Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

«НАЗАД К МУЖЕСТВЕННОСТИ»

(Чагин О.

А.)

/Стенограмма беседы/.

Андрей Фефелов: Здравствуйте. Сегодня в гостях у нас директор НИИ Антропогенеза Олег Чагин. Здравствуй, Олег.

Олег Александрович Чагин: Добрый день.

Андрей Ф.: Тема, которую мы сегодня будем обсуждать, очень мощная, сильная и должна всех заинтересовать. Тема мужчины и женщины в современном мире (в современной цивилизации).

Есть такое ощущение, что роль мужчины, мягко говоря, несколько умаляется, и женщина всё более становится доминантной в плане своей социальной роли.

Так ли это, и почему это происходит?

Олег Александрович Ч.: Это эволюционно обосновано. Женщина в два раза старше мужчины, с точки зрения эволюции, и она более адаптивна; а так как период сейчас адаптивный, то и женские качества адаптации выходят на первое место.

Андрей Ф.: Что значит адаптивный период? И в каком смысле адаптация, то есть не надо развиваться? И почему период у нас адаптивный, это обусловлено развитием цивилизации, или это сейчас такая волна пошла?

Олег Александрович Ч.: Она всегда была. Адаптация — это механизм, который не требует создания новых структур, это умение обходится теми структурами, которые уже сформированы.

Женщина в этом плане идеальный адаптант, она адаптивна.

Мужчина же должен выйти из адаптации, уйти за границу ареала — в область развития.

Поэтому, если адаптация (женская адаптация) в интересах развития (развития мужчины), то тогда это процесс динамичный, эволюционный.

Если адаптация в интересах не развития, то это уже дегенеративные социальные процессы, биологические процессы, эволюционные процессы.

То есть адаптация не в интересах развития — это дегенерация.

Андрей Ф.: Сейчас, по сути дела, у нас тема развития на задворках — этот мировой «тренд» свёрнут. Даже техническое развитие от части остановилось.

Олег Александрович Ч.: Трудно определить «сейчас» категорию, но, если смотреть на сегодняшний момент, то приоритет идёт на крайние степени адаптации, то есть уже ближе к дегенеративным изменениям.

Андрей Ф.: То есть использование существующих ресурсов, его вычерпывание, его эксплуатация и не-открывание новых...

Олег Александрович Ч.: ... Не создание новых структур приводит к этому. Мы это видим по социальным процессам, которые деструктивны биологически.

Это ограничение рождаемости. Те темы, которые в Европе сейчас развиваются, имеют к этому непосредственное отношение. И социальные механизмы, где человек, женщина, семья не имеют возможности создавать полноценную семью.

Коэффициент демографический, чтобы мы не выродились, должен быть определённой нормы.

Он должен быть, например — 3,8.

При 3,1–3,2 — популяция не восстанавливается уже.

В Европе у местного, коренного населения коэффициент — около 3;

а эмиграция (европейская эмиграция) имеет коэффициент рождаемости — около 8.

У нас 3,7 примерно — мы на нижней границе уже.

Андрей Ф.: Почему так происходит, почему мы находимся в таком адаптивном обществе? Это часть процесса развития культуры?

Олег Александрович Ч.: Адаптация всегда вынужденная. Так получается, когда мужчина не выходит за границу ареала, не создаёт приоритет стратегический, стратегическое преимущество, тогда тактическое преимущество получает женщина и использует это.

Андрей Ф.: Социально она более «соответсвует»...

Олег Александрович Ч.: Она вынуждена «соответствовать» максимально в тех условиях, в которых она находится.

Андрей Ф.: Но почему это происходит? Это часть развития культуры нашей? Понятно, что в мегаполисе роль мужчины нивелирована — мужчина не является защитником жилища, он не является добытчиком, так скажем, не является главной фигурой в доме, не является воспитателем, у нас школа воспитывает детей.

Олег Александрович Ч.: Школа не воспитывает, и мужчина не является хозяином в доме. Сумма всех этих процессов определяет результат.

Культуру мы понимаем как то, что остаётся после нас, то, что мы передаём другим.

Поэтому демография как культура — категория немного не полноценная.

Андрей Ф.: Я имею в виду, что почему у нас выстраивается именно такое общество? Благодаря тому, что мы строим большие дома в одном месте (урбанизация), или это процесс, который обусловлен развитием техники, или это процесс, который обусловлен развитием информационных технологий, — почему так?

Олег Александрович Ч.: Нет одной какой-то причины, от которой это всё зависит, это сумма всех факторов. Есть такой стереотип, например, когда говорят, что работает 10–15% мозга. На самом деле это неправильно, потому что мозг работает весь всегда. И здесь то же самое — работают все факторы.

