Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Время

Время, согласно Гегелю, – это второе определение природы.

Его понятие также проходит в своём формировании три ступени:

- неопределённое время,

- ограниченное время,

- определённое время.

а) В своём изначальном неопределённом значении время представляет собой акт мгновенного отрицания неопределённого пространства. Для обозначения таких мгновений мы используем наречие «теперь». Произнося «теперь», мы в этот момент мысленно подвергаем отрицанию неразличимую всюдость неопределённого пространства. Оно распадается на множество конкретных «здесь». Этот акт можно уподобить вспышке света, в момент которой окружающий мир на долю секунды высвечивается мириадами сосуществующих в нём тел. В каждый такой момент, обозначаемый словом «теперь», мы имеем переход от неразличимой «всюдости» пространства к множеству конкретных «здесь», и обратно – от множества конкретных «здесь» к неразличимой «всюдости» неопределённого пространства.

Для наглядности можно вспомнить детскую игру «Замри-отомри!». Она является хорошим подспорьем в деле освоения сути понятия времени.

Море волнуется – раз,

Море волнуется – два,

Море волнуется – три…

Морская поверхность, замри!

Море, конечно же, не замирает, но замирают дети, принимающие участие в игре. В этот момент они становятся сосуществующими точками пространства. Но в отличие от игры, где команды «Замри!» и «Отомри!» отделены некоторой паузой, в момент отрицания неразличимой всюдости пространства, обозначаемый словом теперь, акт «замирания» всего того, что сосуществует в этом мире, моментально сменяется актом «отмирания».

б) Мгновенье, обозначаемое словом «теперь», обладает исключающим значением как по отношению ко всем другим «теперь», так и по отношению к самому себе. Сказав «теперь», мы тут же теряем его, оно уходит.

Период, заключённый между двумя моментами «теперь», даёт нам определение ограниченного времени. Ограниченное время обладает некоторой длительностью, которая может быть разделена нами (людьми) на любое число собственных моментов «теперь».

Определения ограниченного времени: прошлое, настоящее и будущее, обозначают собой преходящую последовательность трёх моментов «теперь». Причём настоящий момент «теперь» исключает из себя как прошлые, так и будущие моменты «теперь». А это значит, что в реальном мире мы имеем дело только с настоящим, а все представления о прошлом и будущем находятся лишь в голове человека: в нашей памяти и в нашем воображении.

Вечность – это бесконечно длящееся «теперь» или, наоборот, это бесконечная длительность, не ограниченная никакими «теперь». Вечности не было, вечности не будет, вечность просто есть.

в) Ограниченное время становится определённым благодаря принятым нами (людьми) двум системам отсчёта частоты наступания моментов «теперь».

Первая система – земной астрономический год, который соответствует периоду полного обращения Земли вокруг Солнца и делится на 365 дней, 5 часов и несколько минут. Вторая – сутки, которые привязаны к периоду полного обращения Земли вокруг своей оси и делятся на 24 часа.

Все люди воспитываются в данных системах отсчёта времени. Когда мы рождаемся, то ничего не знаем о них. Потом взрослые сообщают нам, что в году 365 дней, в сутках 24 часа, что человек живёт до 100 лет. А далее мы настолько привыкаем к данным системам отсчёта и к тем техническим устройствам, посредством которых он ведётся, что уже и саму природу начинаем воспринимать как то, что тикает и что «календарит». (В России, например, деление суток на 24 часа было введено только Петром I. До этого в разных концах страны сутки делили по-разному. Где-то в них насчитывали 28 часов, а где-то только 17. Жили же в основном по Солнцу и по петухам.)

Такова по Гегелю логика формирования понятий пространства и времени как таковых. Но существуют ли пространство и время сами по себе, вне зависимости от своего наполнения? И существует ли они отдельно друг от друга или они нераздельны? На эти извечные вопросы Гегель даёт следующий ответ.

Если допустить, что пространство существует само по себе, а «наполняющие» его тела – сами по себе, то оно должно представлять собой некий полый короб, который даже тогда, когда в нём ничего нет, должен продолжать существовать, как пустое вместилище. Но ещё никто и нигде не смог найти такого самостоятельно существующего пространства. Оно всегда наполнено и ничем не отличается от своего наполнения.

Точно так же все вещи мира возникают и исчезают не потому, что попадают в некий самостоятельно текущий подобно реке поток времени, а потому, что они сами есть нечто временное, несущее в себе длительность своего существования. Период жизни самих вещей начинается и заканчивается вместе с ними. И если время называют самым могущественным, то его же следует признать и самым беспомощным.

Понятия пространства и времени не изолированы друг от друга, а едины друг с другом. И если наше обыденное сознание всё же пытается представить дело таким образом, что существует пространство само по себе, а кроме него также время, то гегелевская система понятий требует изъять из него вот это «также». Все вещи мира существуют только в единстве определений пространства и времени, в единстве «здесь» и «теперь», благодаря чему мы имеем следующее определение природы – место.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author