Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

«УТОПИСТЫ»

Константин Эдуардович ЦИОЛКОВСКИЙ

/Предисловие к моим работам/.

/Ко 2-й части «Богатства Вселенной»/.

Борьба за жизнь породила промыслы, ремесла, искусства. Эти дали начало технологии и высшим искусствам. Технология породила науку. Последняя послужила основанием к ряду прикладных и описательных наук и философии. Наоборот, философия влияет на точную науку, наука воздействует на технологию, она же на ремесла. Ремесла упраздняются технологией, как технология — наукой. В конце концов останется чистое и точное знание, которое и будет руководить всем. На долю человека в пределе остается только мысль, так как энергия и искусство заменятся силами природы и человеческими приспособлениями или машинами. Они (машины) будут создавать одна другую: сложная более простую. Только здоровое и гармоническое развитие человека потребует от него физической деятельности. В таком бы историческом порядке должно находиться и воспитание человека, и распределение знаний.

Дитя начинает с игр, с бессознательной деятельности, которая приводит к некоторому развитию сил, чувств и ума. Потом, трудясь, помогая родителям, он <ребенок> как бы начинает борьбу за существование. Этот труд начинается с земледелия и ремесел. Потом он переходит к технологии, далее к науке и философии, т. е. необходимому, но менее достоверному знанию.

Если бы я хотел составить энциклопедию знаний, то начал бы с ремесел, технологии и науки. В широком смысле такая задача не по силам одному человеку. Но я бы хотел составить сокращенную энциклопедию если не ремесел и технологии, то хотя бы точных наук, чтобы она подготовила человека к дальнейшему. Но и эту задачу, как бы я ее ни сократил, я откладываю на неопределенное время. Начинаю же с этики, или основ нравственности. Я принимаю чисто научные основы и только немного философии.

Моя этика, мне кажется, имеет общее со взглядами галилейского учителя. Я доказываю, что всякая частица (атом) космоса потенциально жива и составляет основу материи, или дух. Он находится везде: в мертвой и живой материи. Ему самому, т. е. первичному атому, субъективно кажется, что он всегда жив. На этом основании дух человека и всего сущего и после кажущейся смерти продолжает существовать в живом мире, т. е. воплощаться. Выходит, что все разумное, неразумное и мертвое заинтересовано будущими, беспредельно идущими вперед временами. Поэтому все разумное должно, ради собственных интересов, жить так, чтобы будущее мира разумных существ совершенствовалось. Даже через дециллионы лет дух (атом) человека или чего бы то ни было будет жить и чувствовать в этих отдаленных временах. Только прошедшее и будущее не будет ему памятно. Убеждения гал<илейского> учителя возникают из веры и жизни, они были интуитивны. Мои же из недр точной науки. На том же научном аргументе у меня основано отношение к людям и животным, тогда как у Буд<д>ы оно составляет предметы веры и доходит до абсурда в отношении к низшим совершенно несознательным существам, близким к растениям.

Галилейский учитель проповедует так, как чистый натуралист. Но выводы его кажутся интуитивного характера, так как он не мог их основать на естественных знаниях, которых тогда не было. Он был уверен в том, что говорил, но не мог в этом убедить других и поэтому просил и требовал веры. Откуда было ее взять невежественному народу, забитому суетой.

Общие элементы (утописты)

Многие элементы моего труда сходятся с мыслями разных философов, утопистов и социалистов. Так, у Платона мне нравится его преклонение перед гениальностью некоторых людей и его стремление поставить во главе управления величайших философов. Но вопрос, как их найти и удостовериться в их достоинстве, им не решен. Я согласен с этим, но величайшие люди у меня выделяются из народа и народом же. Они всегда зависят от народа и сменяются им же, как только начинают нравственно падать.

Также прекрасно его стремление усовершенствовать человечество путем искусственного подбора, но способы, им предлагаемые для этого, чересчур грубы, жестоки и не могут быть добровольно приняты человечеством. Жестокое уничтожение невинных калек и принуждение к браку без взаимности не может быть нами одобрено. У меня с той же целью — усовершенствования рода — браки только немного ограничиваются, и тем менее, чем ниже общественное положение людей. Так что для большинства этого ограничения почти нет. О несовершенных людях весьма заботятся, они даже заключают браки, но не дают потомства.

Беспрекословное повиновение мудрым и справедливым хорошо, но оно должно ограничиваться, во-первых, законами, истекающими непосредственно или посредственно из народа, во-вторых, самые мудрецы должны проверяться обществом и сменяться, во всякое время, по решению народа. Так делается в моем социальном устройстве человечества. Принцип насилия необходим против нарушителей закона, если он допускается народом или его представителями. Воины Платона необходимы, но они также избираются, не теряя свойств и прав других людей. Общение имуществ в классе мудрецов и воинов совпадает с моими мыслями о том, что чем выше нравственное развитие общества, тем более возможен для него коммунизм.

