olegchagin

Categories:

Земля, Хлеб и Воля

Лозунг, наиболее полно выражающий современный национал-большевизм

Земля, Хлеб и Воля
Важной частью деятельности любой политической организации является идеологическая обработка населения.

Агитрейды, раздача листовок, наглядная агитация, работа с различными информационными ресурсами, от соцсетей до видеоканалов, - это те способы, которыми политический активист транслирует собственные политические взгляды и цели той политической организации, которую он представляет.
Немаловажным инструментом идеологической работы являются партийные лозунги.

Лозунг, как сообщает нам словарь русского языка, - это "призыв, в краткой форме выражающий руководящую идею, задачу или политическое требование"
Хороший лозунг должен быть кратким, ясным, ёмким и запоминающимся

У нацболов было и есть множество подобных лозунгов. "Завершим реформы так: Сталин, Берия, Гулаг!"; "Россия - всё, остальное - ничто!"; "Рабочим - винтовки, буржуям - верёвки!"; "Отобрать и поделить, посадить и расстрелять!"

Провокационные, радикальные, эпатажные, - они вызывают у обывателя смесь восхищения и ужаса. Они чётко характеризуют политическую, национальную и классовую идентичность партийцев: мы - русские, мы социалисты, мы - антибуржуазны.
Но, думая о лозунге, который наиболее полно и лаконично выражал бы политические цели, преследуемые партией в данный исторический момент, то я бы сформулировал его как "Земля, Хлеб и Воля".
Почему именно такое словосочетание?
Не вдаваясь в подробности решений партийных съездов и принятых на них политических программ, я бы обозначил три основных направления деятельности национал-большевиков следующим образом:
- собирание русских земель
- социальная справедливость
- гражданские свободы
Именно эти три направления символически обозначены в формулировке "Земля, Хлеб и Воля".
Помимо того, это словосочетание несёт в себе понятные исторические ассоциации.
Пётр Кропоткин полтора столетия назад написал книгу "Хлеб и воля", в которой изложил свою утопию вольной жизни без господ и эксплуататоров на принципах социальной справедливости. В ней он написал слова, которые стали только актуальнее за прошедшее время:
Хотя в промышленности, в земледелии и вообще во всём нашем общественном устройстве плодами трудов наших предков до сих пор пользуется главным образом очень небольшое меньшинство, но мы тем не менее можем с уверенностью сказать, что при помощи имеющихся в нашем распоряжении железных и стальных помощников человечество могло бы теперь же создать себе существование, в котором все пользовались бы и богатством, и роскошью.
Да, мы богаты, гораздо богаче, чем думаем; богаты тем, что уже имеем, и ещё более тем, что мы можем произвести с помощью современной науки и техники. И несравненно ещё богаче тем, что мы могли бы получить из земли, от наших мануфактур, от нашей науки и наших технических знаний, если бы они были приложены к достижению благосостояния для всех.
Бесспорно, наши образованные общества очень богаты. — Почему же вокруг нас столько нищеты?
Откуда этот тяжёлый труд, отупляющий народные массы? Откуда даже у рабочего, имеющего порядочный заработок, эта неуверенность в завтрашнем дне, когда кругом накоплено столько богатств, унаследованных от прошлого, и имеются такие могущественные орудия производства, способные дать довольство каждому взамен нескольких часов ежедневного труда?
Социалисты давно уже объяснили это противоречие и повторяют своё объяснение каждый день, опираясь на доказательства, почёрпнутые из всех отраслей науки. Происходит это странное противоречие оттого, что всё, что нужно для производства, — земля, угольные копи, машины, пути сообщения, пищевые продукты, дома, воспитание, знание, — всё было захвачено в свою пользу небольшой горстью людей в течение той долгой истории, составившейся из грабежей, переселений, войн, невежества и насилий, которую человечество пережило с тех пор, как стало учиться побеждать силы природы.
Происходит оно оттого, что, ссылаясь на права, якобы приобретённые ею в прошлом, эта кучка людей присваивает себе по крайней мере две трети продуктов человеческого труда, а затем расточает их самым бессмысленным, самым возмутительным образом; оттого, что они довели народ до такого состояния, когда крестьянину и рабочему нечем бывает прожить даже месяц — часто даже неделю, — если эти господа не позволят ему работать на их земле, копях, заводах, под условием, чтобы львиная доля того, что он выработает, шла бы им, господам; оттого, наконец, что они мешают рабочему производить то, что нужно всем, и заставляют производить не то, что нужно другим, а то, что даёт наибольший барыш хозяину. Именно в объяснении этих фактов и состоит весь социализм.
Под "хлебом" Кропоткин понимал такое справедливое устройство общества, при котором большинство пользуется результатами своего труда, при котором установлено справедливое распределение материальных благ, при котором не существует частного характера присвоения результатов чужого труда, т.е. эксплуатации человека человеком. Иначе говоря: "хлеб" - это символ социалистического устройства общества.
"Воля" же в представлении Кропоткина - это, несомненно, символ анархии или, иначе, - свободы. Национал-большевики далеки от идей анархизма, но идея гражданских свобод нам близка. И слово "воля" я бы рекомендовал понимать именно как символ гражданских свобод.
Третье слово, которое мы не разобрали, - это "земля". Ассоциативно оно нас отсылает, конечно же, к революционной организации народников, а позже и левых эсеров, - "Земля и воля". Народники выступали за крестьянскую революцию и национализацию земельных угодий. На землю они смотрели как на средство производства. Иначе говоря, народники были сторонниками крестьянского социализма.
Сейчас слово "земля", на мой взгляд, имеет несколько политических коннотаций (проще говоря, - несёт в себе сразу несколько смыслов):
- это и собирание русских земель, заявленное в первом пункте нынешней партийной программы: "Стратегическим интересом России мы считаем возвращение утраченных в 91-м году территорий. Мы убеждены – необходим пересмотр границ РФ и дальнейшее воссоединение русской нации, начатое с возвращения Крыма. В состав России неизбежно должны войти Донбасс и вся Новороссия от Харькова до Одессы, Приднестровье, Северный Казахстан.
В перспективе - объединение дружественных народов, ранее входивших в состав СССР."
- это и социалистическая мера, т.е. национализация недр, требование земли и всех её производных (в том числе и сырьевых отраслей) в общенародную собственность
- это и идея деурбанизации, заявленная ещё Лимоновым в сборнике лекций "Другая Россия" (глава 16, "Город - враг").
- это и идея жизненного пространства, включающая в себя не только имперскую, но и, например, экологическую составляющую.
Таким образом слово "земля" обладает достаточной политической многозначительностью, вполне согласующейся со всеми направлениями партийной деятельности.
Более того: я возвожу родословную лозунга "Земля, Хлеб и Воля" к знаменитым русским революционерам не только благодаря внешнему созвучию. Я считаю нацболов наследниками всей русской истории, а значит наследниками не только Невского, Донского, Суворова, Ермолова и прочих собирателей русских земель, но и - наследниками русских революционных традиций. Национал-большевизм - это большевизм, рассматриваемый в контексте русской истории, русского цивилизационного кода. И родословная современных нацболов восходит - через большевиков и левых эсеров, осуществивших Великую Октябрьскую социалистическую революцию - к нескольким поколениям русских революционеров, включая и народников и даже декабристов. Русские в равной мере - имперский народ, и в то же время - народ бунтарей и вольнодумцев, и мы, наследуя всей русской истории, не намерены отказываться ни от того и ни от другого.
По указанным причинам я и считаю лозунг "Земля, Хлеб и Воля" наиболее удачным.

©Андрей Плыгач

Comments for this post were locked by the author