Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

О пандемии, дистанте, настоящем и ближайшем будущем высшего образования

Валерий Фальков – о пандемии, дистанте, настоящем и ближайшем будущем высшего образования

Министр, который решил с нами поговорить через Skype, - это здорово и достойно только похвалы.

Скажите, пожалуйста, по поводу нашего образования: впервые в истории мы столкнулись с тем, что в единый момент пришлось перейти на онлайн занятия. Насколько мы были к этому готовы?

Ситуация беспрецедентная, ее никто не прогнозировал ни в мире, ни в нашей стране. Конечно, было бы сказать, что на 100% система высшего образования и все без исключения ВУЗы были готовы, но все-таки переход на новый формат обучения состоялся.

Если вы посмотрите разного рода источники, сейчас идет большой спор, что это такое: обучение в онлайн-формате, это смешанное обучение, это обучение с применением дистанционных образовательных технологий.

Мне кажется, уже понятно одно: что когда мы вернемся, во-первых, сегодня это принципиально иное обучение, нежели то, которое было до ситуации с пандемией, но даже когда закончится ситуация с пандемией, что очевидно, что традиционное обучение в университетах оно тоже достаточно серьезно изменится, потому что мы многое осознали, мы многое поняли.

В первую очередь, мы понимаем границы теперь онлайн-образования. Я думаю, если у кого-то были розовые очки, а мы с вами знаем, что были горячие головы, которые призывали полностью перейти в онлайн. Сегодня мы понимаем, что в силу многих причин, не сугубо технических, в силу многих других причин такое вряд ли произойдет: университеты должны остаться, поскольку это уникальная среда, это химия общения, это химия образования, это специфика, которую не передать на расстоянии, это с одной стороны, но с другой стороны, мы с вами видим, что в короткие сроки смогли мобилизоваться те, кто критиковал онлайн-образование, кто не верил ни во что, кроме традиционных форматов. Жизнь сама нас заставила. И, хотим мы того или нет, в целом большое количество ВУЗов, многие из них и преподаватели многие, независимо от их желания вынуждены были организовать учебный процесс совершенно новым способом.

Спрошу про преподавателей: для них же это тоже такой стресс, понятно и это нормально. Готовы ли они были к переходу в онлайн? С какими трудностями сейчас сталкиваются сами преподавателями?

Всегда тяжело отвечать на этот вопрос: готовы ли ВУЗы, готовы ли преподаватели. Почему? Потому что можно сказать среднюю температуру по больнице, сказать в целом готовы или в целом не готовы. Коль обучение идет, везде по-разному, но оно идет, то, конечно, хотелось бы ответить, что в целом готовы, но это не так, потому что преподаватель преподавателю рознь, десятки тысяч человек работают в системе высшего образования и готовность принципиально разная: есть преподаватели, для кого это не составило труда, таких, конечно, меньшинство, кто хорошо себя чувствует в новой цифровой среде, знает все технологии образования, в том числе организацию коллективной работы удаленно. А кто-то оказался просто перед огромным вызовом прежде всего психологического порядка, поскольку не мыслил себе, что такое в принципе возможно, возможно читал, возможно смотрел, на бытовом уровне пользовался простейшими сервисами цифровыми. Но здесь-то все по-другому.

Вопрос ведь не в том, чтобы через какой-то мессенджер отправить задание студентам. Ведь самое сложное – это организовать коллективную работу, держать внимание студентов, зачастую даже не одного десятка студентов, сделать интересным в таком формате, когда у тебя по существу эмоциональные и интеллектуальные моменты они асинхронно идут: ты не чувствуешь человека в аудитории, ты не видишь его реакции и ты не знаешь, что происходит зачастую по другую сторону камеры, потому что человек сидит в другой комнате, совершенно в другой атмосфере и это накладывает отпечаток.

Что такое онлайн? Это проблема коммуникаций, это новый формат коммуникаций, это что-то другое, но на будущее, ясно, что эта ситуация закончится, мы уже сделали выводы и понимаем, что программы повышения квалификации, профессиональной переподготовки должны быть принципиально иными.

Каждый преподаватель, если раньше мы об этом говорили как о фигуре речи, что мы живем в цифровом мире, это необходимо, но никто не верил. Кто-то в университете, то есть каждый преподаватель он к себе это не относил. Есть же у нас в университете, кто уверенно себя чувствует и может организовать с помощью Skype, Zoom, Microsoft Team соответствующую видео-конференцию, ну и этого достаточно. А оказалось, что сегодня это требование для каждого без исключения работника университета. И вот это принципиально меняет ситуацию, и, конечно, на будущее это совершенно другая работа с кадрами. И в первую очередь работа с преподавателями.

Есть такое английское выражение Must have, те навыки, которые надо обязательно уметь использовать.

Это минимальный стандарт, это будет частью квалификационных требований. Если ты этого не умеешь, то по существу довольно сложно будет называться преподавателем университета.

Одна из проблем сейчас – это разнообразие способов связи. Когда ждать некого упорядочения и когда ждать объединенной какой-то платформы?

Это очень хороший вопрос, потому что я бы дифференцировал здесь. Давайте посмотрим из чего состоит сам процесс обучения, его такие принципиальные и смысловые точки во взаимоотношениях между студентом и преподавателем. Первое: это информационная инфраструктура ВУЗа, это его серверы, это его сети, это каналы связи, все, что с этим связано. В первые несколько дней, скажу вам по секрету, все ВУЗы, даже те, которые, если вы откроете любое СМИ, они не сходят с полос, даже эти ведущие ВУЗы России столкнулись с тем, что их системы полетели: не выдержали такого напряжения. Но потом адаптировались. И то что касается каналов связи, кому-то мы помогли – расширили эти каналы связи и объемы, оперативно отработали и с провайдерами, и с профильным министерством, но мы сегодня понимаем, что нужны 2 или 3 таких системы, чтобы можно было бы масштабировать, имеется ввиду национальные системы, национальные информационные системы, которые можно было бы межплатформенно масштабировать на разные типы университетов, на разные масштабы университетов. И уже сейчас мы над этим активно работаем, потому что какие-то есть предложения на рынке, какие-то наработки есть у ВУЗов, но пока это все, понимаете, не массовый продукт, это скорее наработки на 1-2 ВУЗа, не более того, либо наработки стартапов IT.

То есть сейчас идет сбор информации о предложениях на рынке для создания национальной системы?

Мы это высшим образом анализируем. Дальше если мы с вами пойдем, то все ВУЗы задумались, а как осуществлять в дистанционном формате итоговую и промежуточную аттестацию. Давайте себе зададим вопрос: что больше все нас, помимо нескольких вопросов, что больше всего нас беспокоит в дистанционном образовании, когда мы говорим о проверке знаний. Мы хотели бы удостовериться, что по ту сторону экрана сидит именно тот человек, который зачислен к нам, то есть студент. И первое, и второе мы хотели бы, чтобы проверить у него знания, чтобы не было никаких доступов, посторонний чтоб ему никто не помогал, чтобы он не пользовался техническими средствами, но во всем мире для этого есть система распознавания лица.

Но у нас проблема сегодня состоит в том, что мы не имеем в национальных масштабах систему, которую можно было бы масштабировать на всю страну, на все ВУЗы, потому что огромное количество ВУЗов имеет гигантскую потребность в том, чтобы использовать, мы же не знаем, как до конца будет ситуация развиваться, и если это будет май и июнь, то это уже сессии, а это огромное количество преподавателей и студентов, это количество человек и часов, это нужна хорошо апробированная система распознавания лиц, если вы полностью в дистанте. Вот это второй вызов. И мы уже сегодня ведем с крупными интеграторами переговоры. Смотрим все, что есть на рынке, в том числе наработки наших стартапов, институты развития – все, что можно использовать. Понимаем, что, независимо от развития ситуации, хорошо, если она будет по благоприятному сценарию, студенты вернуться в аудитории, сдадут государственные экзамены, защитят дипломы в нормально привычном формате и режиме. Это часть нашей жизни, нам надо это внедрять.

Получается, что министерство приняло решение о внедрении системы распознавания лица?

Мы ставим себе такую задачу, что нам нужна масштабируемая на все ВУЗы страны хорошо отлаженная система распознавания лиц, потому что мы считаем, что она, после того, что мы сейчас переживем, это будет тоже теперь термин, вошедший в обиход, новая нормальность, это будет другое новое высшее образование. Другое – его частью станет уже и национальная платформа онлайн-курсов, его частью станет поступление онлайн в ВУЗы, его неотделимой частью станет система распознавания лиц, которая будет широко использоваться и многое-многое другое, что нам сегодня кажется ненужным или до этого кризиса казалось ненужным или немыслимым до пандемии, а сейчас это будет нормой.

А обсуждение вот этой системы распознавания лиц идет с отечественными компаниями? Или зарубежные тоже принимает в нем участие?

Мы ориентируемся только на отечественные компании. Мы видим и понимаем, что, во-первых, у нас есть потенциал такой, во-вторых, должен быть определенный экономический суверенитет, и мы должны опираться на собственные разработки. Это стимулирует к развитию наши научные организации, наши университеты, которые сами заявляют сегодня амбиции, а многие из них уже готовы, и система управления учебным процессом, предложить свои варианты и поучаствовать в создании системы распознавания лиц. Это ведь все продукты, которые эволюционируют, они ведь не создаются под заданные требования. Жизнь не стоит на месте, требуется их дорабатывать, они эволюционируют, в этом смысле это само по себе является таким стимулом для развития науки в университетах и академических институтах.

Мы с вами назвали много программ, с помощью которых идет обучение, все они действительно зарубежные. В чем вы видите опасность или слабость в том, что нет отечественной программы?

Недостатков здесь много. Во-первых, мы видим, что эти зарубежные инструменты они не рассчитаны на эти кризисные ситуации, поскольку некоторые из них допускают утечку персональных данных, причем персональных данных, которые используются нашими гражданами, а вы знаете, что у нас есть специальный федеральный закон и положения, вытекающие из конституции, которые касаются защиты персональных данных. Какие-то не позволяют обеспечить качественную связь, но и в конце концов, мы должны опираться на собственные разработки, хотя бы из-за того, что мы можем. Это вся наша история, история развития нашей страны, развития образования и науки предполагает, что у нас в системе образования, да и в целом вообще могут и должны быть подобного рода инструменты. Мы должны ставить себе такую задачу.

Один из таких сдвигов, как мне кажется, полностью дистанционное поступление. Готово ли министерство к этому, как вы для себя видите этот процесс?

Министерство не только к этому готово, мы ориентируем на это ВУЗы. Я имею ввиду, когда говорю ориентируем, все, что можно перевести в онлайн при поступлении, надо сделать. И мы очень плотно общаемся со всей линейкой ВУЗов, причем не только те, которые являются собственно подведомственными министерству науки и высшего образования, но также со всеми, у кого есть понимание. Наши лидеры, такие как МГУ, СПбГУ, другие университеты, они уже либо приняли решение такое, либо готовы к такому развитию ситуации. Я думаю, что при неблагоприятном развитии сценария, преимущественно именно в онлайн-формате и будет проходить приемная кампания.

А этим летом ВУЗы будут принимать документы онлайн? Или пока еще нет?

Будут. У нас в порядке эксперимента запущен суперсервис «Поступи в ВУЗ онлайн». Правда, это будет касаться, раз в порядке эксперимента, касаться 50 ВУЗов. Это так, вроде немало для системы высшего образования, но это не говорит о том, что в другие ВУЗы документы надо будет лично приносить. Надо помнить, что в предыдущие годы у нас даже не было такого сервиса, у нас есть возможность дистанционно подать документы. Даже не надо предъявлять результаты ЕГЭ, есть специальная информационная система, ну а все остальное можно на расстоянии и потом опять же через онлайн смотреть свое место в рейтингах и понимать, ты проходишь на ту или иную специальность в тот или иной университет или нет. Там будут не столько цифровые продукты усовершенствованы, сколько цифровые сервисы. Вслед за цифровыми продуктами идут цифровые сервисы. Проще говоря, у вас может быть и Microsoft Teams, Zoom и любые другие цифровые продукты, но сервис – то есть возможность использовать преподавателям, если они не знают, то он и не используется так же, как и «Поступи в ВУЗ онлайн». Тут важен сервис, не столько продукты, сколько обеспечить индивидуальное сопровождение каждого студента, адекватную оперативную связь и так далее.

Поговорили про экзамены. Теперь про аккредитацию ВУЗов. На этой неделе стало известно, что аккредитация образовательных программ ВУЗов, сроки действия которых истекают в этом году, продлевается еще на целый год. Значит ли это, что проверки ВУЗов на этот год будут отменены?

У нас есть 2 типа, скажем так, форматов контрольно-надзорной деятельности. То, о чем вы говорите это работа отдельного органа федеральной исполнительной власти Рособрнадзора. И мы вместе с ними вышли в правительство с инициативой. Инициативу правительство поддержало и действительно аккредитации всех ВУЗов сдвинуты на год. Это мне кажется очень правильным. Почему? Ну вы видите, что сегодня это в принципе невозможно. А второй формат контрольной деятельности или контрольно-надзорной деятельности министерства, который по разным направлениям проводит проверки ВУЗов, это касается и использования имущества, и финансово-хозяйственной деятельности, но мы в первые дни, если мне память не изменяет, датировано 14-16 марта приняли решение о приостановке всех проверок до особого распоряжения.

По Вашему мнению, после того, как закончится карантин и пандемия коронавируса стоит ли нам ожидать появления цифровых, можно сказать облачных ВУЗов, у которых нет своего помещения и они все будут находиться в облаке хотя бы в качестве эксперимента?

Я думаю в России таких ВУЗов не появиться, хотя в мире примеры подобного рода университетов есть. Вы знаете, если посмотреть на международный опыт, то еще несколько лет назад были эксперименты отчаянных людей, когда пробовали полностью перейти в онлайн крупные университеты. Один из крупных таких северо-американских университетов он в итоге потерпел фиаско полное, так что переход в онлайн не был принят, я бы так сказал, обществом. Я не верю, что в России у нас появятся полностью онлайн-университеты, способные составить конкуренцию традиционным университетам. Но это не означает, что доля онлайн-сервисов и онлайн-продуктов внутри университетов она не изменится, она, конечно, изменится, на мой взгляд, кратно. То есть, если говорить упрощенно, просто, то университеты станут гораздо более цифровыми во всех своих проявлениях: от расписания индивидуального, организации отдельных занятий, требований к преподавателям до поступления в условиях пандемии. Это просто серьезный, как сегодня говорят в определенных кругах, это серьезный триггер к изменениям. То есть это побудительный мотив к тому, чтобы задать себе вопрос: «А все ли я правильно как университет, как университетская команда, как преподаватель делал и сделал до этой ситуации. Все ли я учел, готов ли я был к такого рода развитию событий.»

Скажите, пожалуйста, переход в онлайн как сказался на посещаемости лекций? Есть какие-то данные? Увеличилась она или нет?

Мы сейчас анализируем эту статистику, мы ее собираем, анализируем. Но я бы по-другому поставил вопрос. Важна ведь не посещаемость, а вовлеченность, потому что физическое присутствие в аудитории еще не гарантирует, что человек, который сидит за партой, он слушает того, кто читает лекцию. Согласитесь, главное – это заинтересовать студента, главное разбудить его, побудить его к чему-то такому, к творчеству, к желанию думать, к тому, чтобы развиваться - вот это важный момент.

Для преподавателей еще важно успеть пройти всю программу за отведенные какие-то сроки. Вот сейчас скорость образования, скорость обучения с переходом в онлайн она выросла или наоборот чуть-чуть замедлилась? Скорость подачи информации?

Ну давайте объективно посмотрим на ситуацию хотя бы в целом. Конечно, есть большие издержки в связи с переходом на онлайн, в том числе и в динамике. Почему? Потому что не все преподаватели были готовы и вся эта история… Кто-то из ВУЗов брал время и объявлял каникулы еще до тех каникул, которые были на прошлой неделе объявлены. Кто-то принимал другие управленческие решения, давая возможность преподавателям адаптироваться. Это неизбежно сказалось, поэтому темпы освоения образовательных программ в университетах разный, но я думаю, что абсолютное большинство из них в установленные сроки, обычно это конец июня-середина июля закончат обучение все студенты и организуют так, что учебный год в общем-то закончится в установленные сроки, нормативно установленные сроки. Сдвижки принципиальной не будет.

В случае плохого сценария, когда пандемия будет затягиваться, карантин будет затягиваться, министерство, например, готово пойти на отмену экзаменов в этом году?

Экзаменов каких?

Выпускных или экзаменов, когда по итогам года.

Мы исходим из того, что все экзамены, даже выпускные квалификационные экзамены, защита дипломов. Ну я имею ввиду, когда все, основную часть специальностей и направлений, потому что есть специфические, которые, конечно, невозможно и тут надо думать, как это сделать, я оговорку сознательно делаю, но абсолютное большинство можно организовать все-таки онлайн: как поступление, так и сдачу. Если говорить таким языком, все-таки юридическим, итоговая сессия, итоговая аттестация, то есть когда выпускники заканчивают университет, заканчивают ВУЗ, защищают, сдают ГОСы, как это говорится, защищают выпускные квалификационные, дипломы, ну либо просто сессия: сдают экзамены, зачеты, курсовые и дипломные работы.

О помощи студентам. Ни для кого не секрет, что малый и средний бизнес практически вес закрылся в условиях карантина. И возможности подработки у студентов практически сейчас нет. Как министерство собирается помогать студентам и собирается ли вообще помогать?

Безусловно, собирается помогать, потому что мы понимаем, что многие студенты, особенно в крупных городах, они работали и были задействованы на предприятиях малого и среднего бизнеса. Это может быть официанты, курьеры, самые разные рабочие места, и сегодня они в сложной ситуации оказались, и это вопрос оплаты за обучение, это вопрос просто поддержки проживания текущего. И ответом, таким системным ответом будет разворачиваемая в настоящем времени программа организации занятости студентов на базе наших ВУЗов. В качестве пилотов у нас 3 университета уже апробируют, нарабатывают первую практику. Это ДВФУ, ТГУ и БФУ. Но буквально в пятницу мы будем обсуждать, понятно, что в это программу хотели бы войти гораздо больше ВУЗов. Мы, в свою очередь, уже нашли механизмы финансовой поддержки. Суть этой программы очень большая: сам университет выступает работодателем для студентов и помогает им компенсировать те издержки, поскольку их работодатели сегодня не могут дать им работу, то университет, предлагая самого разного рода активности, оплачивает эти активности и выступает тем самым работодателем.

Означает ли это увеличение нагрузки на бюджет? Потому что тогда университеты будут требовать больше финансирования.

Конечно, это предполагает дополнительное финансирование и мы такие варианты прорабатываем. Конечно, будем оказывать поддержку нашим университетам.

Эксперимент этот сколько может длиться в 3 ВУЗах для того, чтобы потом его масштабировать на всю страну.

Вы знаете, этот эксперимент уже в 3 ВУЗах идет. Пока это наработки за счет собственных средств реализуют и смотрят как это, насколько востребовано у студентов, как это все организационно-управленческие решения для этого необходимы. Вот мы их послушаем в пятницу и предложим ВУЗам всем в эту работу включиться. Здесь не должно быть компанейщины: хочешь ты того или не хочешь, обязательно организуй. Все это зависит от ситуации, от контингента студентов, от особенностей города. Специфика самая разная может быть, поэтому количество студентов, которым надо помочь оно совершенно может разниться.

Оплата обучения. Какие-то отсрочки или каникулы по оплате обучения могут быть предоставлены студентам?

Это непростой вопрос как для наших студентов, так и для наших ВУЗов. Это мы сейчас очень внимательно изучаем, какие есть предложения, как на это реагирует студенческое сообщество, домохозяйства, мы смотрим нормативную базу. И в самое ближайшее время мы обязательно проинформируем так же через СМИ.

То есть идея есть, но она прорабатывается?

Я вам скажу так, что разные сценарные варианты прорабатываются Министерством науки и высшего образования, в том числе и касаемо оплаты за обучение.

Сегодня появилась новость, что Вы обратились к ВУЗам с предложением снизить плату за общежития. Прокомментируйте, пожалуйста, почему и насколько это важно. И насколько будет снижена эта плата? Есть ли какой-то норматив в процентах?

Мы видим, что студенты находятся в очень непростой ситуации, уязвимой ситуации: кто-то из них потерял работу, родители в непростой ситуации, поскольку, если студент не сам платит, то за него платят, как правило, родители. А общая ситуация ее не надо характеризовать, ее все видят, поэтому вполне справедливый возникает вопрос: если часть студентов, а это значительная часть студентов, уехали из общежитий, но при этом они внесли плату. Плата, как правило, вносится либо в начале года, либо в середине года за полгода вперед. Они не живут в общежитии. Справедливый вопрос: можно ли будет вернуть эту плату, либо, если они продолжают учиться, учесть ее в счет будущих периодов. Мы обсуждали это с ВУЗами и такие рекомендации высказали, потому что часть ВУЗов уже такие решения приняли. В СПбГУ это решение практически синхронно с тем, что мы рекомендовали, сделано, кто-то анализирует и смотрит, как будет развиваться ситуация. Но наши рекомендации, почему рекомендации, потому что страна большая и каждый университет в разной находится ситуации и количество студентов, проживающих в общежитиях, разное и количество тех, кто выехал из этих общежитий, разное, эпидемиологическая ситуация разная. И одним аршином мерить всех было бы неправильно, и поэтому мы пошли по пути рекомендаций и постоянного диалога с нашими ВУЗами с тем, чтобы понимать, что происходит, и с тем, чтобы, как сейчас говорят, в режиме онлайн, в режиме реального времени откликаться и принимать решения.

Вы рекомендовали ВУЗам на сколько надо снижать плату? Или нет и каждый ВУЗ будет исходить из своей ситуации? То касается общежитий?

Да.

Ну там просто есть рекомендация либо вернуть деньги студентам, либо продлить на время, которое они выехали и не проживают в общежитиях, продлить им, соответственно, если это будет месяц, то на месяц больше оплата продлеваться будет и они на месяц меньше в следующем учебном году будут платить, если это 1,5-2, то, соответственно, на эти же сроки.

Если требования к этим студентам? Кто может попасть? Все подряд?

Понятно, что речь идет о студентах, которые выехали из общежития.

Какие еще инициативы готовитесь принимать или обсуждать?

Оставьте нам возможности для того, чтобы удивить и вас, и всех остальных. Мы внимательно смотрим и готовим тоже самые разные инициативы, обсуждаем. Я бы не стал их анонсировать, потому что каждая подобного рода инициатива должна быть хорошо проработана прежде, чем она будет озвучена.

Подробнее: https://www.rbc.ru/society/09/04/2020/5e8edde79a79470aa3b361f7

https://t.me/scienpolicy/9144

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author