Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Может ли фронтовик быть подонком? Запросто

Астафьев Виктор Петрович, один из любимчиков нашей заполошной либерастии.

Любим, естественно, за Всю ПравдуЪ:

В 1943 году немцы под Харьковом взяли более миллиона наших пленных

После разгрома 6–й армии противника (двумя фронтами!) немцы устроили «Харьковский котёл», в котором Ватутин и иже с ним сварили шесть (!!!) армий, и немцы взяли только пленными более миллиона доблестных наших воинов вместе с генералами (а их взяли целый пучок, как редиску красную из гряды вытащили)... Может, Вам рассказать, как товарищ Кирпонос, бросив на юге пять армий, стрельнулся, открыв «дыру» на Ростов и далее? Может, Вы не слышали о том, что Манштейн силами одной одиннадцатой армии при поддержке части второй воздушной армии прошёл героический Сиваш и на глазах доблестного Черноморского флота смёл всё, что было у нас в Крыму? И более того, оставив на короткое время осаждённый Севастополь, «сбегал» под Керчь и «танковым кулаком», основу которого составляли два танковых корпуса, показал политруку Мехлису, что издавать газету, пусть и «Правду», где от первой до последней страницы возносил он Великого вождя, — одно дело, а воевать и войсками руководить — дело совсем иное, и дал ему так, что (две) три (!) армии заплавали и перетонули в Керченском проливе.

Ну ладно, Мехлис, подхалим придворный, болтун и лизоблюд, а как мы в 44–м под командованием товарища Жукова уничтожали 1–ю танковую армию противника, и она не дала себя уничтожить двум основным нашим фронтам и, более того, преградила дорогу в Карпаты 4–му Украинскому фронту с доблестной 18–й армией во главе и всему левому флангу 1–го Украинского фронта, после Жукова попавшего под руководство Конева в совершенно расстроенном состоянии.

Из письма 13 декабря 1987 г.

Враньё здесь практически всё.

Командующий Юго–Западным фронтом генерал–полковник Михаил Кирпонос не застрелился, а 20 сентября 1941 года был убит осколком мины. Германский военачальник Эрих фон Манштейн разгромил советские войска на Керченском полуострове, имея в составе своей армии не два танковых корпуса, а единственную 22–ю танковую дивизию. В Сталинградской битве участвовало три фронта (Донской, Сталинградский и Юго–Западный), однако противостояла им не только 6–я армия фельдмаршала Фридриха Паулюса, уничтоженная в Сталинграде. Кроме неё, удар советских войск встретили и были разгромлены 4–я танковая армия, 3–я и 4–я румынская армии и главные силы 8–й итальянской армии.

Пытаясь удержать позиции и вывести Паулюса из окружения, германское командование перебросило под Сталинград оперативную группу «Холлидт» и 57–й танковый корпус, вместе соответствующие полноценной армии. Одних только танковых дивизий в их составе имелось четыре (6–я из Франции, 23–я с Кавказа, а 11–я и 17–я — с московского направления). Эти соединения также потерпели поражение, отступив к Ростову, Ворошиловграду (Луганску), Белгороду и Харькову, а затем оставив эти города.

Усилив свои войска танковым корпусом СС и другими войсками, командующий группой армий «Юг» Манштейн 19 февраля 1943 года перешёл в контрнаступление. Гитлеровцы вернули север Донбасса, Харьков и Белгород, но взять больше миллиона пленных они не могли. К моменту их контрудара в составе Воронежского и Юго–Западного фронтов насчитывалось менее 600 тысяч бойцов. Сам Манштейн в мемуарах «Утерянные победы» оценивает потери Красной армии конца февраля в Донбассе в 23 тысячи убитыми и 9 тысяч пленными, а при взятии Харькова в 12 тысяч убитыми, причём «пленных опять было сравнительно мало». Справочник «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил», уточняет, что безвозвратная убыль на харьковском направлении за март составила 45 219 человек. Генералов в плен попало трое: командир 8–го гвардейского кавалерийского корпуса Михаил Борисов, командир 62–й гвардейской стрелковой дивизии Георгий Зайцев и командир 25–го танкового корпуса Пётр Павлов.

Итого, как не считай, получается порядка 80 тысяч убитых и пленных, при безвозвратных потерях немцев свыше 10 тысяч. Никакие шесть армий в котёл не попадали — только отдельные дивизии, которые, как правило, прорывались, хотя и ценой больших жертв, бросая тяжёлое вооружение и обозы. Серьёзное поражение налицо, но катастрофы, о которой врёт Астафьев и близко нет.

Точно такое же враньё налицо и про последующие события. В Проскурово–Черновицкой наступательной операции 4 марта — 17 апреля 1944 года действовало не два советских фронта против одной немецкой армии, а ровно наоборот: 1–й Украинский фронт против 1–й и 4–й германских танковых армий, затем поддержанных дивизиями 1–й венгерской армии. Войскам Жукова удалось окружить главные силы противника, но переброшенный из Франции 2–й танковый корпус СС помог им прорваться. Однако уйти удалось далеко не всем, гарнизон Тернополя погиб почти полностью. Немецкий историк Алекс Бухнер в книге «Восточный фронт. Черкассы. Тернополь. Крым. Витебск. Бобруйск. Броды. Яссы. Кишинёв. 1944» отмечает, что из 4600 солдат и офицеров к своим дошло лишь 55.

Советские войска освободили значительную часть Украины и вышли к границе с Румынией. Гитлер был крайне недоволен ходом боёв и сместил Манштейна с поста командующего группой армий «Юг». Вряд ли фюрер мог предположить, что четыре десятилетия спустя Астафьев объявит операцию едва ли не победой Германии.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author