Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

ЛИННЕЙ (Linnaeus), Карл (1707—78), знаменитый шведский натуралист

Родился в Pоcхульте, в Швеции.

Отец его был сельским священником. В 1727 Л. поступил в университет города Лунда; в 1728 перешел в университет города Упсалы, где через два года ему поручили должность ассистента для преподавания ботаники. В это время Л. начал писать напечатанные позднее работы: «Ботаническая библиотека» («Bibliotheса botanica...», Amsterdam, 1730), «Классы и роды растений» («Classes Plantarum...», Leiden, 1738) и др. Таким образом, уже в 23 года Л. заложил основание своей научной деятельности. В 1731 по поручению Шведской академии наук Л. совершил научное путешествие по Лапландии и по возвращении напечатал короткий отчет о своем путешествии под заглавием «Краткая флора Лапландии» («Florula Lapponiae», 1732). В этой работе он впервые располагает растения по своей знаменитой системе, основанной на числе органов цветка. В 1735 Линней переехал в Голландию, где получил у богатого голландца Клиффорда место заведующего ботанич. садом в Гарткамне. В 1735 Л. получил в Голландии докторскую степень за диссертацию: «Новая гипотеза относительно перемежающихся лихорадок». В том же году Линней напечатал первое издание своего знаменитого сочинения «Система природы» («Systema naturae», Leiden, 1735). Это (в первом издании) — всего 12 страниц с таблицами, показывающими расположение классов, порядков и родов всех трех царств природы, — конспект, позволяющий, однако, легко ориентироваться в массе фактов естественной истории и дающий в руки ключ к подробной разработке вопросов научной систематики. В 1738 Линней вернулся в Швецию и поселился в Стокгольме, где занялся врачебной практикой. В 1741 Линней получил кафедру в университете в Упсале, где стал преподавать естественную историю, фармакогнозию (Materia medica), диететику и диагностику болезней. В 1745 Л. опубликовал свою работу «Шведская флора» («Flora suecica», Stockh.), которая долгое время потом служила образцом для всех авторов, составлявших местные флоры. В 1746 вышла «Фауна Швеции» («Fauna suecica», Stockh.), для своего времени на редкость полная и полезная. В 1751 Линней напечатал работу «Философия ботаники» («Philosophia botanica», Stockh.). Сочинение это написано в форме афоризмов, т. е. коротких категорических фраз, и замечательно своей содержательностью. Между прочим, здесь изложено учение о виде у растений, лежащее в основе систематики. Здесь же Л. применил т. н. бинарную (двойную) номенклатуру (см. Бинарная номенклатура). В 1753 Л. опубликовал главный свой труд по ботанике: «Виды растений» («Species plantarum»), т. е. описание всех к этому времени хорошо известных растений. С этого года и до сих пор ведется счет первенства для названий отдельных растений. Здесь впервые дана полная картина растительного мира, изложенная по строго проверенной системе. В 1771 Л. напечатал свой последний труд под заглавием: «Mantissai altera», т. е. «Второе дополнение» к «Системе природы». Летом 1776 Л. стал болеть и 11/I 1778 умер. — Хотя Л. не сделал крупных открытий, не установил новых законов, но заслуги его в естествознании громадны. Он обладал замечательным талантом классификатора, разработал и обосновал принципы и методы систематики растений и животных и привел в стройную систему хаос разрозненных описаний, бывший в биологии первой половины 18 в. Он изобрел по существу как бы новый язык для изложения естествознания, пользуясь небольшим числом технич. терминов, тщательно подобранных и приспособленных; благодаря этому можно легко избежать длинных описаний, затруднявших до него чтение специальных сочинений. По выражению Ж. Ж. Руссо, созданный Л. язык стал так же необходим и удобен для ботаников, как язык алгебры для геометров. Л. ввел во всеобщее употребление применявшуюся частично до него бинарную номенклатуру, т. е. обозначение каждого растения или животного двумя словами вместо длинных названий, включавших в себя и описание их, как это делали раньше. Все это было в описательный период развития науки, к-рый Энгельс в своей схеме периодизации истории естествознания называл метафизическим периодом. С этим периодом связано «образование известного цельного мировоззрения, центром которого является учение об абсолютной неизменности природы» (Э н г е л ь с, Диалектика природы, в кн.: М а р к с и Э н г е л ь с, Соч., т. XIV, стр. 478). Наука этого периода была озабочена гл. обр. тем, чтобы накопить как можно больше фактических сведений о живой природе, возможно полнее описать отдельные, разрозненно взятые явления природы. «В области биологии, — указывает Энгельс, — занимались главным образом накоплением и первым отбором колоссального материала как ботанического и зоологического, так анатомического и собственно физиологического» (т а м ж е, стр. 478). Отсюда исторически становится понятным возникновение в этот период такой науки, как систематика, классиком к-рой и являлся Л. «Главная задача, — пишет Энгельс, — которая предстояла естествознанию в начавшемся теперь первом периоде его развития, заключалась в том, чтобы справиться с имевшимся налицо материалом» (т а м ж е, стр. 477). «Здесь только ботаника и зоология, — пишет Энгельс, — достигли некоторого завершения благодаря Линнею» (т а м ж е, стр. 478).