Вера Платона в бессмертие человеческой души также симпатична и совпадает с моей этикой, но у меня это бессмертие относится ко всему живому и мертвому, и притом не к душе животных, т. е. не к совокупности свойств, зависящих от устройства мозга, а к примитивному и пассивному духу, или к элементу Вселенной (части атома).

Платон глубоко понимает выгоды коммунизма, но думает, что для среднего уровня человечества он недостижим. Что же! Мы не можем пока доказать обратного. Во всяком случае, он достижим в будущем при усовершенствовании природы человека. Хорошо его (Платона) отношение к земледельческому труду как к наиболее возвышенному. Действительно, этот труд должен быть в известной степени предоставлен каждому желающему. Но совершенно необходим и потому не менее почетен и труд фабричный. Со временем он все более и более будет преобладать над земледельческим трудом. Однако растения надолго останутся отрадой и приютом каждого человека в часы свободы. Несмотря на деспотизм, господствующий во всех утопиях Платона, его идеи величавы, так как основою их служит бескорыстное желание правды и добра людям. Это достойный ученик Сократа. Платон думал, как и некоторые из современных философов, что мысль существует независимо от мозга и тела, независимо от вещества. Мы с этим не согласны, но допускаем, что была какая-то внекосмическая идея, желание которой выразилось появлением Вселенной. Космос есть выражение некоторой внемирной воли. Когда двинулись вперед естественные науки и признана зависимость мысли от мозга, то философы, проникнутые идеями Платона, пошли на компромисс, который выразился учением о предустановленной гармонии. Оно состояло в том, что хотя мысль и находится как будто в зависимости от мозга, но это согласие иллюзорное, предустановленное высшею Волею.

Натуралисты отрицают, как и мы, предустановленную гармонию.

Платон и Ницше выражают одинаково высокомерную мысль, что человечество существует, чтобы произвести нескольких гениев. Конечно, это крайность, земной мир так нуждается сейчас в населении, что и думать нечего о его численном уменьшении в пользу улучшения родов путем искусственного подбора родичей.

Однако когда население увеличивается в сто или в тысячу раз, то слова Ницше начнут сбываться. Подбор начнется, так как избытку населения некуда будет деваться. В конце концов останется на Земле потомство только небольшой группы наиболее совершенных существ (может быть, одной пары), которые и дадут начало всему многочисленному населению Земли. Когда же он<о> достаточно усовершенствуется, то начнется расселение его в Солнечной системе.

Томас Мор, сторонник коммунизма, хорошо понял все его материальные и даже нравственные преимущества. Коммунизм дозволяет ограничиваться каждому 5 часами обязательного труда. Но Томас Mop мало обращает внимания на человеческие склонности к тому или другому труду. В его государстве каждый трудится как приказано, дети продолжают дела отцов. Неприятные обязанности исполняют рабы. Все это принуждение и деспотизм излишни. У меня каждый работает по склонности и силе. Если на какие-нибудь трудные или неприятные работы нет охотников, то число часов обязательного труда над этим делом до тех пор понижается, пока не появляются охотники. Кроме того, трудные занятия часто сменяются более легкими и приятными. Повод к труду у Мора, как и у меня, — потребность к деятельности, не превышая запаса сил, затем — соревнование, умственное развитие и сознание, кроме <того> — страх быть выключенным из общества. Симпатична его семья, веротерпимость. Но муж у него глава семьи в английском современном духе.

Кампанелла близок к Платону, только власть мудрецов заменяется духовенством. Тот же абсолютизм, общность имущества, детей и даже жен, заботы об усовершенствовании рода. Остановиться не на чем. Андриэ — подражатель Кампанеллы, только духовенство заменено протестантством, да Андриэ — сторонник брака. Идеи Кампанеллы осуществлены были иезуитами на Уругвае (Ю<жная> Ам<ерика>). Глава индейцев был назначен от ордена. Был брак и общность труда и имуществ. Была некоторая обеспеченность, но не было счастья и прогресса. Общественная собственность нарушалась при первой возможности индейцами. Едва надсмотрщики удалялись, коммунисты из дорогих орудий делали костер и жарили быков ради лакомства, Индейцы также убивали детей, супругов и больных по-прежнему. Низкая степень культуры индейцев помогла осуществить идеи Платона и Кампанеллы, так как <они> не могли встретить серьезного сопротивления. При более культурном народе и того бы не удалось.

<1918 г.>

(Архив РАН, фонд 555, опись 1, ед. хр. 396).

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author