Урбанизация, конечно, да.

Ещё опыты 50-х годов показывают (на мышах проводили эксперименты), что, если создать условия избыточного пребывания в каком-то ареале, увеличить концентрацию, то мыши размножались, размножение их никто не ограничивал, они получали питание, воду, были созданы все благоприятные условия. На 2–3 поколение начинались деструктивные процессы, то есть суицидальные состояния, все перверсии сексуальные...

Андрей Ф.: Суициды мышей?! И перверсии мышей?!

Олег Александрович Ч.: Суициды не в том смысле, что мышь вешалась, но нарушался механизм естественной иерархии. Мышь провоцировала действия, которые вызывали явную агрессию — она знала, что будут агрессивные действия, она их провоцировала, нахлобучивала по полной программе, то есть до летальных исходов.

Андрей Ф.: И гомосексуализм тоже развивался среди мышей?

Олег Александрович Ч.: Все формы перверсий были там проявлены.

В конечном итоге сокращение шло таким путём.

Андрей Ф.: То есть эта популяция вымирала.

Олег Александрович Ч.: Она вымирала. На 4-5 поколении она уже полностью вымирала.

Андрей Ф.: То есть речь идёт о том, что эта «женская цивилизация» — цивилизация достаточно материалистическая, утилитарная, которая завязана на финансовом капитализме, не имеет перспективы?

Олег Александрович Ч.: Адаптация имеет смысл только в интересах развития, когда постоянно происходит развитие стратегическое.

Андрей Ф.: То есть «тыл хорош, когда есть фронт».

Олег Александрович Ч.: Да. Если же адаптация не в интересах развития, то она всегда будет дегенеративна. А крайняя степень дегенерации — это вырождение, то есть то, что мы видим на социальных процессах сейчас.

Андрей Ф.: Но это индивидуальное вырождение?

Олег Александрович Ч.: Это видовое вырождение, потому что вымирают целыми народами.

По Европе характерно. Мы отличаемся от европейцев эволюционно, поэтому они первые в эту волну вышли.

Но есть ещё фактор — форма воспитания по женскому типу, мальчиков (мужчин) в частности.

Если для девочек (женщин) этот тип воспитания и развития полноценный, то для мужчины воспитание по женскому типу — неполноценно.

Женский тип воспитания и развития мужчины — это недоразвитость мужчины. Недоразвитость мужчины — а это продукт только воспитания! — приводит к социальным процессам, когда мужчина не стратегическую функцию несёт, а адаптивную, тактическую.

Андрей Ф.: С этим можно бороться?

Олег Александрович Ч.: С этим бороться уже нельзя, потому что человек приблизительно с 5–6 лет уже практически не развивается, а только адаптируется. И для народа, который думает хотя бы на поколение вперёд, не говоря уже на 2, на 3, вопрос воспитания и образования ребёнка — не так образование важно, как воспитание само — он становится доминирующим для спасения вида.

Андрей Ф.: Получается, что, если до 5 лет мальчика каким-то образом, особенно как-то воспитывать... Вообще, до 5 лет, мне кажется, он с мамой всегда пребывал даже в крестьянских семьях, даже в традиционном обществе.

Олег Александрович Ч.: Он с мамой пребывал всегда в период удовлетворения гомеостаза. То есть это период, когда уровень развития мозга, по А.Р. Лурия, на стадии «хочу»: кушать, тепло, коммуникации. Общение обязательно. Если ребёнок не получает коммуникативного общения с мамой именно, то есть она его не гладит, она с ним не разговаривает, то он в полноценную личность сформироваться не сможет. Он будет адаптивен. Это проблема детей, не имеющих мамы в непосредственном контакте.

Это очень важный период.

Мозг растёт у нас не единовременно. Есть такой стереотип, что ребёнок рождается сразу человеком. Ребёнок человеком не рождается; ребёнок рождается животным, человеком он становится в процессе воспитания.

Андрей Ф.: И в социальном смысле, наверное?

Олег Александрович Ч.: Да. И в этот период в первую очередь важна мама, потому что мама обучает детёныша речи. И женщины нам (человеку как виду) сформировали речь ещё на уровне кроманьонцев — они научились речи и научили речи. У них имеется речевой приоритет, они до сих пор пользуются этим очень эффективно.

Но с 5, 6, 7 лет мозг у мальчика и у девочки развивается немного по-разному, но он развивается всё равно.

