Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

КАТКОВ. И.Н. ЦЕЛЬНОСТЬ И ОДНОРОДНОСТЬ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА

Все на свете имеет своих врагов.

Нет такой скромной, малой, ничтожной жизни, которой не угрожали бы смертельные опасности. И устрица имеет своих врагов: может ли не иметь их такое громадное и могущественное государство, как Россия?

Русское государство выдержало страшные войны; но они не только не разрушили его, а напротив, способствовали его усилению. Война возбуждает народные силы, вызывает народное чувство, которое теснее и крепче связывает все элементы государственного организма и все части народонаселения. Что можно представить себе громаднее той войны, которую выдержала Россия в 1812 г.? Но чем же кончился этот крестовый поход против нее всей Европы, предводимой великим завоевателем? Было ли разрушено Русское государство? Была ли раздроблена его государственная область? Понесло ли оно какой-нибудь ущерб? Ослабело ли оно внутри или в своем европейском положении?

Нет, этот крестовый поход, в котором соединились все силы Европы против России, кончился полным торжеством ее; никогда не была она. так могущественна, как после той войны; патриотизм народной войны послужил к обновлению общества и положил начало более самостоятельному развитию его нравственных сил.

В последнюю, Восточную, войну против России соединились также силы почти всей Европы; война была ведена при самых неблагоприятных для России условиях; она не имела народного характера; исход ее был очень несчастлив для России, Россия понесла значительный ущерб, она потеряла свой Черноморский Флот, лишилась своего лучшего морского заведения, ее значение было ослаблено, обаяние военной силы, которое давало ей такой великий вес в европейских союзах и советах, померкло; но зато каких усилий, какого напряжения, каких жертв стоило противной стороне достижение этого результата! ... И что же, однако? Как ни был чувствителен урон, понесенный Россией, подверг ли он опасности ее существование? ...

Мы видим, что даже те невыгоды, которые были следствием Восточной войны, стали обращаться, мало-помалу, даже ей в пользу. Россия вошла внутрь себя; она предприняла целый ряд преобразований, которые при благоприятном исходе должны были бы поставить ее гораздо выше, чем стояла она когда-либо. Итак, последствия самой несчастной для России войны оказались благодетельными для нее.

Итак, предвидя, что есть интересы, которые враждуют против самого существования Русского государства, предполагая с тем вместе, что эти интересы руководятся благоразумием, мы приходим к заключению, что война есть дело наименее желательное с точки зрения этих интересов. Гораздо эффективнее было бы найти внутри России элементы разложения, которые могли бы привести ее изнутри к Смутам и распадению. Нет сомнения, что всякое революционное движение в России встретило бы сочувствие с точки зрения неприязненных ей интересов. Нет сомнения, что эти интересы должны благоприятствовать всему, что может порождать смуты и недоразумения внутри России...

Как война, так и внутренние Смуты могут служить только вспомогатель- ными средствами; но ни то, ни другое не может быть благоразумно избрано в орудие разрушения громадного и сильного государства; и то и другое угрожало бы потрясением целому миру; и то и другое было бы катастрофой, которая никак не может входить в расчеты благоразумной политики, и ни в каком случае не может быть ей приятна.

Что же могло бы быть наиболее желательно в интересах политики самой радикальной относительно Русского государства, но в то же время благоразумной? Нет сомнения, что всего желательнее было бы без усилий, без рисков, без всяких опасностей и потрясений произвести то, что могло бы быть следствием только самой бедственной войны; нет никакого сомнения, что мирное, тихое, постепенное, незаметное действие было бы предпочтительнее и разгрома, и продолжительного разложения нравственных основ общества...

Торжеством политики, клонящейся к разрушению могущественного и громадного тела, политики благоразумной и здравомысленной, было бы ЗАМУТИТЬ его душу и убедить ее в том, что она совершит наилучшее дело, если сама постепенно и в "видах прогресса" раздробит и разрушит его (то есть сама себя).

Ни война, ни Революция НЕ СТРАШНЫ для Русского государства; никакой серьезной опасности не могут представлять для него сепаративные наклонности, которые обнаруживаются в некоторых владениях русской Державы. Сами по себе все дурные элементы разложения и отложения не имеют и не могут иметь силы, но чего не может сделать никакая война, чего не могут произвести никакие внутренние потрясения и Смуты, то было бы прямым и естественным последствием СИСТЕМАТИЧЕСКОГО РАЗЪЕДИНЕНИЯ Верховной власти (Самодержца) с народом.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author