Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

"СОЦИОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖИ"

Михаил Николаевич Руткевич - выдающийся советский и российский философ и социолог, доктор философских наук, профессор, член-корреспондент АН СССР (РАН), родился 02.

10.1917 года в Киеве, окончил Киевский госуниверситет. Участник Великой Отечественной войны. Автор 15 монографий и множества других научных работ. Известен не только как ученый, но и как крупный организатор в сфере образования (декан философского факультета Уральского госуниверситета) и социологических исследований (директор Института социологических исследований АН СССР). Несмотря на все перипетии российской истории, он в отличие от многих былых "ортодоксов" не менял свои принципиальные убеждения, твердо стоял и стоит на позициях марксизма- ленинизма, отстаивает, углубляет и развивает социалистические идеи.

М. Н. Руткевич - постоянный автор журнала "Диалог". В девятом номере журнала за 2001 год опубликована рецензия на его важную и убедительную в научном отношении книгу "Общество как система. Социологические очерки" (СПб.: Алтейя, 2001. 444 с.). В настоящем номере журнала публикуется послесловие автора к новому фундаментальному труду "Социология образования и молодежи. Избранное (1965-2002)" (М.: Гардарики, 2002. 541 с.), изданному в год 85-летнего юбилея автора.

Страницы книги проникнуты тревогой за будущее России, поскольку без совершенного и доступного всем слоям населения среднего и высшего образования ей уготована судьба задворок цивилизованного мира. Да и как не бить в набатный колокол, когда глубина упадка массовой школы характеризуется, по данным автора, тем, что 2 млн. детей являются бездомными, 4 млн. не посещают школу. Зловеще выглядит и другой факт: в Московском военном округе пришлось создать особое подразделение для новобранцев, не умеющих читать и писать. Столь негативную оценку системы образования он объясняет не только развалом экономики, но и социальным кризисом современного российского общества в целом.

Редколлегия журнала "Диалог" желает М. Н. Руткевичу здоровья и новых научных свершений.

После того как автор закончил рукопись, произошли важные для нашей темы события. Во-первых, начался новый учебный год, и практически все органы печати сочли необходимым на него так или иначе откликнуться, причем было приведено немало свежих фактов, жизненных наблюдений, достойных внимания соображений. Во- вторых, в конце октября 2001 г. состоялось долгожданное заседание Госсовета по проблемам образования. Госсовет является консультативным органом при Президенте РФ, но многие его решения, к сожалению, остаются на бумаге. Так случилось, например, с весьма продуманной энергетической программой, подготовленной рабочей группой во главе с томским губернатором В. Крессом. Есть основания надеяться, что заседание по проблемам образования постигнет более счастливая участь и высказанные на Госсовете соображения и рекомендации сыграют существенную роль в решении назревших практических вопросов в системе образования и воспитания молодого поколения. При подготовке упомянутого заседания Госсовета имели место весьма острые дискуссии между членами рабочей группы, что повлияло на рекомендации, которым присущ явно компромиссный характер. К сожалению, доклад рабочей группы не опубликован, высказанные на Госсовете мысли и предложения требуют теоретического осмысления. Таковы соображения, которые позволяют автору обратиться к столь необязательному элементу книги, как послесловие, и высказать четыре кратких соображения, прямо относящиеся к содержанию данной книги.

