Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Красноармеец всегда сосредоточен на своей боевой задаче

В апреле сорок пятого военное ведомство США тиснуло методичку для американских солдат о том, что, собственно, такое есть Красная Армия

Некоторые выдержки:

Американский солдат, этот буклет познакомит тебя с красноармейцем, о котором ты много слышал и читал
Настало время встретиться с ним лично
Он твой друг и союзник, сражавшийся как и ты в этой войне

При контакте с Красной Армией, возможно, ты услышишь фразу «STOY! Ktaw ee–DYAWT!» (Стой! Кто идёт!)
Если вы ничего не ответите, то услышите вторую фразу «STOY! Strel YAHT BOO doo!» (Стой, стрелять буду!)
Вам необходимо ответить «A–mee–ree–KAHN–skee bo–YETS» (американский боец) и убедиться, что он вас точно слышит

Затем советский солдат скажет "Один ко мне, остальные на месте!" Следуйте его указаниям и помните, что он обучен стрелять, если у него будут сомнения
На посту солдат не ест, не пьёт и не курит, говорит только по делу

На красноармейцах свободная комфортная форма, на головном уборе – красная звезда, фуражки офицеры не снимают даже во время боя

Далее в брошюре идёт подробное описание формы и знаков различия
Особое внимание уделяется солдатам со звездой Героя или с нашивками за ранение

Необычен факт нахождения на службе большого количества женщин, причём не только на традиционных должностях
Женщины участвуют в боях в качестве снайперов и даже командиров

Во время движения по местности красноармейцы спокойны и даже несколько расслаблены
Помните, что это те люди, которые остановили немцев у Москвы и Сталинграда, прошли 2000 миль по Европе
Если бы вы могли увидеть их путь, вы бы поняли ту цену, которую заплатили красноармейцы

Красноармеец всегда сосредоточен на своей боевой задаче
Оружие всегда чистое и готовое к бою
У них нет палаток и многих других вещей, которые в изобилии находятся у нас
Красноармеец всё делает из подручных материалов
У советских солдат есть безрассудное мужество и уверенность в своих командирах
Отдельного уважения заслуживают советские медики, вернувшие в строй около 80% раненых

Туалетная бумага практически отсутствуе
Самая распространённая еда – «kasha» с жирным мясом и «капустный суп»Огромное количество чая
Бывает водка с селедкой на чёрном хлебе

На досуге в основном играют в карты, если позволяет обстановка любят футбол
Фильмы красноармейцам показывают даже в прифронтовой зоне
Красноармейцы могут разговаривать часами и пить чай, иногда всю ночь, вспоминая семьи и погибших друзей
Общаясь с красноармейцами, вы увидите, что у вас одинаковые интересы, все хотят вернуться домой, работать на своих фермах и заводах

В брошюре перечисляются потери Красной Армии и разграбление советской земли немецкими захватчиками
Описан труд в тылу детей, стариков и женщин.
Далее идут фамилии советского военного руководства, структура подчинения и краткий англо–русский разговорнику

