olegchagin

Categories:

Салтыков–Щедрин (История одного города)

И вдруг затрубила труба, и забил барабан.
Бородавкин, застегнутый на все пуговицы и полный отваги, выехал на белом коне.
Глуповцы думали, что градоначальник едет покорять Византию, а вышло, что он замыслил покорить их самих...
*
Он не пошел ни прямо, ни направо, ни налево, а стал маневрировать.
Глуповцы высыпали из домов на улицу и громкими одобрениями поощряли искусного вождя.
– Слава те господи! – говорили они, снимая шапки и набожно крестясь на колокольню.
А Бородавкин все маневрировал да маневрировал и около полдён достиг до слободы Негодницы, где сделал привал.
Тут всем участвующим в походе раздали по чарке водки и приказали петь песни...
*
Только тогда Бородавкин спохватился и понял,
что шел слишком быстрыми шагами и совсем не туда, куда идти следует.
Начав собирать дани, он с удивлением и негодованием увидел, что дворы пусты,
и что если встречались кой–где куры, то и те были тощие от бескормицы.
Но, по обыкновению, он обсудил этот факт не прямо, а с собственной оригинальной точки зрения,
то есть увидел в нем бунт, произведенный на сей раз уже не невежеством, а излишеством просвещения.
– Вольный дух завели! Разжирели! – кричал он без памяти – На французов поглядываете!
И вот начался новый ряд походов, – походов уже против просвещения.
В первый поход Бородавкин спалил слободу Навозную, во второй – разорил Негодницу, в третий – расточил Болото.
Но подати всё задерживались.
Наступала минута, когда ему предстояло остаться на развалинах одному с своим секретарем, и он деятельно приготовлялся к этой минуте...

Comments for this post were locked by the author