У мальчика это развитие заканчивается формированием мозга в период полового созревания — около 20 с лишним лет. Фактор полового созревания для мальчиков ключевой, потому что морфологические структуры формируются под влиянием гормонального фона. Ребёнок в период полового созревания должен испытывать стресс, и этот стресс должен поощряться.

Сумма этих механизмов приводит к развитию высшей коры и лобно-височных долей.

Андрей Ф.: То есть надо драться?

Олег Александрович Ч.: Он должен не то что бы драться. Любой стресс: гаражи, войнушки и т. д., потому что в этот период он доказывал окружению, что он полезен может быть. И показателем того, что он полезен, поощрением, он должен что-то принести, что-то добыть. В социальной среде это поощрение исходит от взрослых: «Да, ты молодец».

И если девочку нужно хвалить просто за то, что она девочка, допустим: «Ой, ты моя хорошая», и т. п. — в таком духе; то мальчика хвалить за то, что он хороший, нельзя — его нужно хвалить только за конкретные действия. И приоритет должен быть в поощрении хороших действий, а не в ругании, например, плохих.

На самом деле, это сложная система.

Сумма этих механизмов приводит к развитию наиболее полноценного мозга. В частности лобно-височные доли отвечают за волевые усилия. Если в воспитании не создать условия стресса и поощрения стресса, то лобно-височные доли могут не сформироваться или будут недоформированы.

То есть мы имеем морфологически недоразвитого мужчину, и мы сейчас их видим уже не одно поколение.

Андрей Ф.: Подводя итог, что можно сказать.

Для того, чтобы не выродиться, чтобы идти не по пути дегенерации, а по пути развития, по пути восхождения, необходимо менять социальную среду, уклад.

Олег Александрович Ч.: Концепцию воспитания.

Андрей Ф.: И концепцию воспитания.

А те женщины — прекрасные, активные, деловые — которые социально востребованы, которые находятся сейчас в авангарде многих процессов, и в экономике, и в бизнесе...

Олег Александрович Ч.: Они вынуждены на себя брать функцию мужскую.

Андрей Ф.: Но они говорят, что «мы справляемся лучше с задачами, чем мужчины».

Олег Александрович Ч.: С адаптацией, да. С адаптацией они справляются лучше, чем мужчины. Мужской гормон женский организм вырабатывает тоже, и в отличии от мужчины, у которого пик развития приходится на период полового созревания, у женщины идёт выработка на протяжении всей жизни. Поэтому есть такое правило, что бабушка всегда умнее дедушки, по мужскому типу.

Андрей Ф.: Условно говоря, мы должны поменять цивилизационный тип нашего общества...

Олег Александрович Ч.: Вернуться.

Андрей Ф.: Вернуться к обществу другому, которое основано на других принципах и на других основаниях движется, развивается. Речь идёт даже не о том, чтобы переехать из большого города в деревню, речь не идёт о том, что вернуть мужчине какие-то важные функции, которые сейчас нивелированы государством...

Олег Александрович Ч.: Как раз напротив, речь об этом и идёт. Раньше мужчина обеспечивал своим трудом, уважением к себе за свой труд, не одного себя, не одну жену и одного ребёнка, а семью 5–7 человек. Сейчас в условиях города мужчине обеспечивать 5–7 человек, уважая свой труд, — не реально.

Укрупнение в города, стремление людей в города за заработком так называемым — это механизм выхода мужчины за границу ареала, когда он приезжает в другой город, на чужую территорию. То, что мы сейчас по иммиграции видим. Они приезжают здесь зарабатывать. Их вытесняют. Неспособность тех структур, которые их должны обеспечивать трудом там, вытесняет их за границу ареала. Это всегда экстремальная деятельность.

У нас получается, что вместо того, чтобы получить развитие естественным путём, мы формируем экстремальную-экстремистскую среду. Но эта экстремальная-экстремистская среда вернётся потом в центр. Это эволюционный механизм, и непонимание этого эволюционного механизма приводит к тому, что мы сейчас наблюдаем.

Андрей Ф.: То есть они вернутся и втянутся обратно.

Олег Александрович Ч.: Они вернутся в центр, но уже будут занимать этот центр. Это естественный процесс на уровне зоологии.

Андрей Ф.: Мы продолжим эти беседы. Тут непочатый край для разговоров.

Олег Александрович Ч.: Да.

Андрей Ф.: Спасибо большое, Олег. Спасибо.

Олег Александрович Ч.: Всего доброго.

(февраль 2014)

https://www.youtube.com/watch?v=mF8IMcEHmM0&list=PLJ06JXQDgNLRexhPCVB75LU9CgfFfYisK&index=18&app=desktop

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author