Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

ОБ АНТРОПОЛОГЕ ЯКОВЕ ЯКОВЛЕВИЧЕ РОГИНСКОМ

Опубликовано в журн.

«Человек» (1999. № 5)

Научное творчество Рогинского занимает в антропологии особое место не только по причине необычайной общей одаренности его личности, мощности научного потенциала и силе исследовательского таланта, но еще и потому, что все написанное, высказанное, достигнутое им прочно вошло в фонд отечественной науки о человеке, стало научной классикой. Его деятельность как бы лишена научных «отходов», казалось бы неизбежных в многолетней работе ученого. Это объясняется, видимо, тем, что Рогинский прежде всего ученый-мыслитель, долго и мучительно вынашивавший свои идеи, прежде чем они ложились на бумагу в виде законченных и четко сформулированных выводов, теорий, концепций.

Центральное место в научной деятельности Рогинского занимает проблема, вернее комплекс фундаментальных теоретических проблем, связанных с закономерностями эволюционного формирования человека и его рас, то есть вопросы антропогенеза и расогенеза. Именно этим процессам посвящено большинство наиболее важных его работ, которые чрезвычайно повлияли на развитие и формирование основных идей и принципов отечественной антропологии.

Еще в 1938 году в журнале «Успехи современной биологии» была напечатана статья «Проблема происхождения Homo sapiens (по данным работ последнего десятилетия)» — бесспорно, одно из самых крупных достижений автора. В ней проявились наиболее яркие стороны творчества Рогинского — острый аналитический ум, логичность и цельность теоретических построений, всесторонний охват исследуемых явлений. Привлекая данные из палеоантропологии, морфологии, анатомии, физиологии, биомеханики, археологии, этнографии, психологии, первобытной истории и других наук, анализируя и философски осмысливая все факты, Рогинский приходит к очень важному теоретическому обобщению: возникновение человека современного вида есть следствие формирования более высокой формы социальных связей (по сравнению с предшествующей стадией развития — у неандертальцев). Иными словами, появление Homo sapiens, по Рогинскому, — это закономерный объективный процесс, в основе которого — разрешение противоречий между развитием первобытной техники (особенно охотничьей) и примитивными социальными связями внутри мустьерской орды.

Рогинский и в дальнейшем продолжал разрабатывать эту концепцию, дополняя и развивая ее. Можно без преувеличения утверждать, что по своей цельности, логичности, философской глубине и оснащенности фактами эта концепция по сей день остается одним из наиболее ярких достижений отечественной антропологии.

Тесно связана с этой концепцией теория «двух скачков» (или, как именовал ее автор, «двух поворотных пунктов»), которая в свое время ожесточенно критиковалась, но Рогинский успешно ее отстоял.

В первые послевоенные годы родилось фундаментальное исследование, посвященное критическому анализу концепции полицентризма и обоснованию своей теории «широкого моноцентризма». В 1946 году оно было представлено в качестве докторской диссертации, в том же году удостоено премии им. М.В.Ломоносова, а в 1949-м издано отдельной монографией.

Это исследование посвящено одной из ключевых проблем антропогенеза и расогенеза — соотношению локальных форм неандертальского человека и современных человеческих рас, живущих на тех же территориях. Рогинский убедительно показал, что не существует соответствия по комплексу морфологических признаков между локальными формами древнейших и древних гоминид, с одной стороны, и современными человеческими расами, с другой.

Свои наиболее важные исследования по эволюционной истории человека Рогинский обобщил в монографии «Проблемы антропогенеза», выдержавшей уже два издания (1969 и 1978).

Неизмеримо велики его заслуги в области расоведения и этнической антропологии. Разработанные им методологические принципы и ныне лежат в основе исследования человеческих рас, истории их формирования, факторов расообразования, методов расового анализа, возрастной динамики расовых признаков. Рогинский — автор раздела «Расоведение (этническая антропология)» всех четырех отечественных учебников по антропологии (1941, 1955, 1963, 1978).

Нельзя, разумеется, обойти вниманием давний интерес Рогинского к психологическим проблемам, в частности к проблеме характеров и их связи с конституциональными особенностями. И не случайно, что типам характера и их значению в теории антропогенеза он отвел специальную заключительную главу в книге «Проблемы антропогенеза». Написанная с подлинным вдохновением, содержащая множество интереснейших мыслей, фактов, неожиданных сопоставлений и исторических параллелей и отмеченная глубоким проникновением в духовный мир человека, она читается с захватывающим интересом и дает богатую пищу для размышлений. Этот раздел книги ставит ряд важных проблем, пограничных между антропологией, психологией и социологией.

Сюда же можно отнести интересные и полные глубоких и оригинальных идей взгляды Рогинского на происхождение искусства. Его блестяще написанная брошюра «Об истоках возникновения искусства» (1982) поражает глубоким постижением самых сокровенных тайн человеческого творчества, а введенные им понятия «искусство-образ» и «искусство-ритм» стали новым словом в исследовании проблемы происхождения палеолитического искусства.

Вся творческая жизнь и научная деятельность Рогинского связана с Московским университетом, в стенах которого он прошел путь от студента до профессора и заведующего кафедрой антропологии. В течение многих десятилетий Рогинский вел интенсивную научно-исследовательскую работу в Институте антропологии МГУ, куда он пришел еще в 1926 году.

Научная, педагогическая и общественная деятельность Рогинского была проникнута высочайшим гуманизмом и подчинена самым благородным устремлениям. Обаяние и щедрость души привлекали к нему каждого, кому приходилось общаться с ним, пусть даже самое короткое время.

Спектр научных интересов и трудов Рогинского необычайно широк. И практически каждая из занимавших его проблем представлена целой серией публикаций, в которых или сказано новое слово, или сделаны важные теоретические обобщения, или намечены пути дальнейших исследований. А главное — каждая работа несет на себе отпечаток неповторимой авторской индивидуальности.

©М.И. Урысон

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author