Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Именно тут вред от государства, не знающего своего настоящего места в жизни людей, особенно силен

На нижеследующем примере я намерен показать, что у государства уже есть некоррумпированная сторона деятельности, и она ничем не лучше коррумпированной стороны.

Точнее, государство в своем чистом виде оказывается еще вредоноснее, чем в грязном.

Примером будут служить принятые Министерством образования правила перевозки детей в школьных автобусах https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70623154/)

Пример хороший потому, что довести детей из маленькой деревни до школы в соседней деревне побольше – дело нехитрое. Каждый из нас, оказавшись директором сельской школы, как–нибудь бы это дело организовал. Но министерство позаботилось о нас и издало обширный документ, полный предписаний по данной части.

Если пересказать документ коротко, то школьный автобус должен быть оранжевым с большой надписью «дети» и проблесковым маячком, исправным, прошедшим ежедневный предрейсовый и послерейсовый техосмотр, его должен вести водитель со стажем по категории D не менее года, прошедший специальный инструктаж и предрейсовый медосмотр, и в автобусе еще должны находиться особые сопровождающие, по одному на каждую дверь. Автобус должен ехать по дорогам с исправным покрытием, его путь не должен пересекать нерегулируемые железнодорожные переезды, дети должны входить и выходить на специальных остановках, оборудованных надписью и расписанием. Ну и еще, разумеется, надо заполнить килограммы бумаг по прилагаемым формам.

Авторы данного документа не соответствуют расхожему представлению о чиновнике: они действовали добросовестно, с благими побуждениями и без коррупционного мотива. Если бы Навальный придумал специальную награду, какую–нибудь Звезду Навального, для награждения честных чиновников, то изобретатели нашего документа были бы ее достойны.

А между тем, правила просто ужасны. Чем именно? Да на здоровье:

1. Нигилизм. Чиновники Минобра не верят, что простые деревенские люди способны сами организовать перевозку детей в школу и сами позаботиться о том, чтобы эта перевозка была безопасна. В глазах министерства все граждане, не являющиеся чиновниками этого же министерства – беспомощные идиоты. Только присланная из Москвы инструкция, отчеты, проверки и штрафы могут заставить их хоть что–то сделать правильно. Только столичный чиновник может знать, как правильно содержать автобус, как безопасно ехать, как не выронить детей из автобуса по дороге. Даже местные агенты самого министерства – то есть чиновники Минобра регионального и районного звена, директора школ – подозрительны; им нельзя поручить самостоятельно организовать дело, они должны действовать строго по министерской инструкции.

2. Дебилизм. Чиновники Минобра разрешают возить детей в школу автобусами только в светлое время суток. Видимо, разузнать время рассвета на разных широтах и в разные времена года, сравнив его с временем начала школьных занятий, было для них слишком сложной задачей. А уж про то, что за Полярным кругом (где тоже есть школы) бывает полярная ночь, они вообще не слыхали. Предполагаю, что авторы данного требования не были детьми и не ходили в школу затемно; они самозародились в канцелярии, в шкафу, под стопкой старых папок с делами, и сразу же сели за стол и стали писать инструкции. Поразительно, что указания всей стране берутся раздавать люди, неспособные к простейшим умственным операциям. Или, как на это поглядеть, закономерно.

3. Безальтернативность при одновременной невыполнимости. Если безопасная перевозка по каким–то причинам невозможна (например, единственный путь из селения в школу пролегает через необорудованный железнодорожный переезд), то пускай дети не ходят в школу вообще – им же другие нормы запрещают ходить в школу далее, чем на 1 километр. Или наоборот, принудительно заберем их из семей и отдадим в детдом. Альтернативы при абсолютной технической невозможности соблюдения требований документа, сама возможность обоснованных отступлений от него не рассматриваются в принципе.

4. Чрезвычайная жесткость требований. От автобуса, перевозящего школьников, требуется ежедневно проходить предрейсовый и послерейсовый контроль, водитель должен проходить предрейсовый медосмотр. Соответственно, авторы документа ожидали, что существует какой–то автопарк, где есть мастер по ремонту (осматривающий автобус) и фельдшер (осматривающий водителя). На самом же деле школьные автобусы существуют в сельской местности, где во многих случаях подобных автопредприятий нет и быть не может. Аренда автобуса на этих условиях у ближайшего автопарка, занятого внегородскими рейсовыми перевозками – а этот автопарк обязан будет держать отдельный школьный автобус (оранжевый и с надписями) – может обойтись в большие деньги, так как такой автопарк может располагаться в десятках километров от школы.

Водитель должен иметь стаж вождения автобуса не менее одного года. Как найти такого человека в деревне, если его там нет? Можно выучить сельчанина, пожелавшего водить автобус, на категорию D, отослав в автошколу, но стаж у него от этого не появится.

5. Театр безопасности. При перевозке детей у каждой двери автобуса должен стоять (sic!) особый сопровождающий. Зачем? Неужели недостаточно было написать, что двери должны быть такие, что пассажиры не могут открыть их из салона? Кстати, нигде не говорится, откуда берутся эти сопровождающие и кто оплачивает их труд.