1. По замыслу вдохновителей и организаторов преобразований в сфере обучения, начиная с документов Центра стратегических разработок, предстоит реформа системы образования, притом глубокая и длительная, рассчитанная минимум на четверть века. Об этом свидетельствуют хотя бы цифры роста доли ВВП, предназначенного на цели образования. Согласно "Национальной доктрине развития образования", принятой на совещании в Кремлевском дворце съездов в начале 2000 г., предполагается постепенное ее увеличение с 6% ВВП в 2003 г. до уровня не ниже 10% в 2025 г. 1 . Конечно, остается неясным, каков будет рост ВВП и тем самым реальных затрат на цели образования в течение этого периода. Рост ВВП будет зависеть от ряда обстоятельств, которые предугадать невозможно: темпов экономического развития страны и ряда внешних факторов; цены на нефть и другое сырье на мировом рынке; сроков и размеров выплат по внешнему долгу при планируемом даже в 2002 г. продолжении заимствований у МВФ и других международных организаций и отдельных стран; последствий вероятного вступления РФ в ВТО, которое ухудшит возможности сбыта внутри страны продукции многих отраслей промышленности и сельхозтоваров, повысит долю импорта продовольствия, темпы инфляции и т. д. 2 . Реформа системы образования является, по всеобщему признанию, важнейшей составной частью рыночных преобразований и коренной предпосылкой возрождения российского общества после катастрофы 1990-х гг., которая низвела Россию до роли сырьевого придатка мирового хозяйства и лишила ее статуса одной из ведущих стран мира по уровню образованности населения. Следовательно, ход и темпы реформы образования, тем более на четверть века вперед, могут в перспективе рассматриваться только в общем контексте перспектив развития страны.

Вот почему жонглирование термином "модернизация образования", введенным командой Г. Грефа еще до прихода президента В. В. Путина к власти и ныне усердно пропагандируемым, видимо, как более "мягким", чем реформа, нам представляется непродуктивным. Да, во многих частностях предстоит модернизация построенного и функционирующего здания, т. е. обновление и улучшение того положительного, что накоплено нашей системой образования за долгие годы.

Но перевод средней школы на 12-летний срок обучения, который потребует пересмотра программ, ее компьютеризации, дальнейшая неизбежная коммерциализация всех видов образования, без которой не обойтись, поскольку население не в состоянии покрывать более 35-40% расходов на образовательные нужды молодого поколения, вряд ли все это может быть

названо "модернизацией". Еще менее подходит термин "модернизация" для дальнейшего, опять же неизбежного в условиях перехода на капиталистический путь развития, углубления социального неравенства в возможностях получения образования верхними (сравнительно немногочисленными) и нижними (численно преобладающими) слоями общества. России предстоит, если она не хочет окончательно оказаться за бортом развитых стран, самая что ни на есть настоящая и очень глубокая реформа образования, не уступающая по своим масштабам и значению реформе, которую провела советская власть при выходе из гражданской войны и переходе к плановой экономике. И тогда, и сейчас стоит вопрос о судьбе молодого поколения страны. Достаточно вдуматься в цифры, которые оставили далеко позади данные начала 1920-х гг. Глубина нынешнего упадка массовой школы характеризуется тем, что 2 млн. детей и подростков являются бездомными, а 4 млн. не посещают школу. Можно ли без глубокой реформы исправить это вопиющее положение?

2. Наиболее конкретно рассуждают, как известно, финансисты. Из ответов А. Силуянова "Российской газете" 3 следует, что бюджетные расходы на образование возрастут в 2003 г. сравнительно с 2002 г. с 45,8 млрд. руб. до 78 млрд., т. е. на 32,2%, а с учетом предполагаемой видными экономистами как минимум 20%-ной инфляции - примерно на 25%! Вполне очевидно, что при подобном темпе роста государственных расходов нашей совершенно обнищавшей общеобразовательной школе скоро не подняться. Автор интервью, описывая трудности выполнения бюджета-2002, замечает: "Остается только маневрировать в расходной части", - а мы по горькому опыту недавних лет знаем, что подобные "маневры" всегда оборачивались потерями для образования, которое финансировалось по "остаточному принципу".

Как же покрыть недостаток бюджетных средств? Обратимся для ответа на этот сокровенный вопрос к статье профессора В. Зернова, излагающего суть доклада рабочей группы Госсовета. Рекомендаций по части возмещения недостаточного финансирования школы и вузов государством автор дает две. Во-первых, шире привлекать инвестиции и пожертвования компаний и частных лиц в высшую и среднюю школу, во-вторых, ввести "контрактную систему". Первое предложение при чрезвычайно остром недостатке инвестиций в народное хозяйство страны в целом можно отнести к области благих пожеланий. Инвестиции на научные разработки с нетерпением ожидают специализированные НИИ в авиастроении, космосе, электронике, оборонке и т. д., именно там сохранились наиболее опытные кадры, материальная база и мощные заделы во всех этих областях. Если автор строит расчеты на вложения в научные разработки высшей школы мелкого и среднего бизнеса, то он сегодня в России таков, что не особенно нуждается в научных разработках, с одной стороны, и не имеет средств на инвестиции в науку - с другой. Что касается средней школы, то речь, по-видимому, идет о благотворительности, источнике весьма ненадежном.

