Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Гениальность

ГЕНИАЛЬНОСТЬ, в обычном словоупотреблении, высшая степень творческих дарований (главн.

обр. в области эстетической), свойственная отдельным выдающимся личностям — г е н и я м (лат. genius). В греч. философии гений был символом внутренней жизни человека, его вдохновения (daimonion Сократа). Позднее гений стал олицетворять творческую силу вообще, а с начала 18 века гениями стали называться и сами носители этих сил — наиболее выдающиеся люди. Однако, Кант термин «гений» употреблял только по отношению к художественным дарованиям: «гений есть врожденный э м о ц и о н а л ь н ы й талант, к-рый управляет творчеством». Вместе с рядом философов 18 века (Лейбниц, Лессинг, Дидро, Шефтсбери), Кант основной особенностью гения считал «творческие, интуитивные» способности. Но уже Гельвеций указывал, что ничего иррационального, интуитивного в Г. не заключается: как гении рассматриваются те, кто своевременно родился — работают многие, закончивший работу получает славу и имя гения.

Вопрос об особых «творческих» способностях гения занимал и многих современных исследователей. Нек-рые ученые в наст. время эти «творческие», эмоционально действующие способности гения-художника думают связать с «глубинной», управляющей инстинктами, личностью. Иенш описал, напр., людей с особой способностью наглядно, с яркостью галлюцинаций, воспроизводить перед собой только-что виденное или даже только умственно представляемое; эти люди обладают, кроме того, рядом других физиологических особенностей (Иенш назвал их э й д е т и к а м и); ряд выдающихся поэтов (Гёте, Гофман) были несомненно такими эйдетиками. Однако, эти особенности вовсе не обязательны для продуктивной работы выдающегося исследователя: многие важные научные открытия сделаны путем последовательного рационального мышления.

Г. не статически-биологическое, а общественно-динамическое явление. С точки зрения личных особенностей и дарований, гений вне определенной области ничем не отличается от высокоталантливых людей. Большой интерес представляют исследования о наследственности Г. И здесь, однако, дело идет, в сущности, не о наследственности Г. как таковой, а о наследственности высокой талантливости. Гальтон и др. исследователи нашли, что в семьях высокоталантливых людей гораздо больше талантливых членов, чем в населении вообще. Но наследственный состав высокой талантливости требует такого большого числа различных особенностей, что полное совпадение их в одном лице и в этих семьях встречается редко. В большинстве случаев талантливые люди имеют гораздо худшее, чем они сами, потомство, т. к. их наследственные особенности расщепляются в потомстве на отдельные части. Г., для проявления которой необходимо, кроме наследственных особенностей, особое сочетание исторических обстоятельств, связана с наследственностью (с личными биологическими особенностями) лишь постольку, поскольку и гениальные люди принадлежат к людям высокоталантливым.

Интересен вопрос о связи Г. и помешательства, трактовавшийся со времени Моро и Ломброзо многими исследователями-психиатрами. Легко видеть, что в тех случаях, где для гениальности имеет значение яркое выявление «глубинных» особенностей (эмоциональное творчество), эта связь биологически понятна. Психические болезни также прежде всего связаны с особенностями «глубинной» личности. Однако, психические болезни обычно сопровождаются недостаточностью высшей «корковой» личности, а для продуктивной работы гения необходимы и высокие корковые особенности. Этим гений резко отличается, противополагается душевнобольным, хотя в потомстве его глубинные особенности, отщепившись, могут дать психические болезни, да и у самого гения в известных случаях, вне зависимости от его положительных качеств, они могут дать и патологические особенности.

Лит.: L a n g e - E i c h b a u m W., Genie — Irrsinn und Ruhm, München, 1928 (всесторонний обзор предмета, обширн. лит.—1.652 названия).

Т. Юдин.

(Б. С. Э.; т. XV, 1929; с. 207—209)

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author