— Срам-то какой.., — произнёс один из бойцов

Историк Сергей Мироненко ощутил пинок в зад и рухнул на мерзлое дно траншеи. Всё ещё не веря в происходящее, он поднялся и глянул вверх. На краю траншеи полукругом стояли бойцы Красной Армии.
— Это последний? — уточнил один из военных, видимо, командир.
— Так точно, товарищ политрук! — отрапортовал боец, чей пинок направил директора Госархива в траншею...
— Простите, что происходит? — пролепетал историк.
— Как что происходит? — ухмыльнулся политрук. — Происходит установление исторической справедливости. Сейчас ты, Мироненко, спасёшь Москву от немецко-фашистских оккупантов.
Политрук указал на поле, на котором в ожидании застыли несколько десятков немецких танков. Танкисты вылезли на башни и, ёжась от холода, с интересом наблюдали за происходящим на русских позициях.
— Я? Почему я? — потрясённо спросил Мироненко. — Какое отношение я к этому имею?
— Самое прямое, — ответил политрук. — Все вы тут имеете самое прямое к этому отношение!
Командир указал Мироненко на траншею и историк увидел, что она полна уважаемых людей: тут уже находились академик Пивоваров и его племянник-журналист, у пулемёта с выпученными глазами расположился Сванидзе, рядом с ним дрожал то ли от холода, то ли от ужаса главный десталинизатор Федотов, дальше были ещё знакомые лица, но перепуганный архивист начисто забыл их фамилии.
— А что мы все здесь делаем? — спросил Мироненко. — Это же не наша эпоха!
Бойцы дружно захохотали. Хохотали не только русские, но и немцы, и даже убитый недавно немецкий танкист, пытаясь сохранять приличия и делая вид, что ничего не слышит, тем не менее, подрагивал от смеха.
— Да? — удивился политрук. — Но вы же все так подробно рассказываете, как это было на самом деле! Вы же с пеной у рта объясняете, что мы Гитлера трупами закидали. Это же вы кричите, что народ войну выиграл, а не командиры, и тем более не Сталин. Это же вы всем объясняете, что советские герои — это миф! Ты же сам, Мироненко, рассказывал, что мы — миф!
— Простите, вы политрук Клочков? — спросил Мироненко.
— Именно, - ответил командир. - А это мои бойцы, которым суждено сложить головы в этом бою у разъезда Дубосеково! Но ты же, Мироненко, уверял, что всё было не так, что все эти герои - пропагандистский миф! И знаешь, что мы решили? Мы решили и вправду побыть мифом. А Москву оборонять доверить проверенным и надёжным людям. В частности, тебе!
— А вы? — тихо спросил историк.
— А мы в тыл, — ответил один из бойцов. — Мы тут с ребятами думали насмерть стоять за Родину, за Сталина, но раз мы миф, то чего зря под пули подставляться? Воюйте сами!
— Эй, русские, вы долго ещё? — прокричал продрогший немецкий танкист.
— Сейчас, Ганс, сейчас — махнул ему политрук. — Видишь, Мироненко, время не терпит. Пора уже Родину вам защищать.
Тут из окопа выскочил телеведущий Пивоваров и с поднятыми руками резво бросился к немцам. В руках он держал белые кальсоны, которыми активно махал.
— Срам-то какой.., — произнёс один из бойцов.
— Не переживай, — хмыкнул Клочков. — Это уже не наш срам.
Двое немецких танкистов отловили Пивоварова и за руки дотащили его до траншеи, сбросив вниз.
— Швайне, — выругался немец, разглядывая комбинезон. — Этот ваш герой мне со страху штанину обоссал!
Второй танкист стрельнул у панфиловцев закурить и, затянувшись, сказал:
— Да, камрады, не повезло вам! И за этих вот вы тут умирали! Неужто в нашем фатерлянде такие же выросли?..
— Да нет, камрад, — ответил ему один из панфиловцев. — У вас теперь и таких нет. Только геи да турки.
— А кто такие геи? — уточнил немец.
Боец Красной Армии прошептал ответ агрессору на ухо. Лицо немца залила краска стыда. Махнув рукой, он пошёл к танку.
— Давайте побыстрее кончайте с нами, — сказал он. — От таких дел снова умереть хочется.
Из траншеи к политруку кинулся Сванидзе.
— Товарищ командир, вы меня неправильно поняли, я ничего такого не говорил! И потом, мне нельзя, у меня "белый билет", у меня зрение плохое и язва!
Политрук доверительно наклонился к Сванидзе:
— А ты думаешь, тирана Сталина это волновало? Он же пушечным мясом врага заваливал! И тем более, я тебе не командир. У вас свой есть — опытный и проверенный! Вот он как раз идёт!
Из глубины траншеи к месту разговора подходил Никита Михалков, держа в руках черенок от лопаты.
— Товарищ политрук, как с этим можно воевать против танков? — взмолился режиссёр.
— Тебе виднее, — ответил командир. — Ты же это уже проделывал. Да, там у тебя, кстати, кровати сложены. Можешь из них быстренько противотанковую оборону наладить! Ну, или помолись, что ли. Авось поможет!
Тут политрук скомандовал построение своих бойцов.
— Куда вы? — с тоской в голосе спросил Михалков.
— Как куда? — усмехнулся политрук. — Занимать позицию у вас в тылу! Заградотряда НКВД под рукой нет, так что мы сами его заменим! И если какая-то сволочь из вашего штрафбата рванёт с позиции, расстреляем на месте за трусость и измену Родине!
— Так ведь штрафбатов ещё нет!
— Один создали. Специально для вас!
Немецкие танки взревели моторами. В траншее послышались отчаянные крики и ругань — новые защитники Москвы выясняли, кто первым начал разоблачать мифы и втравил их в эту историю. Всем скопом били Федотова, после чего его с бутылкой выкинули из траншеи под немецкий танк. Кто-то крикнул ему на прощание:
- Ну, за Родину, за Сталина!
Михалков вцепился в уходящего политрука:
- Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне!
- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. – Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!
И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.
- Прощай, Родина тебя не забудет, - похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам…