Гораздо более конкретный характер носят рассуждения автора по второму пункту. Он приводит данные о выезде без всяких компенсаций 1-1,4 млн. наших сограждан на работу за границу, причем значительная их часть - специалисты, получившие прекрасное образование в российских вузах и НИИ; ученое звание кандидата наук имеют 12-15% общего числа выехавших, доктора наук - 1,5-2%. На их подготовку в самих странах зарубежья понадобилось бы около 1 трлн. долл.! 4 ; выезжающие, таким образом, получили, выражаясь словами другого публициста, своеобразный "грант на побег" 5 .

Для сравнения. Китай решает данную проблему весьма просто и вполне прагматично: высшее образование там платное, при выезде подлежит возмещению затраченная на подготовку сумма из личных средств самого эмигранта либо западного нанимателя. Детали предлагаемой им "контрактной системы" В. Зернов не разъясняет. Тем временем член той же рабочей группы ректор МГУ В. Садовничий обрадован поворотом к точным наукам молодежи и, в частности, ростом конкурсов в этом году в МГУ на такие факультеты, как математика (10 человек на место), физика, химия, биология. Но при нынешних порядках эти специалисты (как и выпускники других лучших вузов страны нужных на Западе специальностей) в очень значительном, а по наиболее дефицитным специальностям подавляющем большинстве выедут из страны в поисках более высокого заработка и, кстати сказать, более современного оборудования лабораторий и тем самым условий для научных исследований. Ясно, что положение сложилось нетерпимое, его надо срочно изменять. Но как? Без решений на государственном уровне обойтись невозможно, иначе Россия будет и далее безвозмездно готовить кадры исследователей для развитых стран Запада. А доля научных разработок в новых областях в США и Германии доходит до 90% общего их объема!

В несколько иной плоскости эта проблема существует и при выборе дальнейшего жизненного пути молодыми специалистами с высшим образованием, остающимися на Родине. При опросе 1 сентября студентов лучшего педвуза страны - МПГУ - выяснилось, что студенты первого курса в большинстве не собираются по окончании обучения занять места педагогов в школах - и это при остром недостатке таковых, особенно по иностранным языкам, даже в Москве. Конкурс в МПГУ на иняз - 17 человек на одно место! Сколько же из них окажется в школе, а не в офисах частных компаний или на госслужбе? Ректор вуза приводит более утешительные сводные данные - половина студентов отправляются в школу, несмотря на чрезвычайно низкий уровень оплаты учительского труда вообще, молодых специалистов в особенности. Но здесь появляются проблески надежды. Поднятие учительских ставок и в 2003 году произойдет, но оно, к сожалению, опять будет быстро съедено ростом цен и тарифов. Да и это повышение все равно не позволит "дотянуть" среднюю заработную плату в сфере образования до обещанной еще Б. Н. Ельциным средней заработной платы в промышленности. Принятое президентом предложение С. Катанандова предоставлять отсрочку от военной службы молодым учителям-мужчинам (а их все меньше в школе!) и обещание президента со временем возвести учителей в ранг госслужащих (как это было с учителями гимназии до революции) могут сыграть более существенную роль вследствие коренного различия в материальном обеспечении служащих и госслужащих. Речь шла об учителях.