6. Магизм. На школьном автобусе должно быть большими буквами написано «Дети». Зачем? Трудно представить себе злодейского нарушителя ПДД который мечтает разбить свой грузовик об автобус со взрослыми, затем видит, что на автобусе написано «дети» и проезжает мимо, потому что детей ему все–таки жалко. Скорее, чиновники задумывали эту надпись как обращение к каким–то маловнимательным высшим силам, которые в принципе берегут детей, но рассеяны, близоруки и могут зазеваться, не видя крупной надписи.

7. Неприменимость к реальным жизненным обстоятельствам. Можно понять, что авторы документа представляли себе ужасную картину поезда, наезжающего на школьный автобус. Но разве они не знали, что в стране полным–полно железнодорожных веток без регулярного движения, ведущих на какие–то заброшенные заводы? Эти ветки не оборудованы шлагбаумом и сигнализацией не зря, по многим из них вообще нет движения, по многим проезжает один вагон в год со скоростью 5 км/час. Кстати, ГИБДД, в отличие от Минобра, понимает эту логику, и часто не оборудует пересечения автодорог с вообще неиспользуемыми железными дорогами даже дорожными знаками.

8. Солипсизм. Авторы документа не задаются вопросом о том, что будет, если их жесткие требования окажутся невыполнимыми до такой степени, что школьный автобус не поедет за детьми. Как тогда дети будут добираться до школы? Видимо, их повезут родители или они поедут на общественном транспорте. Через тот же нерегулируемый переезд, через который автобусу ездить нельзя. Это более или менее безопасно? А может быть, дети победнее пойдут в школу за 5 км пешком, по обочине дороги (да еще через тот же самый нерегулируемый переезд) – потому что нет остановок с расписанием и от этого автобус запустить нельзя – не подвергнутся ли они при этом большим опасностям? Но для авторов обсуждаемого документа мира за пределом нормативно устроенного школьного автобуса просто не существует. Это солипсисты, то есть люди, считающие, что мир существует только там, куда направлен их взгляд.

9. Бессвязность. Чиновники Минобра не считают нужным поставить свой документ в связь с уже действующим законодательством. Например, вопрос о том, нужно ли устраивать на данном конкретном переезде сигнализацию и шлагбаум, уже один раз разрешался при введении в эксплуатацию данной автодороги или железной дороги. Если автомобилям по данной дороге ездить можно, то в них можно ездить и детям. Почему тогда нельзя ездить детям в школьном автобусе? Кое–где вопрос решался и второй раз при утверждении маршрутов рейсовых автобусов. Если через этот переезд можно ездить рейсовому автобусу (который тоже может быть полон детьми), то почему нельзя школьному? Вопрос о том, можно ли данному водителю водить автобус с кем угодно, разрешен государством при выдаче ему прав категории D. Зачем требовать от него еще стаж? И так далее.

10. Откуда деньги? Авторы норм не стали думать над тем, во сколько обойдется содержание отдельного автобуса – школьный автобус запрещается использовать для других целей — единственной задачей которого является перевозка 5–10 детей за 5–10 км два раза в день. Кто и за чей счет оборудует отдельные остановки. Кто будет сопровождающим и из какого бюджета оплатят работу этого человека. Может быть, перевозку надо удешевить, убрав лишние требования, а высвободившиеся деньги потратить на улучшение образования более эффективным способом? На все эти вопросы ответа нет и не будет. Как не будет, похоже, и автобусов для школьников из отдаленных деревень.

Мораль: благонамеренный чиновник хуже вороватого

Итак, наше традиционное представление о мерзких бюрократах заключается в том, что они грабят страну и ради этого угнетают простых людей. Но, как мы видим из вышеприведенного анализа, их действия бывают еще вредоноснее, когда они приступают к регулированию в видах бескорыстной заботы о людях. Особенно тогда, когда они начинают заботиться о детях.

Что делать? На мой взгляд, переделывать этот документ бесполезно. Нужна дерегуляция и децентрализация. Следует поручить регионам (или даже районам) определить, на каких условиях (сколько детей по минимуму, сколько километров до школы по максимуму) в селение заезжает школьный автобус, сосчитать бюджет развозки и выделить его конкретным школам, после чего оставить дело на усмотрение школьных директоров и родительских комитетов, которые сами, без советов из министерств, отлично разберутся, как и на чем детей надо возить в школу.

Очевидно, что результат будет состоять не в том, что по всей стране появятся одинаковые аккуратные оранжевые автобусы и специальные детские остановки с расписаниями. Возможно, там, где детей совсем мало, школы просто приплатят маршрутке, чтобы она два раза в день сделала крюк, приплатят соседу, чтобы он завез в школу ребенка из соседнего дома и т.п. Возможно, во многих случаях стоимость перевозки можно будет просто выплатить как субсидию родителям, а те на эти деньги починят машину и купят бензин. В любом случае, что ни сделается, то и к лучшему.

Выводы тут просты: коррупция не только источник, но еще и проявление низкого качества государственного управления. С коррупцией можно и нужно бороться, но дело это не самое сложное, нужна лишь политическая воля, а само разоблачение коррупционеров не более чем дело техники. Другое дело – идиотские, неудачные, вредные, но добросовестные проявления госрегулирования. Они, на самом деле, еще опаснее: на авторов разобранных правил наручники не наденешь, пентхаусов в элитных домах у них, может быть, и нет. Более того, невнимательному наблюдателю подобные правила даже могут показаться полезными. Увы! Именно тут вред от государства, не знающего своего настоящего места в жизни людей, особенно силен

©erohov

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author