Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Библикбез {159} — золушка иебама

4.

когда же он ляжет спать, узнай место, где он ляжет; тогда придёшь и откроешь у ног его и ляжешь; он скажет тебе, что тебе делать.

Руф.3:4

На восьмую книгу Библии — «Руфь» — нам хватит одного поста. Потому, во–первых, что она очень коротка — всего четыре маленьких главы. Во–вторых, все главы объединены одним несложным сюжетом. Я бы даже сказал — вечным сюжетом. Про золушку, да. С фабулой "женский успех как чудо" по популярности в мировой беллетристике может сравниться разве что "мужской успех как чудо". Маугли в большом городе, ага. Но этот сюжет уже юзался неоднократно — начиная с Иосифа Прекрасного.

И для начала поговорим о цифрах: восьмая книга — вовсе не восьмая. Если судить по первоисточнику — Танаху — то она как минимум 18–я, а как максимум 31–я (смотря как считать). Своё место она поменяла — в некотором роде, поднялась в рейтинге — уже в христианской традиции. Почему?

Однозначного ответа нет. Есть, правда, чисто формальный повод, который даёт первый же стих:

1. В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошёл один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских. (Руф.1:1)

Стало быть, в размещении сразу за книгой «Судей» есть определённая логика. Однако, это не помешало иудеям запихнуть сказку про колоски подальше — в раздел Ктувим. Значит, у христиан были ещё какие–то резоны. Какие?

У меня есть пара соображений на этот счёт. Первое: книга «Судей» оставляет настолько мрачное впечатление, что может отпугнуть неофита от Библии вообще. Срочно требуется разбавить этот ужас–ужас чем–нибудь позитивным и умилительным. Хватит расчленёнки, давайте лучше про любовь. Второе: идеология. Главная героиня демонстрирует нам целый набор чисто христианских добродетелей (главным образом — смирение). Также она являет собой торжество прозелитизма. Ведь Руфь — не еврейка, она — моавитянка, но отрёкшаяся от своих исконных богов и как бы пришедшая к "истинному" (хотя по на деле расклады там чисто прагматические). В общем, видится во всём этом попытка побыстрее притянуть Новый завет. Даже и поперёд Ветхого.

Теперь про загадочное слово в заголовке поста. Ничего непристойного — "иебама" означает вдова. Да, вот такая у нас золушка — не девственница, прямо скажем. Но и не старушка — вся жизнь впереди. Про устроение этой самой жизни сказка и написана. А как можно устроить жизнь молодой вдовы? По правилам — только через йибум. Гусары, молчать! Последнее слово означало у евреев левиратный брак (по–русски — законъ ужичества). Несложно заметить, что правила эти были довольно жёсткими — ключевые слова, несомненно, однокоренные.

Причём жёсткие они не только для женщины, которая не может себе выбрать второго мужа по душе, но и для деверя, который обязан жениться на вдове помершего брата, хотя ни разу не собирался. К тому же, отлынивание карается:

9. Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал семя на землю, чтобы не дать семени брату своему.

10. Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его. (Быт.38:9–10)

А нельзя ли как–то так ухитриться, чтобы вот не так? Ну, евреи не были бы евреями, если бы не придумали обходной манёвр — называется халица, что переводится как "разувание". Это такой обряд, в процессе которого потенциальный жених снимает один башмак (по другой версии — с несостоявшегося мужа его снимает несостоявшаяся жена), после чего вдова плюёт перед ним в пол (по другой версии — в харю). И вуаля — оба свободны. Разумеется, на практике добавляются свидетели и масса церемониальных деталей — это ведь шоу. Почему башмак, кстати, никто не знает, но какая разница — главное, дело сделано.

Таки что Руфь? Таки в её судьбе тоже была халица:

5. Вооз сказал: когда ты купишь поле у Ноемини, то должен купить и у Руфи Моавитянки, жены умершего, и должен взять её в замужество, чтобы восстановить имя умершего в уделе его.

8. И сказал тот родственник Воозу: купи себе. И снял сапог свой. (Руф.4:5,8)

Зачем Руфи понадобилась халица? А нафига ей безымянный деверь — толку с него? Другое дело Вооз — он родственник хоть и дальний, зато "человек весьма знатный". И рулит проектом по охмурению даже не простушка–моавитянка, а Ноеминь — ея свекровь–еврейка. Это она посылает невестку собирать колоски именно на поле Вооза, ну, а потом уже и на сеновал. Сработало — богатый мужчина доволен:

10. Вооз сказал: благословенна ты от Господа, дочь моя! это последнее твоё доброе дело сделала ты ещё лучше прежнего... (Руф.3:10)

На этом месте гусары обычно возбуждаются: что же такое она сделала ещё лучше, после того как "открыла у ног его" и легла? Сложный вопрос. Без шуток. Если почитать другие русские переводы, то там либо никаких открываний, либо добавлено некое "покрывало". Явно от балды. Та же ситуация с иноязычными переводами. А может, и нет тут вопроса? Ну, накосячили переводчики, бывает. Но, увы, Синодальный перевод — настолько мощная работа, что в нём вообще нет ничего случайного. Так почему же команда профессионалов оставила нам такую интригующую двусмысленность?

Я не знаю ответа. А вы?..

Сдвоенная иллюстрация — маленький детектив. Слева мы видим Руфь, которую в 1835 году нарисовал известный итальянский романтик Francesco Hayez. И эта картинка, в общем, довольно точно отражает контекст. Справа мы видим очевидную копипасту. Но почему–то замыленную, и тема сисек закрыта. Эту картинку приписывают тому же автору, но со смещённой датировкой — 1853. Приведённую к порядку Руфь можно встретить в разных приличных местах — например, в аглицкой википедии. Однако откуда мыло? Более чоткой репродукции найти не удаётся. Равно как и локации оригинала (а про левую известно, что она висит в музее города Болонья). И с чего бы романтическому живописцу прикрывать сиськи? Что–то тут не чисто. Не иначе, клерикальные (новозаветные) происки...

Библикбез {158} — социальная сеть

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author