Но общее положение с молодыми специалистами и их использованием по полученной в вузе специальности остается неудовлетворительным. Система использования молодых кадров с высшим (а во многом и со средним специальным) образованием в рыночных условиях ждет срочного решения. Еще более сложным является положение с выпускниками средних специальных учебных заведений и ПТУ, прежде всего рабочих кадров для промышленности. Советская система обязательного распределения для рыночных условий не подходит, а новая не создана, в результате колоссальные государственные средства расходуются в значительной части впустую (или оказываются "подарком" западным фирмам).

Мы полагаем, что вся система финансирования и управления образованием устарела и донельзя закостенела, поражена вирусом коррупции и нуждается в коренном пересмотре с установлением разумных пропорций между платным и бесплатным образованием, использованием средств населения не для обогащения различных предпринимателей "от образования", а на пользу государству. И здесь очень многое зависит от уровня управления этой системой со стороны армии чиновников от образования разного ранга, оно нуждается в коренной перестройке. Лауреат Нобелевской премии Ж. И. Алферов в своем обращении "Первоклассникам века" справедливо замечает: "Казалось бы, министры-реформаторы должны понимать: их задача - увидеть и поддержать ростки нового, а не мешать" 6 . К сожалению, традиции, сложившиеся в ведомстве образования на протяжении ряда лет при сменявших друг друга чередой министрах и их заместителях, были сосредоточены больше на второй, чем на первой задаче. Следует надеяться, что эта ситуация в наши дни не без вмешательства президента страны будет хотя бы постепенно меняться к лучшему.

3. Если известную часть атак "реформаторов" от образования удалось в свое время отбить Государственной думе, то ныне это удалось сделать благоразумной части рабочей группы Госсовета. Коснемся некоторых насущных вопросов школьной реформы. Сначала о переводе средней общеобразовательной школы на 12-летний срок обучения. Ее ярый сторонник министр В. Филиппов недавно заверил, что она откладывается до 2007 г. Вообще-то идея сама по себе верна: следует увеличить срок обучения на один год при углублении профилирования в двух старших классах, таков мировой опыт. Но недостаток средств (а они в связи с перестройкой программ, изданием новых учебников и т. д. требуются немалые) существенно сдерживает это начинание, денег на это пока что нет. Предстоящие изменения демографического характера, попросту говоря, резкое уменьшение числа учащихся в связи с падением рождаемости в 1990-е гг., помогут со временем справиться с этой задачей.

Совершенно иным является отношение автора к единому экзамену и именным финансовым обязательствам каждого учащегося в зависимости от его успехов в учебе. ГИФО - идея явно антисоциальная. Она будет решаться простейшим способом - частное репетиторство опустится этажом ниже. В результате по системе ГИФО больше денег для продолжения учебы в вузе получат те, у кого их и без того много, а для молодежи из бедных слоев населения путь в высшую школу станет несравненно более затруднительным. Наконец, ликвидация личного контакта экзаменатора в вузе с абитуриентом таит в себе больше возможностей ошибок при отборе, чем проявления субъективистского характера при беседе с абитуриентом. Дорогостоящий эксперимент с единым экзаменом (совмещение выпускного в школе с приемным в вуз), проведенный в нескольких областях страны, дал пока что неопределенные результаты. Нам кажется, что столь многоликая и многонациональная страна, как Россия, со сложившимся за десятилетия разным уровнем подготовки в школах, к этому не готова. Кстати сказать, сходная система с зачислением университетами студентов по аттестатам в Калифорнии дала сбой. Оказалось, что значительную часть абитуриентов со вполне приличными аттестатами (например, из числа "латинос") пришлось на два года отправлять в бесплатные колледжи подучиться, чтобы только после этого они могли по уровню соответствовать первокурсникам престижных университетов. Сбои в этой системе отмечались и в столь компактной по составу населения стране, как Япония.

В целом пыл наших записных реформаторов серьезно поубавился. Зато к дате "День знаний" ими было опубликовано много громких, но достаточно общих по содержанию статей с прекрасно звучащими названиями: "Дорога к мировому лидерству лежит через образование" (В. Зернов), "Россию возродит школьный учитель" (Я. Кузьминов) 7 , "Национальную безопасность обеспечивает хорошее образование" (А. Кокошин) 8 и т. д. и т. п.