Еще до Л. ряд естествоиспытателей (Цезальпин, Геснер, Турнефор, Рей и др.) пытались построить классификацию животных и растений, распределив их на определенные систематич. группы. Во всех этих попытках резко проявлялись черты господствовавшего в те времена метафизич. способа мышления. Систематики исходили из представления о том, что органический мир неизменен и все многообразные формы, к-рые они распределяли в определенные систематические группы, являются от века данными и неизменяемыми; направление исследований шло в сторону установления таких постоянных признаков, к-рые характеризовали бы существенную природу организма. Л. исходит из того, что тычинки и пестики являются самыми существенными и постоянными частями цветка, без к-рых невозможно образование семян. Он установил при этом, что каждое данное растение обладает определенным числом частей цветка. На этом основании Л. создал свою знаменитую искусственную т. н. половую систему растений, классы к-рой он обосновывал на числе частей цветка и прежде всего на числе тычинок. Искусственная система растений Л. состоит всего из 24 классов. Только первые 13 классов основаны на чистом принципе числа тычинок, 14-й и 15-й — на том, что тычинки могут быть неравной длины, 16-й, 17-й и 18-й классы основаны на сращении тычинок своими нитями, 19-й — на сращении тычинок не нитями, а пыльниками, 20-й — на сращении тычинок со столбиком, 21—23-й — на однодомности, двудомности и многодомности. Наконец, последний 24-й класс—тайнобрачные, т. е. те, у которых органы размножения невидимы без микроскопа, которым Линней почти не пользовался. Каждый класс разделяется на порядки. Всех порядков 116; всех родов описано Линнеем более 1.000, а видов около 10 тысяч.

В своей системе Л. умело использовал принципы и признаки, выдвигавшиеся и прежними систематиками, и его систему растений можно рассматривать как конечный блестящий этап периода создания искусственных систем растений. Система растений Л. в свое время сыграла огромную роль, так как с помощью ее была дана отчетливая картина всей совокупности мира растений и стало возможным для неспециалиста определять растения, т. е. находить научные их названия. Благодаря легкости системы Л. она вызвала громадный подъем интереса к исследованию и описанию растений. В несколько десятков лет число изученных и названных растений достигло 100.000, т. е. удесятерилось. Какие бы недостатки ни имела эта система, но она сделала свое дело, побудила многочисленных последователей Л. к усиленной работе и дала колоссальный фактический материал для последующих обобщений. Линней ясно различал искусственную и естественную (основанную не на одном признаке, а на совокупности многих признаков) системы растений и сознавал преимущество последней. «Искусственная система, — говорил он, — нужна только, пока не найдена естественная». Он сделал попытку создать естественную систему растений, но значительного успеха в этом не имел.

Большая часть научных работ Л. принадлежит ботанике. Он разработал точные термины для обозначения различных форм листьев, частей цветка и различных плодов. Он много занимался выяснением значения тычинок и пестиков, делал опыты, окончательно выяснившие, что без опыления рыльца пыльцой семян не образуется, и получил от Петербургской академии наук премию за работу «Пол растений». — Л. оставил след и в ботанич. географии. Он один из первых обратил внимание на тесную связь между растением и почвой, интересовался вопросами вертикального распространения растений в горах и их расселением по земле. Задолго до Гумбольдта Л. объяснял разнообразие флоры различиями в климате разных поясов на горных склонах. — Велики заслуги Л. и в области зоологии. В «Системе природы» разработана классификация гл. обр. млекопитающих, птиц, амфибий (Линней еще не различал отдельного класса пресмыкающихся), рыб и насекомых. Остальные отделы животного царства, требующие для своего освещения отсутствовавших тогда сравнительно-анатомических исследований, собраны под наименованием червей и только намечены. Заслуга Л. здесь в том, что он верно оценил и ввел в науку выделение высшего класса — млекопитающих животных — на основании присутствия желез, отделяющих молоко. Другим очень важным и смелым нововведением Л. было то, что он поместил человека в класс млекопитающих и в отряд приматов вместе с обезьянами и полуобезьянами. Это особенно интересно потому, что Л. был глубоко религиозен и отличался большой ортодоксальностью по отношению к Библии. Много занимался Л. насекомыми; он собрал большие коллекции, изучил массу форм и установил их классификацию, которую всю жизнь улучшал и переделывал. По морфологии насекомых Л. установил, что надкрылья жуков и клонов являются измененными передними крыльями, разработал вопрос о так наз. антеннах (сяжки, усики), доказав общее происхождение этих чрезвычайно разнообразных по внешнему виду органов на голове насекомых. Линней обратил большое внимание на развитие насекомых, проследил превращение многих из них; он первый отметил те особенности, благодаря которым насекомые укрываются от врагов и которые известны теперь под именем мимикрии. Большое влияние на развитие описательной зоологии имела Линнеева «Фауна Швеции», ставшая на долгое время образцом для последующих фаун не только в Швеции, но и в других странах.

