Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

О гоноре и гордости

НА НЕСКОЛЬКО дней я был выбит из обычной колеи.

Дома все удивлялись необычной для меня раздраженности. Началось это с беседы с сыном-шестиклассником. Тринадцатилетний мой парнишка очень дотошный. Все, что он слышит в школе, на уроках, он обязательно проверяет у меня и, бывает, ловит меня на слове. Так было и в этот злополучный день. Возбужденный, раскрасневшийся, он прибежал из школы и, даже не раздавшись, спросил:

— Папа, что такое гордость?

— Гордость? Гордость — хорошее чувство.

— А гонор, это тоже хорошо?

— Что ты! Гонор — дрянное чувство, гонор — это тщеславие, чванливое высокомерие, заносчивость.

— Нет, — вздохнул сын. — Ты ничего не знаешь. Гонор — это гордость!

— Кто тебе рассказывает такие глупости?

Сын торжественно вытащил из портфеля толстую книжку. Я посмотрел. «Родная литература». Хрестоматия для шестого класса. Только что вышла в свет (в ноябре 1939 года). Двухмиллионный тираж.

Сын раскрыл книгу на 301-й странице и ткнул пальцем. Черным по белому напечатано об’яснение слова «гонор»: «Гонор—гордость...»

— Это опечатка, сынок,— ответил я.

На следующий день было хуже. Сын пришел смущенный, тихо вынул ту же хрестоматию, вздохнул:

— Папа, опять опечатка!

— Где?

Он раскрыл книгу на 266-й странице.

— Слушай! Здесь написано так: «Звучный лязг косы раздается за вами...»

— Знаю, знаю, это из «Записок охотника» Тургенева.

— Ничего ты не знаешь! — махнул рукой сын. — Разве коса визжит, щелкает?

Он показал мне примечание к этой фразе. Там было написано: «Лязг — визг, щелканье».

Я рассердился:

— Нет, сынок, коса не визжит и не щелкает: это составители хрестоматии визжат и щелкают.

— Папа, фризовая шинель делается из байки или из сукна?

«А чорт ее знает, из чего она делается!»— подумал я.

А сын уже открыл злосчастную хрестоматию на странице 108-й, где написано: «Фризовая шинель из грубого сукна, сделанного особым образом», — а потом, на странице 259-й: «Фризовый — от существительного фриз — толстая, ворсистая байка».

Чуть не плача, спрашивает меня мой шестиклассник:

— Так байка или сукно? Или опять опечатка?

Я мрачнел. Тихий ужас обволакивал меня все больше и больше. Мое терпенье лопнуло после очередного разговора с сыном.

— Папа, ты знаешь Лермонтова?

— Ну еще бы!

— Нет, ты не знаешь Лермонтова!

— Опять хрестоматия?

— Опять.

— Говори! Добивай до конца!

— Почему Лермонтова из Московского университета выгнали, а в Петербургский университет не приняли?

— Что за чушь! — вскрикнул я. — Из Московского университета он вышел сам, в Петербургский никакого заявления не подавал.

— Эх ты! Читай: «Он должен был в конце 1832 года покинуть Московский университет». И дальше: «После отказа в приеме в Петербургский университет...»

Я выхватил у сына книгу, заперся в кабинете и всю ночь напролет читал это замечательное произведение.

«Абхазцы — одно из горских племен на Кавказе» (стр. 38). Это — уже политическое недомыслие. Так писали в царской России.

«Героя нашего времени» Лермонтов написал в 1839—1841 годах». Что такое? Уже с начала 1839 года этот роман печатался в «Отечественных записках», а весной 1840 года вышел отдельным изданием. Как же Лермонтов мог писать его в 1841 году?

«Этот великий старик жил вместе с крестьянами в поле». Это о Л. Н. Толстом.

Утром, после завтрака, несколько оправившись от ночных потрясений, я сказал:

— Многое можно было бы сказать. Можно было бы сказать, что у А. С. Толстого, П. А. Шевченко и А. И. Петропавловской (составители книги) много гонора, но мало гордости, что им нельзя поручать составлять учебники, ибо это опасно для жизни (не их, а читателей); что ответственный редактор В. Д. Кузьмина села не в свои сани; что Учпедгиз выпускает макулатуру; что Наркомпрос, утвердивший хрестоматию, не ведает, что творит; что... — я махнул рукой. — Многое можно было бы сказать... Но... давайте не будем... За нас скажут другие.

С. ИВАНОВ

(«Крокодил», №34, Декабрь 1939, с. 14)

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author