olegchagin

Category:

Медицинской маске на самом деле немногим более ста лет

Она была впервые использована при проведении хирургической операции 1 марта 1897 года Яном Микулич-Радецким

Микулич работал в Германии и слыл мировой звездой – Америка считалась тогда задворками медицины. Родился он в Черновцах, на территории Австро-Венгрии. Отец Яна был из Польши, мать – из Австрии. Он одинаково свободно говорил на польском (его первый язык), немецком, русском и английском. На вопрос, какой же он национальности, отвечал: «хирург»

Оперировал Микулич в клинике университета Бреслау (ныне польский Вроцлав). В те времена понятие стерильности только входило в медицинскую практику и немало пациентов умирало от послеоперационного сепсиса несмотря на то что врачи использовали разные способы дезинфекции. В 1896 года он впервые надел перчатки (незадолго до этого введённые в хирургическую практику американским хирургом Уильямом Холстедом), и несколько месяцев успешно в них работал, пока один пациент не умер от заражения крови, явно в результате операции. Эффективность перчаток вызвала сомнения.

В том же университете Бреслау на кафедре гигиены работал профессор Карл Флюгге, одержимый странной по тем временам идеей воздушно-капельного пути распространения инфекций. Зимой 1897 года к нему на стажировку приехал из Харькова гигиенист Павел Лащенков, и вместе они проделали важный опыт. Флюгге изучал так называемую «бациллу чудесной крови». Она разносится по воздуху, плодится на богатой крахмалом среде и выделяет алый краситель. Весьма впечатляюще выглядит кусок хлеба, окрашенный такими бациллами. Их деятельностью объяснимы чудеса с облатками для церковного причастия, придающие убедительность рассказам о чуде пресуществления хлеба и вина в тело и кровь Христа.

Лащенков полоскал рот культурой таких бактерий – они считались безвредными. Теперь нам известно, что Павел Николаевич испортил себе зубы и рисковал воспалением слёзных желез. Потом Лащенков заходил в комнату, уставленную чашками Петри с агар-агаром. В молчании не происходило ничего. Но если экспериментатор чихал, кашлял, насвистывал или просто говорил, на агар-агаре появлялись красные колонии его бацилл.

Флюгге понял, что происходит: когда воздух движется мимо слизистой со скоростью более 4 метров в секунду (что бывает при подаче голоса, чихании, кашле и простом сужении отёкших от насморка ноздрей) воздушный поток увлекает с собой капельки жидкости с бактериями. Эти невидимые капельки разлетаются вокруг и при попадании на агар-агар бациллы принимаются на нём размножаться, вызывая окраску. Ещё не оформив статьи об этом открытии, Флюгге помчался к Микуличу и рассказал, отчего у злосчастного пациента возник сепсис. Выходило, что разговаривать хирургам нельзя, а врачу с насморком нет входа в операционную. Но в конце февраля трудно было собрать такую бригаду, чтобы ни у кого не было насморка. Решили обвязать рот и нос марлей, надели реабилитированные перчатки и так 1 марта 1897 года открыли новую эру в хирургии. И количество послеоперационных осложнений сильно снизилось.

На фото 1899 год, клиника университета Бреслау. Ян Микулич-Радецкий (в центре) во главе первой в мире операционной бригады, работавшей в масках и перчатках.

P. S. А мораль истории в том что маска прежде всего защищает окружающих от потенциально распространителя. И только во вторую очередь носителя маски от заражения (вероятность которого тоже сильно снижается)

https://www.alpinabook.ru/catalog/book-550343/

https://starcheolog.livejournal.com/408787.html

Comments for this post were locked by the author