olegchagin

Category:

Видео-запись, достойная внимательного просмотра и имеющая изысканную научно-политическую эстетическу

Вчера Президиум РАН предложил ценителям поистине изысканное научно-политическое кушанье. Ломались копья вокруг предполагаемом выведении научных работ силовых ведомств, МИДа, а также университетов-подведов Правительства и Курчатовского института.

Оценим позицию участников и ключевые аргументы.

Для РАН 253-ФЗ из «проклятого» окончательно превратился в «спасительный». Редкие дискуссии обходятся без апелляции к нему. Андрей Андрианов с точки зрения текстов законов и постановлений попытался продемонстрировать, что предлагаемые изменения противоречат существующим правовым основам научной политики.

Андрей Андрианов озвучил, что предлагаемые изменения противоречат двум поручениям президента, сформированным по итогам заседания Совета по науке и образованию, прошедшего 27-го ноября 2018 г. – п. 1 б) – о единых критериях экспертизы – и п. 2 д) – о единых требованиях к госзаданию. При этом стоит особо подчеркнуть – РАН в обоих поручениях в качестве ответственной стороны не фигурирует. В обоих случаях упомянут премьер-министр (тогда – Дмитрий Медведев), а в первом – еще и Андрей Фурсенко. В этом смысле и ответственность, и полномочия лежат на Правительстве и Администрации Президента. А в частности – на Минобрнауки, которому согласно ответственности, обозначенной в поручениях президента было как раз и отданы соответствующие команды со стороны Правительства.

Так что Петр Кучеренко с явным удовольствием громко и отчетливо заявил: «Все поручения президента Министерство выполняет неукоснительно и в срок». И спорить с этим невозможно.

Позицию Министерства науки и высшего образования озвучил замминистра Петр Кучеренко. Он обосновал ключевых основания, которыми руководствовалось Минобрнауки при формулировании проекта Постановления Правительства.

Первое – императивное поручение министру Валерию Фалькову со стороны вице-премьера Татьяны Голиковой. Отметим, что она же отвечала за научную проблематику и в тот момент, когда выдавались упомянутые поручения Президента.

Второе – «правительственные» образовательные и научные организации являются независимыми центрами исследовательских компетенций мирового уровня, а экспертиза может снижать темпы развития.

Третье – Академия является точно таким же подведов Правительства, как и все остальные. Следовательно, как отметил Петр Кучеренко, полномочия по экспертизе работ таких же подведов Кабинета министров уравнивает в правах его и Академию, что противоречит логике и праву, а также поручениям президента по радикальному сокращению объемов контрольно-надзорной деятельности.

Четвертое – как раз упомянутое внедрение «регуляторной гильотины» в научной сфере – снижение количества контрольно-надзорных действий, к которым относится и экспертиза.

Важно, что по «оборонно-силовой» тематике РАН в итоге прислала свое согласие – тем более странно было слышать от вице-президента Академии Валерия Козлова претензию о противоречии поручению главы государства о подключении РАН к этим работам. На это лапидарно и обоснованно указал Петр Кучеренко. А президент Академии Александр Сергеев подчеркнул, что это не тема для публичной дискуссии и вопросы там скорее к механике процесса.

Александр Сергеев очень тонко дал понять, что инициаторами изменений стали НИУ ВШЭ, РАНХиГС и Курчатовский институт. Честно говоря, мы мало припомним ситуаций, когда Вышка и Президентская академия выступали столь едино и мощно. Тем более, что есть поддержка Михаила Ковальчука с гигантским политическим весом. Атаковать эту «Антанту» является практически самоубийственным занятием. Симптоматично что выступать от этого блока никто не захотел. Также как не прозвучали на Президиуме МГУ и СПбГУ.

Вице-президент Валерий Козлов призвал собравшихся к «экспертизному сепаратизму» - дабы вернуться к модели отношений РАН-ФАНО, когда Академия отвечала лишь за научные институты. Непонятно, при этом, почему другие критики обвиняли в схожей фронде подведов Правительства. При этом, разве не в той же позиции была Академия до реформы 2013 года?

