Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Ленин сформулировал три признака революционной ситуации:

1.

Верхи не могут управлять по–старому — невозможность господствующего класса сохранять в неизменном виде своё господство;

2. Низы не хотят жить по–старому — резкое обострение выше обычной нужды и бедствий угнетённых классов и их желание изменений своей жизни в лучшую сторону;

3. Значительное повышение активности масс, привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.

2–й признак очень нравится украинцам–прозападникам и коммунистам–ортодоксам, однако мировая история, если к ней присмотреться, сама херит этот признак намертво. К примеру, где была нужда больше — в Ленинграде в январе 1942–го, или в Петрограде в январе 1917–го? И дураку ясно, что в 1942–м нужда и голод были на порядки страшнее, чем в 1917–м, однако в 1917–м революция была, а в 1942–м ею даже и не пахло.

Ключевым параметром во 2–м признаке является не реальное материальное положение масс, а "не хотят жить по–старому". Т.е. желания и устремления масс. А желанием и хотением человека, как уже давно известно современной медицине, управляют гормоны. И среди них есть главный — "революционный" гормон кортизол. Лоретта Грациано Бройнинг в своей книге "Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин" считает кортизол одним из главных гормонов, отвечающих за выживание предков homo sapience. Именно он заставляет человека быть всегда на стреме, постоянно выискивать опасность, и быть готовым дать стрекача чтоб его не съели. Или наоборот, объединиться и всем вместе забить леопарда до смерти палками.

Однако, НТП в Европейской цивилизации где–то с 18–го века стал приводить к тому, что люди жить стали лучше и безопасней. Опасности быть съеденным медведем или умереть с голоду даже в современной России стремятся к нулю. Но гормон кортизол по–прежнему вырабатывается в нашем организме исправно, превращаясь, таким образом, в своеобразный атавизм. Т.е. угрозы нет, а гормон вырабатывается в том же количестве, что и в случае наличия этой угрозы. Вот как пишет об этом Лоретта:

Кортизол, или «гормон стресса», создает предохранительные нейронные пути, смысл которых иногда трудно понять. Вы понимаете, что, конечно, не умрете, если не получите долгожданного продвижения по службе или если кто‑то толкнет вас на игровой площадке. Вы осознаёте, что не погибнете из‑за длинной очереди на почте и от того, что по этой причине вам выпишут штраф за неправильную парковку машины, которую вы рассчитывали быстро забрать. Но ваши нейромедиаторы эволюционировали так, что при любой неудаче они вызывают ощущение угрозы жизни.В возникновении таких ощущений мы нередко виним современную жизнь, хотя наши предки сталкивались с гораздо более серьезными угрозами. В далеком прошлом человек страдал от огромного числа паразитов, которые присутствовали в его жилище, пище и питье. Кожа наших предков страдала от незаживающих язв. Их потомство умирало. На них могли напасть соседи, разграбить их поселения и изнасиловать их жен и дочерей. Они не были свободны в выборе своего брачного партнера. В те далекие времена кортизол постоянно подавал им сигналы, что надо «что‑то делать», и они были не в силах остановить его приливы. Гормоны стресса создают у нас представление, что современная жизнь хуже, чем у наших предков. Когда вы испытываете стресс перед экзаменами или по поводу того, что выглядите толстым, кортизол создает у вас предчувствие немедленной гибели. Когда же вы думаете о тех угрозах, с которыми сталкивались ваши предки, никакого прилива кортизола и чувства обреченности вы не испытываете. Это происходит потому, что стрессовые нейронные связи создаются только на основе непосредственного опыта, а реального опыта предков у вас нет. Люди, которые в наши дни постоянно твердят о том, что жизнь ужасна, просто хотят усилить ощущение угрозы, чтобы получить поддержку в своих делах. Вам не верится, что чувство дискомфорта может возникать из‑за небольших волнений. Вы продолжаете искать свидетельства того, что в мире существуют большие угрозы, и многие с удовольствием такие доказательства предоставляют. Если вы посмотрите телевизионные новости или послушаете речи политиков, то с неизбежностью почувствуете, что мир движется к катастрофе. В итоге мир все же не рушится, но вы не успеваете испытать радость по этому поводу, потому что ваше внимание переключают на новые доказательства грядущих катаклизмов. Это вызывает еще более негативные эмоции, но вы боитесь выключить телевизор, опасаясь остаться наедине с ощущениями угрозы.

Таким образом, чтобы общество смогло "пережить эру богатства, безопасности и материального благополучия" при наличии кортизольного атавизма, необходимо как то канализировать ежедневно вырабатываемый в большом количестве гормон кортизол.

И вот тут политики нашли два таких канала:

1. Общий внешний враг — например для граждан США это Россия, как и для граждан Украины. А для Россиян — ... Ну Вы поняли.

2. Общий внутренний враг — для оппозиционеров в России — это Путин, а для 86% россиян это оппозиционеры, для украинцев это сепаратисты, а для Донбасса — это бандеровцы.

Причем неважна реальность такого врага. Его задача — канализация излишков гормона кортизол. Помните, как у Стругацких в "Обитаемом Острове" — пятиминутки ненависти. Т.е. теоретически таким врагом может быть хоть макаронный монстр или памятник Ленина.

Но крайне интересный с точки зрения политологии случай, это когда сознание ширнармасс выбирает в качестве цели выработки кортизола своего текущего правителя. И для этого, прежде всего, нужно не тяжелое материальное положения ширнармасс, а утеря правителем рычагов этой самой власти, и использование недоброжелателями утерянных рычагов для канализации народного кортизола на текущего правителя.

В этом случае складывается действительно парадоксальная ситуация. Революция 1917–го привела не только к обнищанию масс, но и к сильнейшим подавлениям свобод и страшному террору, который и не снился "Кровавому Николаю".

Революция "гидности" 2014–го года привела к тому же самому — обнищанию масс, националистической диктатуре и гражданской войне. Но ни граждане СССР 1922–го, ни граждане Украины 2018–го и не помышляли о новой революции, поскольку рычаги власти в те времена и в тех странах уверенно находились в крепких руках.

Таким образом, учение Ленина все еще не утратило своей актуальности, но оно должно развиваться, в т.ч. и диалектически, на основе новых открытий в медицине и политологии. И да, для уверенности в завтрашнем дне властям необходимо регулярно делать мониторинг уровня кортизола у ширнармасс, чтобы не допустить его критической концентрации в крови граждан.

Хотя кто его знает, может такой и ведется...

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author