Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Ранее мы говорили о нейромедиаторах, синапсах и гамма-аминомаслянной кислоте

Среди всех веществ организма его можно считать одним из самых широко известных и горячо любимых.

Его имя – серотонин. Серотонин часто называют «гормоном счастья». Но насколько такое прозвище соответствует биологической действительности?

Во-первых, самому понятию «счастье» сложно дать определение. А уж говорить, что за его присутствие или отсутствие отвечает одно-единственное вещество мозга, – нелепо. Поэтому более корректно будет сказать «хорошее настроение». Часто именно так и говорят о серотонине. И это справедливо, ведь выброс серотонина в определённых структурах головного мозга сопровождается поднятием настроения.

Но что насчёт применения термина «гормон»? Здесь несколько сложнее. Под гормонами подразумевают биологически активные вещества, которые вырабатываются специализированными железистыми клетками (в случае животных) и оказывают специфическое действие на клетки-мишени (зачастую через посредство биологических жидкостей), в результате чего влияют на метаболизм и другие физиологические процессы. В этом смысле серотонин можно назвать гормоном, ведь он увеличивает проницаемость сосудов, усиливает перистальтику кишечника, стимулирует выработку факторов свёртывания крови печенью и оказывает другие эффекты, позволяющие отнести серотонин к группе гормонов. Тем не менее, гормональная активность серотонина не влияет на настроение. Ну, если только очень косвенно – например, человек может быть невероятно счастлив от того, что у него хорошая перистальтика кишечника. (Между прочим, подавляющее большинство серотонина организма вырабатывается так называемыми энтерохромаффинными клетками – специализированными секреторными клетками кишечника.) Так что серотонин нельзя назвать «гормоном счастья» или «гомоном хорошего настроения».

Таким образом, нейромедиатор и гормон – две разные ипостаси серотонина.

Отдельно следует сказать о роли серотонина в развитии рака. Современные данные позволяют его называть митогенным фактором в отношении нормальных и опухолевых клеток, то есть он заставляет их делиться. Кроме того, серотонин участвует в метастазировании раковых клеток (то есть их миграции с места возникновения и распространении в другие части организма), а также является медиатором ангиогенеза – способствует росту сосудов, что необходимо для развития опухоли. Подробнее о связи серотонина и рака: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25601469. С этой точки зрения, репутация серотонина как «вещества счастья» - под сомнением. Это ещё один пример, когда «попсовые» и хрестоматийные представления о чём-то оказываются неверными.

Подробнее остановимся на функции серотонина как медиатора ЦНС.

В головном мозге серотонин синтезируется на основе триптофана – ароматической аминокислоты. Процесс обеспечивают два фермента: триптофангидроксилаза и декарбоксилаза ароматических аминокислот. Важнейшее значение для количества образующегося серотонина имеет активность первого фермента, поэтому мутации в генах TPH1 и TPH2 (экспрессия второго происходит только в ЦНС) могут влиять на черты характера и склонность к психическим расстройствам и расстройствам поведения, например, на склонность к суицидальному поведению и шизофрении.

Ядра шва – основное место локализации нейронов, выбрасывающих серотонин. Кроме этого, серотонинергические нейроны находятся в гипоталамусе, лобных долях коры и других структурах. Наиболее заметным эффектом выброса серотонина является поднятие настроения. Напротив, пониженная активность серотониновой системы ведёт к его снижению, а зачастую – к депрессии. Многие антидепрессанты направлены именно на активизацию серотониновой системы мозга (но есть и другие виды антидепрессантов).

После выброса медиатора и его рецепции вещество должно быть утилизировано. В организме это осуществляется либо за счёт действия ферментов, либо, как в случае серотонина, путём его обратного транспорта. В нашем случае этим занимается белок, называемый транспортёр серотонина, который кодируется геном SLC6A4. После транспорта обратно к пресинаптической мембране серотонин подвергается действию фермента МАО – моноаминоксидазы.

Известно, что промотор гена SLC6A4 (то есть участок ДНК, регулирующий считывание этого гена) бывает двух вариантов: короткий (S-промотор) и длинный (L-промотор). S-промотор повышает вероятность жёстких форм самоубийств, склонность к анорексии и в некоторой степени отвечает за черты личности, связанные с тревожностью. Кроме того, различные мутации в самом гене могут влиять на вероятность развития обсессивно-компульсивного расстройства, депрессии, биполярного аффективного расстройства, шизофрении, но не во всех случаях роль мутаций показана убедительно. Заметим здесь, что обратный транспортёр серотонина – мишень для препаратов, применяющихся при лечении ряда психических расстройств.

Дискуссионным является вопрос о влиянии активности МАО на склонность к антисоциальному поведению.

Отдельно следует сказать о так называемом серотониновом синдроме, который иногда развивается на фоне чрезмерного употребления антидепрессантов, наркотиков или неверного сочетания препаратов. Эта патология заключается в избытке серотонина. Человек испытывает эйфорию, становится маниакальным, его сознание – спутанным, повышается температура тела, учащается сердечный ритм, а также наблюдаются другие патологические изменения. Получается, лечил одно, а заработал другое. Поэтому понимание роли серотонина как «вещества хорошего настроения» должно учитывать то, что много серотонина – тоже плохо.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author