Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Знак отличия грамотных от неграмотных

Я люблю старую орфографию, люблю читать репринты и старые, позапрошлого (боже, как звучит) века книги.

Помню, какое впечатление произвели на меня "Окаянные дни", напечатанные тем языком, которым Бунин писал до конца жизни - с "ятями" и "ерами" в конце слов, - о революции, когда они были запрещены и принудительно изъяты из типографий.

В XIX веке по Петербургу гулял анекдот.

Однажды император Николай I, встретившись с литератором и издателем Николаем Ивановичем Гречем на улице, спросил его:

- Скажите, пожалуйста, Греч: к чему служит в русской азбуке буква "ять"?

- Она служит, Ваше Величество, как знак отличия грамотных от неграмотных, - ответил Греч не задумавшись.

К началу революции грамотными быть, видимо, становилось все сложнее и сложнее, а считаться хотелось. Да и письмо существовало не только для образованных, но для всех, и, значит, должно быть доступнее. Было два пути: а) лингвистический - упростить графику и правила, и б) педагогический - снисходительно относиться к спорным и трудным правилам и ошибкам.

Реформа языка назрела. Обсуждали ее с 1904 года обстоятельно и серьезно и ученые, и литераторы. Председателем Орфографической подкомиссии, например, был А.А. Шахматов, членами - Ф.Ф, Фортунатов, и И.А, Бодуэн де Куртенэ. Противников тоже было немало. Толстому она казалась кощунством, Бунин сразу сказал, что не примет ее, а Горький проигнорировал приглашение принять участие в обсуждении. Своим бы ходом реформа растянулась бы на многие годы. Если бы не революция...

Новая власть не утруждала себя сомнениями.

Сначала декретом наркома Луначарский обязал с 1 января 1918 перейти на новую орфографию гос.структуры,

а уже 14 ноября было опубликовано постановление ВСНХ (кто бы еще занимался реформой языка, как не народное хозяйство?) «Об изъятии из обращения общих букв русского шрифта <...>»

Матросы и солдаты выгребали из типографий литеры и матрицы - запрещенные "яти" Ѣ, "фиты" Ѳ , "ижицы" Ѵ, "и десятеричные" I, ну и заодно "еры". В результате, типографиям в качестве разделительного знака пришлось использовать не "Ъ", а апостроф: с’езд, ад’ютант.

Поскольку мало кто разбирался в нововведениях, замену сочли частью реформы, и в конце 1920-х — начале 1930-х она попала и в книги, и в гос. бумаги. Оригинальный текст конституции СССР 1924 года был напечатан с использованием апострофа вместо твёрдого знака, вернее, двух сразу: «С’’езд Советов Союза ССР», «об’’явление войны», «губернских об’’единений»

Ю. Чудина

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author