©АндрейСидорчик

Нарративы Сороковой год

В 1940 году неожиданно уйдут из жизни сразу три человека, оказывающих негативное влияние на национальный курс Рузвельта

21 июня умрет генерал Смедли Батлер, фронтмен заговора против Рузвельта.
3 августа умирает Владимир Жаботинский, создатель Бейтара и идеолог сионизма

21 августа в Мексике погибает Лев Троцкий, идеолог и организатор проекта создания Американской партии труда

Все три этих человека были активными участниками «британского проекта»; работали/помогали британской спецслужбе

Пороховой склад (1914)

Майор морской пехоты США Смедли Батлер стоял на палубе корабля, осматривая малоэтажные и бедные виды города Веракрус
Ему вспоминалось поместье и семья оставленные в Панаме
Правительство поручило ему контролировать мексиканское революционное движение

Но кто они это «правительство»? Президент?
Его многочисленный серпентарий директоров, замов, приближенных олигархов?
А ещё Батлер не понимал, когда успел стать «специалистом по революционным движениям»
Он просто добросовестно убивал врагов правительства на Филиппинах и Карибах, в Китае и Центральной Америке…

Владимир Жаботинский затемно сидел за рабочим столом, постоянные переводы книг, материалы для журнала «Рассвет» заставляли его подолгу задерживаться в издании
Он был доволен, что его идеи об «антисемитизме» русской литературы всё больше пускали корни в головах его соотечественников без отечества

«Асемитизм», как форма угнетения, пришлась по душе сынам еврейского народа, в недрах которого зарождались основы самого националистического в мире государства
Зарубежные благодетели даже обещали расширить финансирование его деятельности…

Лев Троцкий рассматривал собеседника
Дорогой венский ресторан казался Льву на его фоне питерской пивнушкой
«И так, в чём же заключается ваша перманентная революция?», - продолжил разговор новый знакомый…

Пороховой склад (1928)

Командир корпуса Морской пехоты в Китае Смедли Батлер, уважаемый человек. Китайские военачальники и понемногу богатеющие торговцы и промышленники обращаются к нему для решения вопросов с правительством США
Батлеру не очень нравилось быть консьержем «чёрного входа» американской дипломатии, но союзники были нужны ему, чтобы в случае чего погибнуть в этой «дикой стране» прежде его солдат…

Владимир Жаботинский ещё раз окинул взглядом собравшихся и повторил: «Палестина должна быть британским доминионом с еврейским населением»

Владимир понимал, что это лишь необходимый шаг, и это Британия должна быть доминионом Палестины
Мир же, не принимающий евреев, должен гореть… «Сионизм или война,» - заключил он размышления и продолжил речь

Льву Троцкому не сильно нравилась Алма-Ата, он привык к более роскошным местам, но в жизни видал условия гораздо хуже

Он вспоминал квартирные посиделки осенью 1917 года
Как быстро единомышленники стали врагами…
Сталин отказался от мировой революции, от него – Троцкого, потеряв сильных зарубежных союзников, так много сделавших для советской власти

Пороховой склад (1940)

«Вовремя предать – значит предвидеть»
Военный пенсионер и ярый противник Рузвельта, ни то возглавлявший, ни то раскрывший заговор против него, Смедли Батлер умирает в больнице от того, что сейчас назвали бы отравлением полонием.
«Покоя, только покоя, хочу только покоя»

Владимир Жаботинский, ставший противником Рузвельта, в военном сионистском лагере Бейтар под Нью-Йорком умирает от внезапной сердечной болезни

«Иностранные разведки лишились долголетнего, матёрого агента, не брезгавшего никакими средствами для достижения своих целей,» – так Сталин закончил эпитафию убитого в Мексике ледорубом Льва Троцкого, который в последние годы умудрился вступить в конфликт с Франклином Рузвельтом

«Вы обещали, что наши предприятия получат множество военных заказов
В итоге наш человек мёртв, и ваши агенты тоже,» - недовольно начал разговор холёный американец

«Вы можете не беспокоиться
Вам очень скоро придут обещанные заказы, нам всем придут заказы,» – осёк собеседника англичанин, и выждав паузу, продолжил – «К сожалению, кроме нас есть множество интересантов… в ином будущем
Сталин и Рузвельт опасно для нас сблизились, но они не вечны и очень скоро вынуждены будут работать с нами
Потому просто подождём, молодёжь будет более сговорчива»

https://t.me/russica2/35724
https://t.me/russica2/35725
https://t.me/russica2/35726
https://t.me/russica2/35727
https://t.me/russica2/35728
https://t.me/russica2/35729

- Не лично Я вдвоем в окопе был С Сенгирбаевым

Писатель Р.Ю. Бершадский вспоминает встречу с одним из живых героев-панфиловцев Илларионом Романовичем Васильевым:

- Товарищ Васильев, а как вот вы, лично вы, сражались в бою у Дубосеково с танками?
- А я не лично, - неожиданно остро отреагировал Васильев на нелепый вопрос. И повторил: - Не лично. Я вдвоем в окопе был. С Сенгирбаевым. Он все учил меня: "Не спеши, Васильев. Идет танк - пусть идет. Он не в сторону идет - на тебя идет. Значит, все равно он с тобой не разминется, успеешь еще встретиться! Но когда подпустишь его совсем близко - знай, он тут слепой! Вот и бросай в него бутылку из окопа! На броню, в башню!" Три танка мы с Мустафой так зажгли, а перед четвертым его убило. Враз. Охнуть не успел. Ну, я и озверел. Помню, подумал только: "Мустафа, друг, не пропущу их дальше! Никуда!" Выскочил из окопа как был в гимнастерочке - мы с Мустафой шинели еще раньше скинули, чтоб они не мешали нам, - и ка-а-ак ахну последнюю бутылку!..
Васильев замолчал. Чувств у этого человека было больше, чем слов. Следовало и нам проявить хотя бы уважение к его молчанию. Но нас предупредили, что пресс-конференция вот-вот будет закрыта...
- Товарищ Васильев, но вы же говорили, что Сенгирбаев учил вас не выскакивать из окопа, когда на вас идет танк - и правильно учил! Почему же вы все-таки выскочили? Разве не страшно: один на один против такой махины?!
Васильев не то презрительно, не то иронически посмотрел на задававшего вопрос. Затем усмехнулся.
- Кому страшно? Мне страшно? Нет, товарищ капитан, - и тусклый голос его вдруг зазвенел, впервые за всю пресс-конференцию зазвенел металлом, - нет, товарищ капитан, это ему должно было в танке страшно стать, если я против него в одной гимнастерочке не боюсь!!
Это случилось мгновенно: полное превращение человека! И те из нас, чей взор в ту минуту был обращен к листкам блокнота, а не к Васильеву, даже растерялись: когда это произошло, чтобы вместо приметного лишь своей раздражительностью человека вдруг возник, едва он вспомнил эту схватку, легендарный герой - такой, какие существуют лишь в бронзе и мраморе памятников? Он стоял перед нами живой!
Подполковник из наградного отдела деловито поднялся с места.
- На этом мы закончим беседу с товарищами Васильевым и Шемякиным. Ордена Ленина и Золотые Звезды будут вручены им в Панфиловской дивизии, но ваш приезд туда излишен. В дивизии есть своя газета, в ней это и будет отражено. Понятно?...
...На том и обрываются мои записи на пресс-конференции. Больше я ни товарища Васильева, ни товарища Шемякина не видел, убраны ли их имена с надгробья на братской могиле у разъезда Дубосеково, не знаю, но я интересовался их судьбой, и мне сообщили, что оба они по-прежнему, к счастью, живы, вернулись в Среднюю Азию, работают и получают пенсию.

Бершадский, Рудольф Юльевич. Из разных книг. М: Сов.писатель, 1964. С. 471-483.

Collapse )

12 января 1945 года началась Висло-Одерская операция

В январе 1945-го, в последний год войны, советские войска стояли на восточной берегу Вислы — крупной реки, текущей с севера на юг через всю Польшу и проходящей через её столицу Варшаву.

На западном берегу Вислы, у польских городов Сандомир, Пулава и Мангушев, мы удерживали три плацдарма — крупных, хорошо укреплённых и соединённых с восточным берегом мостами. Самый большой плацдарм, сандомирский, составлял около семидесяти пяти километров в ширину и до шестидесяти в глубину. Противостоявшие нам немецкие войска группы армий «А» были всё ещё многочисленны и боеспособны…

Готовиться к операции начали с осени, продумывая всё до мелочей.

// Из воспоминаний советского маршала И. С. Конева:
Мы, командование фронта, командармы, комкоры, комдивы, командиры полков, вместе с артиллеристами и авиаторами буквально ползком обследовали весь передний край, намечая основные объекты атаки. ...На всём участке будущего прорыва для каждого командира батареи и командира роты были изготовлены специальные карты-бланковки с нанесенными на них разведывательными данными о противнике. ...Это давало артиллеристам возможность стрелять так, чтобы ни один снаряд не был израсходован по пустому месту. //

Согласившисьна просьбу союзных нам англичан и американцев, теснимых немцами под Арденнами, операцию решили начать на 8 дней раньше запланированного срока. Неожиданно для врага 12 января на сандомирском плацдарме заговорила наша артиллерия.

После разведки боем, вопреки обыкновению, командование не стало в течение суток изучать полученные данные. Войска 1-го Украинского фронта сразу же пошли в наступление, прорвав оборону противника на сорокакилометровом участке. В прорыв двинулись танковые армии.

// Из воспоминаний маршала Конева:
...Мы учитывали, что уже сложился известный шаблон... разведку боем проводили обычно за сутки до наступления... На этот раз решили поступить иначе... Ровно в пять утра после короткого, но мощного артиллерийского удара передовые батальоны перешли в атаку и быстро овладели первой траншеей обороны противника. Уже по самым первым донесениям стало ясно, что враг никуда не отошёл... Передовые батальоны, заняв первую траншею, залегли между первой и второй. Именно в этот момент началась артиллерийская подготовка. Она продолжалась час сорок семь минут. И была такой мощной, что, судя по целому ряду трофейных документов, противнику почудилось, будто длилась она не менее пяти часов. //

Спустя два дня с мангушевского и пулавского плацдармов началось наступление 1-го Белорусского фронта на Варшаву и Познань. 17 января в Варшаву вошла 1-я армия Войска польского, поддержанная нашими войсками... Позже к операции также подключились отдельные части 2-го Белорусского и 4-го Украинского фронтов.

Наши танки шли вперёд, обгоняя отступающих немцев, чтобы не дать им занять заранее подготовленные оборонительные рубежи и удобные позиции по берегам небольших рек, пересекающих дорогу к Одеру.

В Силезском промышленном районе, где стояли крупные оружейные заводы фашистского рейха, немцев не стали окружать и добивать: им позволили отойти на запад, догнав и разбив позже.

// Из воспоминаний маршала Конева:
К 29 января весь Силезский промышленный район был очищен от противника и захвачен целым и неразрушенным. Многие предприятия, когда мы ворвались туда, работали на полном ходу и в дальнейшем продолжали работать и выпускать продукцию. //

Наконец, 3 февраля наши войска вышли к реке Одер, по которой до войны проходила граница между Польшей и Германий. На западном берегу реки удалось захватить плацдармы у населённых пунктов Вроцлав (по-немецки Бреслау), Ополе (Оппельн), Костшин (Кюстрин), Сьцинава (Штейнау). С кюстринкого плацдарма вскоре началось наступление на Берлин.

В результате Висло-Одерской операции была разгромлена фашистская группа армий «А», освобождена большая часть территории Польши, освобождён фашистский лагерь смерти Освенцим.

// Из воспоминаний немецкого генерала Ф. Меллентина:
Русское наступление развивалось с невиданной силой и стремительностью. Было ясно, что их Верховное Главнокомандование полностью овладело техникой организации наступления огромных механизированных армий.
Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи. //

"Не было бы счастья, да несчастье помогло" или чем помогла пандемия нашей военной авиации

В 2020 году проблему удержания летных кадров в ВВС помогла решить, как ни парадоксально, пандемия коронавируса. Не льготное медицинское обеспечение и трехразовое питание показало военным летчикам правильность выбора своей профессии и места службы. Во времена пандемии COVID рейсы гражданских авиаперевозчиков резко сократились, самолеты простаивают на земле, а пилотов массово увольняют. Тысячи летчиков гражданской авиации и в России, и особенно за рубежом остались без неба и без заработка. О приеме на работу новых сотрудников речь вообще не идет и устроиться в авиакомпанию бывшему военному летчику можно разве что грузчиком в аэропорту.

Тут внезапно и выяснилось, что не такая уж и плохая зарплата у военного летчика – сегодня она составляет в среднем 110 тысяч рублей в месяц. Это, конечно, не 20 тысяч долларов, как у пилота китайского грузового самолета Boeing 747-400, или 400 тысяч рублей у летчика «Аэрофлота» (это до начала коронавируса), зато стабильная и гарантированная.

Кроме того – льготная военная ипотека. Кроме того – престиж военной летной работы. Кроме того – многочисленные льготы и привилегии для военнослужащих. А еще выслуга лет для летного состава идет год за два и к 33–38 годам можно накопить ее на полную пенсию – а значит, не раз еще подумаешь, стоит ли увольняться и искать счастье в гражданской жизни. И главное – даже во время пандемии коронавируса ВВС летчиков не сокращают.

«Коронавирус повлиял на сокращение рапортов на увольнение военных летчиков со службы, – подтверждает Александр Дробышевский. – Однако это не основная причина, которая остановила сейчас отток пилотов из ВВС. Помимо материальных льгот, которые существенно увеличились, пилоты получили возможность полноценно летать. Для летчика это первично».

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Теперь, в эпоху коронавируса, военные летчики чувствуют себя на своем месте гораздо более уверенно, чем еще несколько лет назад. Потому что Родину защищать надо в любую эпоху.

Полный текст статьи - тут: https://vz.ru/society/2020/12/29/1077813.html

И еще немного занимательной статистики

Есть в США такой штат - Вермонт (да, там, где когда-то, чудом выжил гр. Солженицын) В этом штате не нужно никаких специальных разрешений на огнестрельное оружие и его ношение (скрытое или открытое). При этом, штат Вермонт традиционно занимает первую тройку самых безопасных штатов США. Это штат с одним из самых низких показателей убийств, ограблений, нападений и изнасилований на душу населения. Итак, представитель штата Вермонт Фрэд Маслак, как истинный почитатель конституции США и Второй Поправки предложил регистрировать тех, кто не владеет оружием и обязать их платить налог штату в размере 500 долларов в год.
Таким образом, Вермонт вводит налог на особый вид роскоши - на роскошное право возлагать свою безопасность на плечи других. И всего-то за каких-то символических 500 долларов США. Именно такую цену господин Маслак считает логичной за привилегированное право не владеть оружием в штате Вермонт. Фрэд Маслак твердо уверен, что Вторая Поправка не только подразумевает право добросовестного гражданина на участие в вооруженном ополчении, но и является прямой его обязанностью. Поскольку вооруженные граждане являются прямым противовесом преступности и преступной диктатуре. И поскольку монополия силы у правительства возможна лишь при разоружении граждан. Граждане Вермонта должны быть готовы защитить себя и свой штат против любой возникающей угрозы. А те, кто не готов защищать свой штат - должны за это платить. В соответствии с законом все взрослые, которые не владеют оружием, должны быть зарегистрированы, так как власти вправе знать, кто из граждан не готов защищать штат, считает Маслак. И это несмотря на то, что Вермонт и так один из самых вооруженных штатов США и единственный, где не нужно разрешения на скрытое ношение оружия. Логика законопроекта весьма простая - люди без оружия требуют больше защиты со стороны сил правопорядка. И, соответственно, должны платить больший налог за эту защиту. И еще немного занимательной статистики.

Занимательная статистика. Количество врачей в США - 700 000. Количество смертей по причине медицинских ошибок - 120 000. На одного врача приходится 0.171 смерть.

А теперь об оружии. Количество людей, владеющих оружием в США 80000000. Да - это 80 млн! Количество случайных смертей, связанных с использованием оружия в год среди всех возрастных групп 1500. Количество смертей на одного владельца оружия 0,000188. Таким образом, врачи примерно в 9000 раз опаснее владельцев оружием. Факт: оружием владеет не каждый, но почти у каждого есть врач! Это означает, что риск быть убитым врачом превышает в 900 раз риск быть застреленным!

