Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

За отступающим ледником

I то грендiехомь трудете сен о всак ден

молбы твряе

i Суре пiящете

якожде допрiжь яхомь

I ту пентократы опыiемо дены

i хвалехомь Богы нашiа о радосще тоiе

яко сен осуре млеко нашiе

на прпыте нашiе

I крмь iде о кравiе до ны

i тiемо жiвiемо

I траве злащнiе оуварiехомь ове до млекы

i тако яждiехомь кажедь щасте свое

i тещахомь

Влескнига Дощ.

26 И вот идем (мы) трудиться всякий день, молитвы творя, и суру пьем ту, как и в прежние времена (мы) имели (то). И ее пять раз пьем в день и восхваляем Богов наших о радости этой, когда (она) осурится. Молоко наше, для пропитания нашего и прокорма, идет к нам от коров, и тем мы живем. И травы злачные - варим их в молоке, и так едим каждый часть свою и идем трудиться

Рис. 1. Карта наиболее северных местонахождений позднепалеолитического возраста в Европе. I — местонахождения; II — стоянки; III — пределы вюрмского оледенения; 1 — Тимоновская стоянка; 2 — Ясаковская стоянка; 3 — Карачаровская стоянка; 4 — стоянка Талицкого; 5 — Сходненское местонахождение; 6 — стоянка Сунгирь

Удачное открытие и исследование палеолитической стоянки у с. Карачарова на Оке в 1877г. надолго определило представление о северных границах расселения человечества в Европе в эпоху позднего палеолита. Лишь через шесть десятилетий, в 1938г., на Чусовой была открыта стоянка Талицкого, занимающая еще более северное положение, что может быть объяснено более ограниченным распространением материковых льдов в восточных районах страны, создававших возможность и для более далекого проникновения на север палеолитических охотников; в средней же полосе Европейской части России границы ойкумены на палеолитической карте продолжали оставаться прежними.

При этом есть основание полагать, что, несмотря на более южное положение, Карачаровская стоянка была ближе к пределам ледников своего времени, чем стоянка Талицкого.

Интересно в связи с этим открытие летом 1956г. новой палеолитической стоянки в Средней России — у Доброго села близ г. Владимира на р. Клязьме, расположенной почти на 70 км севернее Карачаровской (рис. 1).

О.Н. Бадер. Палеолитическая стоянка Сунгирь на р. Клязьме. Советская Археология, 1959 (1), с.144-156

https://arheologija.ru/bader-paleoliticheskaya-stoyanka-sungir-na-r-klyazme/

Рис. 1. Карта наиболее северных поэдненалеолитических памятников Европы:

а — стоянка, б — местонахождение; е — пещерная стоянка. 1 — стоянки под Брянском; 2 — Исаковская стоянка; 3 — Карачаровская стоянка; 4 — палеоантропологическое местонахождение на р. Сходне (Москва); 5 — стоянка Сунгирь; 6 — стоянка Талицкого; 7 — стоянка в Медвежьей пещере; 8 — стоянка у Бызовой

О.H. Бадер (Москва). Погребения в верхнем палеолите и могила на стоянке Сунгирь. Советская Археология 1967(3), с.142-159

https://arheologija.ru/bader-pogrebeniya-v-verhnem-paleolite-i-mogila-na-stoyanke-sungir/

https://vk.com/doc-23433303_125493686

За последние годы все большее значение приобретают работы Волго-Окского отряда экспедиции и среди них, конечно, раскопки палеолитической стоянки Сунгирь. Она расположена на высоком, пологом склоне левого берега р. Клязьмы, между Владимиром и с. Боголюбовом, недалеко от устья ручья Сунгирь. Открытая нами в 1956 г. стоянка сразу обратила на себя внимание широкого круга специалистов по той причине, что она оказалась самой северной палеолитической стоянкой на Русской равнине, наиболее близкой к материковым льдам скандинавского ледника. Она раздвинула в представлении современной науки северные пределы ойкумены палеолитического человека в Европе и пролила, яркий свет на культуру и быт людей, в тяжелой борьбе с природой расселявшихся все дальше и дальше на север и северо-запад вслед за отступавшим ледником.

Рис. 1. Карта европейского Севера, на которой обозначены максимальные пределы валдайского ледника (черная линия сверху), максимальной трансгрессии Каспия (черная линия снизу) и местонахождения северных памятников палеолита. I — стоянки, II— местонахождения, III— пещерные стоянки, IV — палеоантропологические местонахождения. Памятники эпохи среднего палеолита обозначены темными значками, эпохи позднего палеолита — светлыми. 1 — Светиловичи (Каменная Гора); 2 — Хотылево и другие мустьерские местонахождения на Десне; 3 — Супоневская и Тимоновская стоянки; 4—Сходня; 5—Исаковская стоянка; б — Карачаровская стоянка; 7— стоянка Сунгирь; 8—Костенковские стоянки; 9—стоянки Золоторучье и Алтыново; 10—Ягорба; 11 — стоянка Талицкого; 12—Пещерный лог; 13 — мустьерские местонахождения у Гремячева и Слудки; 14 — грот Близнецова; 15—Медвежья пещера; 16—Бызовская стоянка; 17 — Крутая гора.

...В процессе первоначального заселения Европейского Севера палеолитический человек на востоке продвигался вперед быстрее, чем на западе, что объясняется конфигурацией ледника, рано освободившего Северное Приуралье с его континентальным климатом, неблагоприятным дпя питания ледников. Несколько лет назад геологами Е.М. Тимофеевым и Б.И. Гуслицером и археологом В.И. Канивцом были исследованы верхне-палеолитические и даже среднепалеолитические (мустьерские) стоянки на Печоре, у самого Полярного Круга. Этими открытиями было доказано, что на северо-востоке Европы еще в мустьерское время человек (неандертальского или уже современного типа) успел расселиться до берегов Ледовитого океана. Другое дело — северо-запад, где в Фенно-Скандии находились центры образования и питания ледников. