olegchagin

Categories:

«Технологические заделы и человеческий капитал: с чем Россия входит в двадцатые годы»

Лекция про будущее - это такая ответственная штука. Потому что, действительно, когда ты ее начинаешь, ты не понимаешь, из чего исходишь. Где этот глубокий фундамент, по которому ты этот прогноз делаешь.

В 2012 году, еще до «Форсайт-флота», мы сделали прогноз про будущее российской системы образования. И в нем у нас двадцатый год был годом, когда в России должна была появиться система дистанционного образования, стать массовой, национальной. Прям так было написано: Россия переходит на дистант. Но кто же тогда знал, что мы так точно попадем. Ты можешь не знать каких-то факторов. Будущее иногда очень странно преобразуется. Но тем не менее, метод, с которым мы работаем, иногда позволяет очень четко прогнозировать будущее, а иногда его создавать.

Мы сделали некоторые упражнения, собрали глобальные прогнозы, карту времени, географическую карту территорий, наши собственные прогнозы и положили их на общую карту времени. И собрали серию наиболее вероятных сценариев. Сценарии начали с пугающей точностью сбываться То есть, двадцатый год, если обратиться к карте будущего: все идет в онлайн, введение глобальных протоколов безопасности, требование программ безусловного основного дохода, появление, так называемых, «чистых зон» и введение паспортов иммунности. В том, или ином виде мы наблюдаем массово именно эти мероприятия, как они происходят сегодня.

Если сделать выжимку двадцатых годов, то, конечно, мы видим очень высокую волну того, что мы назвали новым левым национализмом. То есть, мы видим, что ключевые страны мира, с одной стороны, уходят в левую повестку, С другой стороны, выходят в повестку, которую в каком-то смысле можно назвать националистической. Это тезис: America first, India first, China first и т.д. Набор этих повесток оказывает очень сильное влияние на развитие технологий. Он приводит на коротком горизонте к попыткам массовой национализации экономик, к разделению технологических гигантов, к закрытию рынков, к появлению новых корпоративных форматов. Если говорить грубо, рассчитывать на либеральную модель, в которой есть ВТО и глобальные правила регулирования больше невозможно.

Нам придется в двадцатые годы, всем компаниям, работать в другой логике, работать в гораздо более тесной логике связи с государством и с государствами.
Мы входим в период распада глобальной ситуации на ряд крупных техноэкономических блоков.

Принципиально важными направлениями становится конкуренция в новых пространствах. Конкуренция в космосе. Космос становится дешевым, доступным для большого количества частных игроков и захламленным. В ближний космос будут запускать очень много разных аппаратов, их надо будет растаскивать по орбитам, сводить с орбит. Соответственно, возникает целый ряд бизнесов, связанных с массовым запуском, с растаскиванием объектов по орбитам, и массовой их утилизацией. Это большие новые рынки. Они будут упираться, не только как сейчас на геоданные как ключевой рынок, но и на рынок доступа к интернету и рынок безопасной связи, в том числе, безопасной квантовой коммуникации через ее космический сегмент. Это другая большая новая реальность.

Вторым таким новым пространством глобальной конкуренции становится океан. Подводные и надводные автономные роботы, умеющие собираться в рой, умеющие образовывать сеть и умеющие добывать самостоятельно энергию, приводят к тому, что через 3-4 года появляются первые реальные проекты поселения на воде. Давняя мечта большого количества людей, уставших от гнета государства, уплыть куда-нибудь подальше в океан и сделать там себе плавучее поселение. До сих пор технологически было малореально, но ключевые барьеры падают один за другим.

У нас, действительно, возникает SpaceNet, как в прямом смысле NET, как INTERNET большое количество узлов связи, и такой же подлинный, настоящий MariNet. По нему наши коллеги создали ключевые технологии, которые позволяют делать очень точное картографирование, очень точную навигацию, очень точную связь.

Ключевые ставки России сегодня сформированы.

Первая ставка очень понятна. Еда — новая нефть. Экспорт Россией продукции сельского хозяйства сегодня стремительно растет, сегодня уже до 100 млрд. долларов. И, скорей всего, за двадцатые годы он существенно перегонит экспорт связанный с нефтью и газом. Россия как экспортер еды — это новая мировая реальность и существенное изменение наших приоритетов. У нас появился FoodNet, в нем очень сильная команда.

Россия очевидно становится экспортером технологий безопасности. Цифровая экономика это прекрасно, виртуальные миры и все это прекрасно, для этого должна быть дешевая энергия, дешевая связность и должны быть технологии безопасности, которые охраняют эту связность: невзламываемые сети связи, прямая физическая безопасность, в т.ч. вооруженная, геополитический контроль над данными, т.е. суверенитет данных. В 2015 была запущена программа SafeNet, она была заблокирована, но так, или иначе мы к этой программе придем.

Следующая ставка — Россия как новый провайдер зеленой энергии. Это атом и водород, и, самое главное здесь - водород. Почему все о нем говорят, почему к Добровольскому по ночам на вертолетах прилетают олигархи, тайком от его руководства? Даже если взять самый консервативный сценарий, связанный с российским экспортом, и предположить, что, если потребление нефти у нас легонечко падает, а потребление газа существенно растет, то, с точки зрения потребности в мировой энергии и Европы как нашего ключевого рынка, мы обеспечим не более половины необходимого прироста в требованиях новой энергии. И эту половину прироста мы в состоянии обеспечить только через водородные технологии. Нам нужна стратегия производства водорода для собственных нужд. Нам нужна водородная экономика в Российской Федерации. Учитывая размеры страны и необходимость решения экологических задач, становится ясно, что водородная экономика и экономика электрического движения очень хорошо себя дополняют.

Водородные проекты

Наверно водородный проект будет самым крупным проектом, который будет порожден в России за последние 10 лет точно. И будет сопоставим с нефтяным и газовым проектами. Это краеугольная история.

Очевидно, что Россия является сегодня единственной страной в мире, которая может обеспечить зеленой энергией в полном жизненном цикле. Потому что та зеленая энергия, которую использует Европа, это энергия самообмана. Европа вынуждена будет работать со странами, которые смогут предъявить 2 вещи: дешевую стоимость базовой энергии, на уровне нефти и газа, и технологии ее переработки и доставки. Наш энергетический союз с Европой является абсолютно неизбежным. Мы будем мучаться, конфликтовать друг с другом, ругаться, но мы к нему придем, потому что никакой альтернативы вокруг такого рода союза не существует.

Мы продолжим эксплуатировать наши логистические преимущества, очевидно, что «Шанхай-Париж», как метафора, наше трансконтинентальное преимущество, логистика, будет наращивать свое значение. Сегодня РЖД крайне активно и эффективно строит квантовую магистраль «Москва - Санкт-Петербург». Если тут все пройдет хорошо, мы станем первой в мире страной по принятию национальных решений по невзламываемым каналам квантовой коммуникации и это станет важным экспортным продуктом.

Список прорывов, которые были совершены вне экосистемы НТИ в 2020году: первая вакцина от COVID-19 «Спутник V», космический ядерный буксир «Нуклон», ледовая платформа Екатерина Великая, лазерный модуль для термояда в Сарове, ракета Ангара А5.

Что у нас появляется нового: FoodNet, EduNet, EcoNet, HomeNet, SportNet, WearNet.

В двадцатые годы мы входим с достаточной долей уверенности, с большим количеством заделов, с сильной сетью, которая стоит гораздо дороже, чем все те компании, которые мы создавали.

Презентация Дмитрия Пескова к лекции: https://news.nti2035.ru/wp-content/uploads/2020/12/prezentacziya_forsajta_2020_-2035-karty-budushhego.pdf
https://t.me/scienpolicy/14062
https://t.me/scienpolicy/14063

Comments for this post were locked by the author