него всё кончилось! Ни трамваев за три копейки, ни газет за две копейки, ни "Беломора" за 22 копейки! Отмучался! Теперь, поди, круглые сутки — свежий воздух, сосны столетние, снег хрустит под ногами! И сопки синеют вдали! Романтика! Повезло парню! Эх....!

Берёшь в руки 100 рублей с профилем Ленина, смотришь на неё, на купюру эту и думаешь:

Ну и что, что в Москву и обратно — 16 рублей? Ну и что, что гостиница 2.80 в сутки, ну и что, что обед в ресторане — пятёрка?

Ну нельзя же из этого культ делать! Надоело! Скучно же!

Ведь год за годом одно и тоже! Ну сколько можно, в самом деле? Когда же это всё кончится?

Кончилось...

Михаил Загорский
http://www.nationaljournal.ru/articles/2017-01-07/3114/

Мои твиты

Земля, Хлеб и Воля

Лозунг, наиболее полно выражающий современный национал-большевизм

Земля, Хлеб и Воля
Важной частью деятельности любой политической организации является идеологическая обработка населения.

Агитрейды, раздача листовок, наглядная агитация, работа с различными информационными ресурсами, от соцсетей до видеоканалов, - это те способы, которыми политический активист транслирует собственные политические взгляды и цели той политической организации, которую он представляет.
Немаловажным инструментом идеологической работы являются партийные лозунги.

Лозунг, как сообщает нам словарь русского языка, - это "призыв, в краткой форме выражающий руководящую идею, задачу или политическое требование"
Хороший лозунг должен быть кратким, ясным, ёмким и запоминающимся

У нацболов было и есть множество подобных лозунгов. "Завершим реформы так: Сталин, Берия, Гулаг!"; "Россия - всё, остальное - ничто!"; "Рабочим - винтовки, буржуям - верёвки!"; "Отобрать и поделить, посадить и расстрелять!"