4. Нынешнее время характеризует обострение противостояния между государственническими, патриотическими силами, наиболее последовательным выразителем которых является КПРФ, и прозападническими, последовательно антикоммунистическими, отрицающими позитивные стороны советского опыта в сфере образования. Мы уже упоминали принятое президентом по инициативе военных историков предложение о пересмотре предназначенной для школьников литературы по истории (учебники, пособия, книги для чтения и т. д.) нашей страны, а тем самым ее роли в мировой истории, особенно в XX в. В одной из последних статей, помещенных в данной книге, приведены конкретные данные о том, насколько удалось засорить за эти годы сознание молодежи. С применением всех пиаровских ухищрений продолжается ее телерадиообработка в антипатриотическом духе, столь же активная роль принадлежит контролируемой олигархическим капиталом и правыми партиями прессе, прежде всего массовой, бульварной, но вполне квалифицированно извращающей историю, вроде "Московских новостей". Аналогичные по содержанию учебники по истории по- прежнему снабжены грифом "Рекомендовано Министерством образования". Видный деятель партии "Единство" В. Першин прямо ставит вопрос о необходимости введения цензуры на школьные учебники по общественным наукам 9 , но цензуры не "главлитовской", а в неких новых, пока что не ясных самому автору формах. Цензурой назвать контроль над содержанием этих учебников или как-то иначе не суть важно. Важно, чтобы такой контроль был установлен. С этих позиций, по моему мнению, нуждается в коренном обновлении состав комиссий Минобразования, наделенных правом рекомендовать учебные пособия, - сегодня они засорены и работают в условиях отсутствия гласности.

Одной из новинок "летнего сезона" является широкомасштабная провокация Союза правых сил во главе с Б. Немцовым. К началу учебного года была издана массовым тиражом "Черная книга коммунизма", усиленно распространяемая не только на лотках в свободной продаже, но всячески проталкиваемая в школьные библиотеки. Кстати сказать, предисловие к первому пробному изданию на русском языке тиражом 5 тыс. экземпляров было написано главным антикоммунистом наших дней, в прошлом ближайшим соратником Горбачева, членом Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлевым. Цель книги - "описание преступлений, совершенных под флагом коммунизма" 10 . Сейчас эта грязная, полная лживых измышлений, порочащая героическую эпоху отечественной истории книга "бродит по российским школам". Против этого "черного" издания выступила даже официозная "Российская газета".

Наше откровенное мнение по данному вопросу читатель прочтет в предлагаемой его вниманию книге, но здесь с особой силой следует подчеркнуть, что к идейной борьбе на данном участке идеологического фронта вынуждены подключиться власти. Правительство страны готовит к рассмотрению вопрос "Об обеспеченности в учебниках для средних и высших учебных заведений объективного и достоверного отражения новейшей отечественной истории" 11 .

Закончить эти рассуждения хочется замечанием теоретического порядка. Не только в механике, но и в идеологической борьбе действующая сила оказывается "результативной", т. е. результатом взаимодействия многих факторов, в наиболее простом случае, когда основных факторов два, своеобразного "параллелограмма сил". Сознание масс, в том числе не имеющей вовсе или почти не имеющей собственного жизненного опыта молодежи, зависит от конкретного сплетения, взаимодействия, борьбы двух основных факторов: духовного и материального. Первый определяется сегодня обработкой общественного мнения, идеологическим и психологическим воздействием на молодежь принадлежащих олигархическому капиталу и его прислужникам, зомбирующих сознание масс СМИ, с одной стороны, и сил, стремящихся к политическому просвещению и патриотическому воспитанию молодежи - с другой. Ограниченность финансовых возможностей и средств распространения, которыми располагают патриотическая пресса и другие СМИ, не-

сомненна. Они подвергаются массивному давлению, их позиция систематически извращается органами правительственной и коммерческой печати; достаточно напомнить, с каким садизмом было ею очернено Обращение сорока трех видных деятелей культуры "Остановить "реформы смерти" 12 . На этом поле правые силы имеют несомненные преимущества, поскольку владеют и распоряжаются 95% СМИ в стране.