©Андрей Кондратенко

Не столь «картинен», как Скобелев"

В суровые декабрьские дни 1877 года русская армия на Балканах после нескольких месяцев топтания на месте и частных неудач начала громить турок
По итогу за несколько месяцев наше воинство смело османскую армию и дошло до самых стен Константинополя (сейчас селение Сан-Стефано, где остановилась русская армия, является районом Стамбула)

Исключительная роль в военных успехах России принадлежала Иосифу Владимировичу Гурко (1828-1901)
Он, наряду со Скобелевым и Радецким, стал подлинным героем Русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Процитируем знаменитого военного историка Антона Керсновского ("История русской армии", том II):

"В первый ряд выдвигаются три вождя: Гурко, Радецкий, Скобелев
Все трое — люди железной воли
Каждый, однако, по-своему: Гурко — могуч и решителен; Радецкий — спокоен и непреклонен; Скобелев — блестящий, «сверкающий»
В свои энергичные руки принимают они ведение войны, сообщают ему свой неизгладимый отпечаток
И последний, седьмой, месяц дает нам переход Балкан, Шейново, Филиппополь и сокрушение двух турецких армий
Русское военное искусство пробуждается
Грозно и прекрасно оно в этом своем пробуждении!

На первое место следует поставить Гурко
Это — победитель войны 1877 — 1878 годов, победитель Балкан, вдохнувший свою несокрушимую энергию как в войска, так и в Главную Квартиру
Скобелев еще не успел вполне сформироваться как полководец (Шейново — Рымник, Прагой будет Геок-Тепе)
Но он уже стал Белым Генералом, героем легенд — при одном его виде гремит «ура!»
Радецкий уступает им в полководческом отношении — он не столь «монументален», как Гурко, не столь «картинен», как Скобелев"

В 1894 году Гурко получил звание генерал-фельдмаршала - высший военный чин в Русской императорской армии, в 1896-м был награжден орденом Святого Андрея Первозванного - высшим орденом Российской империи
Считается национальным героем Болгарии (именно Гурко освободил от турок их столицу Софию), по всей стране в его честь названы улицы, установлены памятники и мемориальные доски

А в России... памятников и досок этому великому генералу можно пересчитать по пальцам одной руки...

Collapse )

Я посочувствую слегка Погибшим им, — издалека

Штормит весь вечер, и пока
Заплаты пенные латают
Разорванные швы песка –
Я наблюдаю свысока,
Как волны головы ломают.

И я сочувствую слегка
Погибшим им, — издалека.

Я слышу хрип и смертный стон,
И ярость, что не уцелели, –
Ещё бы, взять такой разгон,
Набраться сил, пробить заслон –
И голову сломать у цели!

И я сочувствую слегка
Погибшим им, — издалека.

Ах, гривы белые судьбы!
Пред смертью словно хорошея,
По зову боевой трубы
Взлетают волны на дыбы,
Ломают выгнутые шеи.

И мы сочувствуем слегка
Погибшим им, — издалека.

А ветер снова в гребни бьёт
И гривы пенные ерошит.
Волна барьера не возьмёт,
Ей кто–то ноги подсечёт –
И рухнет взмыленная лошадь.

Мы посочувствуем слегка
Погибшей ей, — издалека.

Придёт и мой черёд вослед:
Мне колют в спину, гонят к краю.
В душе — предчувствие как бред, –
Что надломлю себе хребет
И тоже голову сломаю.

Мне посочувствуют слегка –
Погибшему — издалека.

Так многие сидят в веках
На берегах — и наблюдают
Внимательно и зорко, как
Другие рядом на камнях
Хребты и головы ломают.

Они сочувствуют слегка
Погибшим — но издалека.

Но в сумерках морского дна –
В глубинах тайных, кашалотьих –
Родится и взойдёт одна
Неимоверная волна...
На берег ринется она
И наблюдающих поглотит!

Я посочувствую слегка
Погибшим им, — издалека.

весна — лето 1973
Имела название "Шторм" или "Галичу"
Хорошо читает Александр Филиппенко

День воинской славы!

Излагая последующие события, часто придётся оперировать, вроде бы, общеизвестными фактами… но – почему бы и не вспомнить такое событие ещё раз?..

