Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Основа сравнительного славянского литературоведения

Разнесение слов по разным грамматическим родам увеличивает возможности персонификации неодушевленных предметов и тем самым становится движущей силой поэтической мифологии.

В большинстве случаев славянские языки здесь совпадают: «огонь» (*ognь) мужского рода, «вода» (* voda) — женского. Соответственно, в славянском фольклоре огонь и вода — король и королева, или брат и сестра, как в русской загадке «Сестра сильней брата». «День» (*dьnь) и «ночь» (*noktь) в славянских пословицах — отец и мать, или сын и дочь, или жених и невеста. В поэме «Война и мир» Маяковский под влиянием славянской языковой модели рисует день пылким любовником ночи.

Семантическая нагруженность рода неоднократно подчеркивалась в славянской литературе, еще со времен древнейшего старославянского памятника — перевода Евангелия-апракоса, сделанного св. Константином; в его предисловии отмечены трудности, встающие перед переводчиком, особенно из-за разницы греческого и славянского рода.

Например, греческие слова мужского рода ποταμός и ἀστῆρ приходится передавать славянскими rěka [река] и dzvězda [звезда] (женский род). По справедливому замечанию Вайяна, особенно ощутимыми эти расхождения становятся из- за ослабления аллегорических коннотаций данных существительных в некоторых текстах Писания.

Для славянского поэта грех (* grěxъ) олицетворяется в виде мужчины. Русский Репин был удивлен, почему немецкий художник Штук изобразил грех в виде женщины; недоумения бы не возникло, если бы Репин осознавал, что соответствующее немецкое слово Sünde женского рода.

Смерть (*sъmьrtь, женский род) в славянских народных песнях, в древнечешской дидактической поэме (Smrt jest velmi chytrá knieni) и в лирической драме русского символиста Александра Блока «Балаганчик» является в женском платье; в немецкой же поэзии она фигурирует в облике разбойника: der Tod ist ein Räuber.

Конечно, некоторые расхождения в роде случаются и среди славянских языков; к примеру, чешский переводчик отчаялся передать по-чешски название книги лирики Бориса Пастернака «Сестра моя, жизнь» — чешское слово život относится к мужскому роду, в отличие от русского «жизнь».

Р. О. Якобсон, «Основа сравнительного славянского литературоведения», 1953, перевод с английского В. В. Туровского

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author