Л. усердно занимался рудным делом и пробирным искусством. Классифицируя все, что имело отношение к изучению природы, он в своей «Системе природы» отвел должное место также и классификации минерального мира. Л. наметил также верные пути к изучению осадочных пород. Он ясно представлял себе вековые колебания суши и моря, описал террасы отступания на морских берегах Швеции против о-ва Готланда. Л. положено начало (1753) изучению трилобитов, ископаемых членистоногих, чрезвычайно обильных в морях силурийского периода.

Если Линней вошел в историю главным образом как ботаник, то при жизни он был очень известен также как врач и теоретик медицины. Главные медицинские труды Линнея: «Лекарственные вещества» («Materia modica»), «Роды болезней» («Genera morborum») (1763) и «Ключ к медицине («Clavis medicinae», 1766). Медицинские заслуги Линнея сводятся к введению в учение о болезнях естественно-исторического метода, к установлению признаков болезни, согласно с трудами Бургава и Соважа, к установлению причин многих болезней, к их более правильной классификации, наконец, к установлению правильного лечения нек-рых из них. Так, Л. первый установил правильный метод борьбы с солитером. Кроме того, Л. принадлежит честь открытия ядовитых и лекарственных свойств весьма многих растений. Он ввел целый ряд новых лекарств, среди которых корень сенеги и до сих пор сохранил свое место в фармакопее. — Л. проложил широкий путь к введению естественных наук в университетское преподавание. Он всегда умел связать отвлеченные вопросы с требованиями практической жизни. Он создал Упсальскому ун-ту большую славу, и туда стали в большом количестве съезжаться студенты. Многие из учеников Л. сделались известными учеными, занимали кафедры в других университетах разных стран, и Л. являлся признанным главой ботаников и зоологов. Главные работы Л переиздавались по нескольку раз. Многие выдающиеся ботаники посвятили свою жизнь составлению дополнений к ним и редактированию новых изданий. Собранные им коллекции после смерти его сына купил вместе с рукописями англичанин Смит, к-рый вместе со своими друзьями основал в Лондоне т. н. Линнеевское научное общество, существующее и в настоящее время (издает несколько научных журналов и вообще является крупным научным центром). Коллекции Л. хранятся с большой тщательностью и теперь еще являются важным источником для решения нек-рых спорных вопросов систематики.

Из неприемлемых для нашего времени взглядов Л. следует отметить его убеждение в неизменности видов. Ему принадлежат столь часто цитируемые слова: «Видов существует столько, сколько различных форм создал в самом начале предвечный творец». Но под конец своей жизни Линней начал колебаться в постулате неизменяемости видов. Энгельс указывал, что «Линней делал уже большую уступку, когда говорил, что благодаря скрещиванию местами могли возникнуть новые виды» (Э н г е л ь с, Диалектика природы, в книге: М а р к с и Э н г е л ь с, Соч., т. XIV, стр. 479). В «Основах ботаники» Линней указывает, что под влиянием климата, почвы и питания могут возникнуть вариации, к-рые уже представляют значительное уклонение от основного вида. Но особенно в этом отношении характерна работа, о растении пелории (изданная уже после его смерти); в ней он уже довольно определенно становится на позиции изменяемости видов и пишет: «Возможно, что в растительном царстве возникают новые виды, что две различные по размножению формы обладают одинаковой природой». Окончательно отрешиться от метафизики Л. не мог, поскольку он находился еще в плену у религиозного идеалистического мировоззрения; как писал Энгельс, «наука все еще глубоко сидела в теологии» (т а м ж е, стр. 479).

Лит.: К о м а р о в В. Л., Жизнь и труды Карла Линнея, Берлин, 1923; Egenhändlga anteckningir af Carl Linnaeus om sig sielf..., Stockholm, 1823 (с примечаниями и дополнениями A. A u f z e l i n s, немецкий перевод, В., 1826); Carl von Linné'd Bedeutung als Naturforscher und Arzt. Schilderungen, hrsg. von der königl. Schwedischen Akademie der Wissenschaften anlässlich der 200-jährigen Wiederkehr des Geburtstages Linné’s, Jena, 1909; P u l t e n e y R., Revue générale des écrits de Linné, traduit de l'anglais par L. A.. Millin de Grandmaison, Londres — P., 1789; J u n k W., Bibliographie Llnnaeana, В., 1902.

Б. С. Э.; т. XXXVII, 1938; ст. 47—51

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author