Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

АНТАГОНИМЫ

Давным-давно в одном всеми забытом учебнике русского языка мне на глаза попался любопытный пассаж: в качестве примера антонимии авторы приводили пару «семит — антисемит».

Конечно, это не антонимы, не слова с противоположным значением. Но не получается отделаться от впечатления, что их, как и многие другие подобные пары, все же связывают некие системные отношения.

«Зима» и «лето» — антонимы, «осень» и «весна» — тоже; а как быть с парами «зима — осень» и «весна — лето»? Имеют ли они какое-то обозначение? Предположим (особенно для жителя Петербурга), особой разницы между ними нет. А что насчет «зима — весна» и «лето — осень»? Ведь тут очевидно противостояние: никто не скажет, что зима победила осень; а вот о том, что весна победила зиму, говорят — и даже празднуют это.

Или вот еще другие примеры: «милиционер — пикетчик», «жена — любовница», «работать — проверять», «красивый — умный», «аванс — зарплата», «чиновники — народ», «малая нужда — большая нужда», «собака — кошка», «отчет — акт», «писать — читать», «понедельник — пятница», «спортсмен — болельщик», «филолог — сборщик макулатуры» и т. д. и т. п. (без кавычек). Как быть с ними?

Мне кажется, все эти пары слов имеют одну общую черту. Их объединяет антагонизм (извечный или сиюминутный) тех объектов внеязыковой действительности, которые они обозначают. Поэтому я и предлагаю назвать их «антагонимами». По любому из приведенных выше примеров заметно, как часто отношения антагонимии вступают в противоречие с отношениями антонимии. Возьмем то же слово «красивый»: его антонимом будет «уродливый», а антагонимом, как я и отметил выше, — «умный».

P.S. После написания этой заметки я решил погуглить придуманное мной слово «антогоним» и обнаружил, что оно уже было придумано раньше (тьфу) английскими лингвистами — с целью обозначения того феномена, который в отечественной традиции носит имя энантиосемии — антонимии значений многозначных слов (в русском это, например, слово «одолжить» ('дать денег в долг' vs. 'взять денег в долг'), а в английском — «sanguine» ('кровожадный' vs. 'добродушный')). Тем не менее я намерен продолжать отныне и впредь использовать это слово исключительно в том значении, в котором его придумал; что касается английских лингвистов, то они могут, как все нормальные люди, взять на вооружение энантиосемию.

Петр Заготово-Деревянкин,

специально для Глазария языка

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author