Но столь же постоянно и неуклонно работает другой мощный фактор, который кратко можно назвать влиянием жизненных условий, воздействием изменений в общественном бытии на общественное сознание. Низкий уровень жизни большинства населения и ограниченные возможности молодежи из этих слоев получить качественное образование, а затем достойную работу неизменно подталкивают ее к разумной, взвешенной, реалистической оценке текущих событий в их несомненной связи с историческим прошлым страны. Этот фактор - условия жизни. До сих пор не восстановлен резко снизившийся после дефолта в августе 1998 г. уровень жизни большинства наемных работников и их семей, равно как основной части пенсионеров. Материальные трудности большинства населения усугубляются инфляцией, особенно ростом цен на самые необходимые продукты и предметы быта, неуклонным ростом тарифов на оплату жилья, тепло-, электро- и водоснабжение, на транспортные расходы и лекарственные препараты и т. д. Правительство Касьянова-Грефа форсирует переход на стопроцентную оплату жилищно-коммунальных услуг (в Москве смогли пока что воспользоваться льготами "по бедности" всего 9% семей). В книге содержится достаточно материалов о возрастающих затруднениях подавляющего большинства родителей, которые вынуждены сокращать самые необходимые расходы, чтобы "снарядить" детей в школу, обеспечить их учебниками, письменными принадлежностями, спортинвентарем и т. д. Все эти факторы, если их суммировать в один, могут быть кратко названы "условиями жизни подавляющей массы населения страны". Этот мощнейший фактор действует отрезвляюще на сознание людей и будет в дальнейшем все сильнее противодействовать фактору, названному нами первым.

Заметим, что такова диалектика взаимодействия материальных и духовных факторов вообще, обладающая в каждой сфере жизни и в каждой данной стране в тот или иной период существенной спецификой. Изучение этой специфики является задачей всего комплекса общественных наук, но особо важная роль принадлежит в этом деле как раз именно социологии. Общество, страна нуждаются в постоянных, систематических, опирающихся на выверенные теоретические положения социологических исследованиях эмпирического характера. Ныне, в эпоху больших перемен, они особенно необходимы и активно развертываются в центре и на периферии, в академических и вузовских исследовательских коллективах, а отчасти и в коммерческих центрах по изучению общественного мнения. Это находит, в частности, выражение в числе и качестве публикаций, основанных на эмпирическом изучении реальности, в "Социологических исследованиях" и других периодических изданиях этого профиля. В данной, как и во всех иных, области перед социологами в начале нового столетия в России открывается поистине необъятное поле изучения проблем молодежи и образования, взятых в их динамике, в развитии, в сравнении с аналогичными процессами в других странах мира.

Примечания

1 См.: Народное образование, 2000, N 2. С. 17.

2 Критика поспешности со вступлением РФ в ВТО весьма убедительно дана в статье: Лифшиц А. М. Не надо бить рекорды // НГ, 2001, 28 августа. С. 3.

3 Интервью А. Силуянова: Это сладкое слово "профицит" // Российская газета, 2001, 21 августа. С. 3.

4 См.: Зернов В. Дорога к мировому лидерству // НГ, 2001, 30 августа. С. 3.

5 См.: Леонтьев О. Грант на побег // Советская Россия, 2001, 25 августа. С. 4.

6 Алферов Ж. Первоклассникам века // Российская газета, 2001, 1 сентября. С. 2.

7 Кузьминов Я. Россию возродит школьный учитель // Российская газета, 2001, 27 августа. С. 2.

8 Кокошин А. Национальную безопасность обеспечивает хорошее образование // Российская газета, 2001, 9 августа. Приложение Союз. С. 111.

9 Першин В. Спасти детей может только цензура учебников // НГ, 2001, 7 сентября. С. 2.

10 См.: Российская газета, 2001, 16 августа. С.1.

11 Российская газета, 2001, 30 августа. С. 2.

12 Советская Россия, 2001, 14 августа. С. 1.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author