olegchagin

Categories:

И сказала, что ей будет очень жаль, если ту самую советскую школу мы потеряем...

В Марокко на несколько дней останавливались в астрономическом отеле в пустыне Сахара. Этот отель (я о нем потом расскажу поподробнее) отрыл немец по имени Фриц Герд Коринг. Сейчас он уже - мужчина весьма солидного возраста, но все дела ведет сам. А рассказать я хочу о его жене. Ее зовут Рабия, ей где-то около 60, и она - марокканка. Но самое интересное, что в советские годы она училась в Москве и прекрасно говорит по-русски! В Москве она не была уже 40 лет, но за те 6 лет, которые она у нас провела, русский язык Рабия освоила почти в совершенстве. Сами посудите! Говорить по-русски в Марокко ей сейчас не с кем. В их отеле русские туристы были только один раз, и мы сейчас были - вторыми. Но она говорит настолько чисто, с применением сложносочиненных, сложноподчиненных предложений и деепричастных оборотов, что кажется, что она прожила в России полжизни!

Заканчивала у нас Рабия Первый медицинский, а училась на фармацевта.
Естественно мы много общались с нею, по-русски. Темы были разные. Но особенно запомнилась одна. Рабия рассказала, что дало ей то советское медицинское образование.
В общем, после учебы она вернулась в Марокко. Жила тогда в Касабланке. Если кто не знает, это - самый крупный город страны, ее экономическая столица. Устроилась работать в крупную фармацевтическую компанию. В ее задачу, как и в задачу других сотрудников отдела, входило изготовление лекарственных препаратов.
Ну, а дальше ее рассказ.
* * *
- Однажды так получилось, что начальник нашего отдела уехал в командировку на несколько дней. На хозяйстве нас оставалось трое: я и две марокканки - выпускницы какого-то серьезного Парижского университета, я сейчас уже не вспомню, какого именно. Они тоже были фармацевтами, и мы с ними работали в одинаковых должностях. Я тогда готовила таблетки, а они делали лекарства на основе сиропа. И вот, слышу, они что-то шушукаются между собой, спорят. Подхожу к ним, спрашиваю:
- В чем дело?
- Да вот, - отвечают, - мы тут кое-что перепутали и теперь не знаем, куда все это вылить. Может, в канализацию?
Я, когда это услышала, схватилась за голову. Вы себе представляете такое? Дипломированные фармацевты не могут приготовить препарат!
- Вы что? С ума сошли? - говорю. - Как, вообще, получилось, что вы так напортачили?
А они глаза вылупили, стоят, не знают, что отвечать, что делать. В конце концов, мне пришлось взять над ними шефство, рассказывать и показывать. Как оказалось, очень много всего не знали эти девочки. В общем, пока наш начальник был в командировке, я была над ними главная. А потом он приехал и всё понял - случайно услышал наш разговор, как я им что-то объясняю. Потом вызвал меня, спрашивает:
- Где ты училась? В Москве?
- Да, - отвечаю.
- У тебя очень хорошая подготовка. Ты была лучшей студенткой на курсе?
- Нет, - говорю, - были и более сильные студенты.
- Потрясающе! Если бы во всем мире учили так, как эти русские, фармацевтика шагнула бы далеко вперед!
* * *
Потом Рабия стала спрашивать нас, как сейчас обстоят дела с образованием в России. И бсказала, что ей будет очень жаль, если ту самую советскую школу мы потеряем...

Comments for this post were locked by the author