Представители РАН не раз взывали к высшим силам. Александр Сергеев грозил обратиться к президенту. Председатель Сибирского отделения Валентин Пармон козырял неосведомленностью Андрея Травникова как руководителя профильной группы Госсовета о предлагаемых изменениях, а это игнорирует Государственный совет, что, по мнению главы «Сибирской РАН» в свете принятых изменений в Конституцию делать негоже.

Геннадий Онищенко выступил в дискуссии не только как представитель РАН, но и в качестве эмиссара Госдумы и в целом подтвердил, что нынешняя правовая ситуация дает возможность подведам Правительства претендовать на особые отношения с РАН. Он призвал к «более широкому обсуждению в более узком кругу» и обозначил, что все равно есть ряд тематик и исследовательских программ, экспертизу которых Академия не сможет провести никогда – и в силу секретности, в том числе. По этому вопросу он предложил внести в проект Постановления секретные пункты либо вообще принять отдельный столь же секретный правовой акт. Геннадий Онищенко призвал с пониманием отнестись к позиции Правительства, не горячиться и не формировать имидж РАН как скандалиста.

В этой горячей дискуссии, тем не менее, было видно, что у президента РАН Александра Сергеева и значительно части Академии есть четкая командная работа с Минобрнауки, Правительством и Администрацией Президента. Это стало ясно, когда Петр Кучеренко высказал, а Александр Сергеев поддержал идею о выработке федерального закона «О научной и научно-технической экспертизе». Данное «Соломоново решение» позволяет сохранить лицо всем сторонам в дискуссии – и РАН, и Министерству, и Правительству.

Тем больше консенсус Академии и Министерства проявился в той части Президиума, где Александр Сергеев рассказывал о также вызвавшем бурные дискуссии вопросе об экспертизе в рамках конкурса «стомиллионников». Президент РАН признал (тот факт, что не отрицается и Минобрнауки) проблемы с КД и механикой проведения экспертной оценки. Она шла по научным областям и квотам. Масштаб проектов и широкий состав консорциумов приводил к частым конфликтам интересов и поиску новых экспертов.

«У нас очень деловые отношения с Министерством», - сказал в самом начале Президиума Александр Сергеев. И этой же мыслью он завершил заседание. Президент РАН подчеркнул, что очень ценит мужественное решение министра Валерия Фалькова – бороться с секвестром и в итоге сохранить конкурс «стомиллионников». Причем условием этого было подключение к нему еще и университетов. Скорость проведения процедур была обусловлена и тем, чтобы действительно «не упустить» эти финансы. Да и в целом, как особо отметил Александр Сергеев – никаких претензий быть не может, научные институты получили 3,7 млрд руб., хотя в последние пару лет программы Президиума РАН, на смену которым пришли «стомиллионники», оперировали суммами примерно на 2 млрд меньше.

В итоге Президиум обнажил существование двух групп внутри РАН. Основная масса академиков во главе с президентом РАН Александром Сергеевым работает в команде с Минобрнауки, Правительством и Администрацией Президента, что позволяет отстаивать интересы Академии в самых высоких кабинетах. А заодно – прикрывать представителей второго блока, которые как раз ориентированы на раздувание конфликтов, максимализм, что должен, по идее, быть более присущ как раз юному поколению, а также непримиримость, достойную лучшего применения. В итоге и Министерство, и РАН останутся в обоюдном выигрыше – разве что слишком много сил Александр Сергеев тратит на борьбу внутри самой Академии. Но ему это успешно удается – сегодняшний Президиум еще раз это продемонстрировал.

Видео-запись, достойная внимательного просмотра и имеющая изысканную научно-политическую эстетическую ценность: https://www.youtube.com/watch?v=Z7LCgdBH-TI
https://t.me/scienpolicy/11510
https://t.me/scienpolicy/11511

Comments for this post were locked by the author