olegchagin

Categories:

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры


Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас


Аксельрод Л. (Ортодокс)

Г. Бердяев и моя бабушка.

Одиннадцать лет тому назад 1) г. Бердяев выступил в своей книжке: “Субъективизм и индивидуализм в общественной философии”, как известно, в качестве соединителя материалистического понимания истории с гносеологией и этикой Канта. Высокоторжественно, со свойственным этому слабонервному писателю поповским красноречием, он клялся тогда пролетариату в вечной, неизменной любви, объявляя научный социализм бесспорной, несомненной, самоочевиднейшей истиной. Но, отдавая должное социалистическим влечениям, г. Бердяев и тогда искал для собственной своей, не пролетарской души, блаженства и утешения в сверхопытном миропорядке. Он восклицал: “То проникновение всеобщих логических и эстетических норм в жизнь человечества, которым сопровождается социальный прогресс, есть, может быть, торжество единого, мирового “я” в “я” индивидуальном”. “Идея цели должна объединить правду-истину и правду-справедливость. Только тогда делается понятной религиозная идея нравственного миропорядка, без которой жизнь бессмысленна”. Обратив внимание на эти характерные рассуждения, я тогда же в критической статье, посвященной вышеназванной книге г. Бердяева, писала: “Это построение так благочестиво, что легко может удостоиться одобрения святейшего синода. Во всяком случае, оно обеспечивает нам вечное блаженство в лоне единого мирового “я” и более спокойное отношение к эксплуатации человека человеком, существование которой тоже входит в “идею нравственного миропорядка”. И затем далее: “Г. Бердяев, танцуя с легкостью балерины по всем областям человеческой мысли, соединяет марксову теорию с платоновским “необузданным”

1) Статья написана и 1912 г.

идеализмом, с христиански-мистической частью (amor dei intellectualis) в учении Спинозы, с спиритуалистическим элементом в системе Вундта, с буржуазным индивидуализмом Фридриха Ницше н даже с декадентским искусством. Однако, во всем этом эклектизме, или, выражаясь словами Энгельса, во всей этой эклектической похлебке для нищих кроется несомненное единство, и это единство состоит в неукротимом стремлении отнять у марксизма его живую боевую сторону, другими словами, его сущность”. Эти и другие аналогичные места из моей статьи вызвали бурю негодования у некоторых товарищей, следивших, более или менее за возникшей полемикой между ортодоксальными и критическими марксистами. “Это —догматизм, это — узость, это — полемические приемы! И при чем тут святейший синод, да из чего же это видно, что Бердяев изменит социализму?” И так далее все в том же духе говорили мне со всех сторон защитники г. Бердяева.

Жизнь и действительность щедро и с большим избытком оправдали наши предсказания. Г. Бердяев вместе с г. Булгаковым стремительно, с головокружительной быстротой пролетели путь от Маркса к православию. от интернационального социализма к русской православной церкви.

Да и вообще так называемые легальные марксисты сапогов своих еще не износили, в которых ходили в марксистскую редакцию “Нового Слова”, как измена была налицо.

Кратковременное поверхностное увлечение молодости было для них чем-то вроде гегелевской антитезы. В своем временном иллюзорном социалистическом инобытии они познали и уяснили себе свою грубую буржуазную природу и извлекли из него новое орудие для борьбы против идеалов пролетариата. Теперь эти господа далеки от нас, и до такой степени далеки, что полемика с ними стала излишней. На кого, на какие слои могут в настоящее время оказывать влияние ультрареакционные, мертвые идеи этих господ? Бодрая, истинно моральная, живая душой молодежь, чувствующая и сознающая крепкую, нерасторжимую связь с движущимися вперед великими историческими силами и светлым будущим, не послушает господ Бердяевых и Булгаковых. Эта молодежь не пойдет за ними; а о пролетариате в этом смысле и говорить не приходится. Умственное и идейное влияние этих писателей есть не более как “толчок падающему”. Одним словом, теории и проповеди бывших марксистов, а теперешних реакционеров представляют для нас лишь академический или исторический интерес.

Но существуют злободневные вопросы общественного характера, решение которых не следует обходить молчанием и в том случае, когда оно принадлежит г. г. Бердяеву, Булгакову и К°.

Это соображение побуждает нас остановиться на содержании статьи г. Бердяева: “Национализм и антисемитизм перед судом христианского сознания” 1).

Читать: http://libelli.ru/works/axelrod2.htm

Comments for this post were locked by the author