Провокационные, радикальные, эпатажные, - они вызывают у обывателя смесь восхищения и ужаса. Они чётко характеризуют политическую, национальную и классовую идентичность партийцев: мы - русские, мы социалисты, мы - антибуржуазны.
Но, думая о лозунге, который наиболее полно и лаконично выражал бы политические цели, преследуемые партией в данный исторический момент, то я бы сформулировал его как "Земля, Хлеб и Воля".
Почему именно такое словосочетание?
Не вдаваясь в подробности решений партийных съездов и принятых на них политических программ, я бы обозначил три основных направления деятельности национал-большевиков следующим образом:
- собирание русских земель
- социальная справедливость
- гражданские свободы
Именно эти три направления символически обозначены в формулировке "Земля, Хлеб и Воля".
Помимо того, это словосочетание несёт в себе понятные исторические ассоциации.
Пётр Кропоткин полтора столетия назад написал книгу "Хлеб и воля", в которой изложил свою утопию вольной жизни без господ и эксплуататоров на принципах социальной справедливости. В ней он написал слова, которые стали только актуальнее за прошедшее время:
Хотя в промышленности, в земледелии и вообще во всём нашем общественном устройстве плодами трудов наших предков до сих пор пользуется главным образом очень небольшое меньшинство, но мы тем не менее можем с уверенностью сказать, что при помощи имеющихся в нашем распоряжении железных и стальных помощников человечество могло бы теперь же создать себе существование, в котором все пользовались бы и богатством, и роскошью.
Да, мы богаты, гораздо богаче, чем думаем; богаты тем, что уже имеем, и ещё более тем, что мы можем произвести с помощью современной науки и техники. И несравненно ещё богаче тем, что мы могли бы получить из земли, от наших мануфактур, от нашей науки и наших технических знаний, если бы они были приложены к достижению благосостояния для всех.
Бесспорно, наши образованные общества очень богаты. — Почему же вокруг нас столько нищеты?
Откуда этот тяжёлый труд, отупляющий народные массы? Откуда даже у рабочего, имеющего порядочный заработок, эта неуверенность в завтрашнем дне, когда кругом накоплено столько богатств, унаследованных от прошлого, и имеются такие могущественные орудия производства, способные дать довольство каждому взамен нескольких часов ежедневного труда?
Социалисты давно уже объяснили это противоречие и повторяют своё объяснение каждый день, опираясь на доказательства, почёрпнутые из всех отраслей науки. Происходит это странное противоречие оттого, что всё, что нужно для производства, — земля, угольные копи, машины, пути сообщения, пищевые продукты, дома, воспитание, знание, — всё было захвачено в свою пользу небольшой горстью людей в течение той долгой истории, составившейся из грабежей, переселений, войн, невежества и насилий, которую человечество пережило с тех пор, как стало учиться побеждать силы природы.
Происходит оно оттого, что, ссылаясь на права, якобы приобретённые ею в прошлом, эта кучка людей присваивает себе по крайней мере две трети продуктов человеческого труда, а затем расточает их самым бессмысленным, самым возмутительным образом; оттого, что они довели народ до такого состояния, когда крестьянину и рабочему нечем бывает прожить даже месяц — часто даже неделю, — если эти господа не позволят ему работать на их земле, копях, заводах, под условием, чтобы львиная доля того, что он выработает, шла бы им, господам; оттого, наконец, что они мешают рабочему производить то, что нужно всем, и заставляют производить не то, что нужно другим, а то, что даёт наибольший барыш хозяину. Именно в объяснении этих фактов и состоит весь социализм.
Под "хлебом" Кропоткин понимал такое справедливое устройство общества, при котором большинство пользуется результатами своего труда, при котором установлено справедливое распределение материальных благ, при котором не существует частного характера присвоения результатов чужого труда, т.е. эксплуатации человека человеком. Иначе говоря: "хлеб" - это символ социалистического устройства общества.
"Воля" же в представлении Кропоткина - это, несомненно, символ анархии или, иначе, - свободы. Национал-большевики далеки от идей анархизма, но идея гражданских свобод нам близка. И слово "воля" я бы рекомендовал понимать именно как символ гражданских свобод.
Третье слово, которое мы не разобрали, - это "земля". Ассоциативно оно нас отсылает, конечно же, к революционной организации народников, а позже и левых эсеров, - "Земля и воля". Народники выступали за крестьянскую революцию и национализацию земельных угодий. На землю они смотрели как на средство производства. Иначе говоря, народники были сторонниками крестьянского социализма.
Сейчас слово "земля", на мой взгляд, имеет несколько политических коннотаций (проще говоря, - несёт в себе сразу несколько смыслов):
- это и собирание русских земель, заявленное в первом пункте нынешней партийной программы: "Стратегическим интересом России мы считаем возвращение утраченных в 91-м году территорий. Мы убеждены – необходим пересмотр границ РФ и дальнейшее воссоединение русской нации, начатое с возвращения Крыма. В состав России неизбежно должны войти Донбасс и вся Новороссия от Харькова до Одессы, Приднестровье, Северный Казахстан.
В перспективе - объединение дружественных народов, ранее входивших в состав СССР."
- это и социалистическая мера, т.е. национализация недр, требование земли и всех её производных (в том числе и сырьевых отраслей) в общенародную собственность
- это и идея деурбанизации, заявленная ещё Лимоновым в сборнике лекций "Другая Россия" (глава 16, "Город - враг").
- это и идея жизненного пространства, включающая в себя не только имперскую, но и, например, экологическую составляющую.
Таким образом слово "земля" обладает достаточной политической многозначительностью, вполне согласующейся со всеми направлениями партийной деятельности.
Более того: я возвожу родословную лозунга "Земля, Хлеб и Воля" к знаменитым русским революционерам не только благодаря внешнему созвучию. Я считаю нацболов наследниками всей русской истории, а значит наследниками не только Невского, Донского, Суворова, Ермолова и прочих собирателей русских земель, но и - наследниками русских революционных традиций. Национал-большевизм - это большевизм, рассматриваемый в контексте русской истории, русского цивилизационного кода. И родословная современных нацболов восходит - через большевиков и левых эсеров, осуществивших Великую Октябрьскую социалистическую революцию - к нескольким поколениям русских революционеров, включая и народников и даже декабристов. Русские в равной мере - имперский народ, и в то же время - народ бунтарей и вольнодумцев, и мы, наследуя всей русской истории, не намерены отказываться ни от того и ни от другого.
По указанным причинам я и считаю лозунг "Земля, Хлеб и Воля" наиболее удачным.

©Андрей Плыгач

Ты знаешь, я умею падать!

Вези меня, ледянка, в детство,
Где мне ещё не больно падать,
Где «Чур» от всех напастей средство,
Где каждая снежинка – радость
Где папа — молодой и сильный,
Где плакать хочется без мамы,
Где лес и розовый, и синий,
А Дед Мороз такой румяный.

Где ничего вкусней сосульки,
Где сам себе игрушки клеишь,
Где каша манная в кастрюльке,
А апельсин, когда болеешь.
Где горькая микстура в ложке,
Где с пенкой молоко в стакане,
Где в плед завернутая кошка,
Где тетя Валя на экране.

Где мандарины пахнут елкой,
Где под столами новоселье,
Где нос укутан в шарфик колкий,
Где угол – плата за веселье.
Где кубики «Гематогенки»
Ещё вкуснее шоколадки.
Где вечно сбитые коленки.
Где с промокашками тетрадки.

Где счастье, если мама дома,
Где горе, если спать ложиться,
И ничего ценней альбома,
И ничего страшнее «Мыться!»
Где примерзают руки к санкам,
И где еще не стыдно плакать…
Вези меня вперед, ледянка!
Ты знаешь, я умею падать!