…Надо сказать, к моменту приезда непобедимого генерала, его менее непобедимые предшественники успеют провести военный совет, и решат осаду бросить – так что Александру Васильевичу придётся, практически, останавливать отступающие войска!.. (Впрочем, Гудовича, Павла Потёмкина и Дерибаса можно понять – зимовать в степи представлялось весьма сомнительной перспективой. Суворов временами года тоже мог управлять только отчасти… потому вопрос стоял просто: скорый штурм – или отступление).
На подготовку уйдёт девять дней… Великий сераскер Айдозле-Мехмет-паша располагал тридцатью пятью тысячами человек при двух с половиной сотнях орудиях – у Суворова набралась тридцать одна тысяча. Как известно, военная теория рекомендует иметь трёхкратный численный перевес при наступательной операции (не говоря уж о штурме крепости)… ну, вот так получилось…
…Суворов приступит к делу с присущей ему энергией – солдаты целыми днями тренируются на срочно возведённых укреплениях, имитирующих измаильские вал и ров… в нашей историографии это трактуется как некое «обучение»… пожалуй – но, думается, главной целью было психологическое давление на противника. (Не забудем – в крепости засели, в основном, остатки битых тем же Суворовым армий, причём выбор у них был невелик: погибнуть в бою – или умереть от руки «своего» палача в случае неудачи… Можно себе представить, какие гнетущие чувства испытывали защитники Измаила, наблюдая сначала прибытие грозного Топал-паши («Хромым пашой» они звали Суворова), а потом – экзерциции его страшных солдат. (По некоторым источникам, тренировки проходили, в целях конспирации, по ночам – возможно, но кого это могло обмануть?.. Так же, как и демонстративная расстановка артиллерии на позициях для длительной осады… нет, скорее уж наоборот – турки на эти поверхностные уловки не велись, и ежедневно пребывали в напряжённом ожидании приступа!..)

…Давление продолжит знаменитый ультиматум: «Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя. Штурм – смерть». (Справедливости ради, текст этот апокрифический – Суворов всего лишь передаст ультиматум главнокомандующего, Григория Потёмкина, сопроводив его своей запиской – несколько более длинной и цветистой… но суть, в общем-то, была та же).
Сераскир ответит не менее известной фразой: «Скорей Дунай остановится в течении своем, и небо преклонится к земле, чем сдастся Измаил». (Здесь тоже имеются разные версии – за неимением ссылок на оригинал, приводим эту).
…Итак, весь день 21-го русская артиллерия (шестьсот орудий) ведёт огонь по крепости, а в полшестого утра 22-го начинается штурм. Наши атакуют с трёх направлений – тремя колоннами в каждом. (Одной из них, кстати, командовал Кутузов, которого позже щедрый на похвалы Суворов назовёт своей «правой рукой» – по другим сведениям, взойдя на вал, тот отрапортует, что продержаться не сможет – но получит ответ: «Как так? Государыне уже доложено о взятии города!» Кутузов устоит – и даже продвинется вперёд!..)
…В полном соответствии с планом, к рассвету наши преодолеют внешние укрепления и ворвутся в город; здесь сражение разобьётся на множество схваток буквально за каждый дом – Суворов прикажет ввести артиллерию, очищая улицы. Григорий Потёмкин отрапортует Екатерине: «Крепость Измаильская, которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков».

…Побоище продолжится до вечера – защитники Измаила выполняли волю султана до последнего; из гарнизона, переплыв Дунай, уйдёт всего один человек; двадцать шесть тысяч турок будут перебиты, девять тысяч пленены – но в таком состоянии, что к утру треть из них умрёт от ран… Назначенный комендантом Кутузов распорядится сбрасывать трупы в Дунай (пленные этим и занимались) – и сможет очистить город за шесть дней. Суворов в
том штурме потерял беспрецедентные для себя 2136 человек убитыми – и более трёх тысяч ранеными…

PS: …Победа сильно упростит для нас заключение мира, по которому Россия получит территории от Днестра до Кубани. Григорий Потёмкин будет удостоен расшитого алмазами фельдмаршальского мундира – а Суворову дадут «всего лишь» подполковника Преображенского полка… ну, почётно, если учесть, что полковником там числилась сама императрица! …Фельдмаршалом он станет четыре года спустя.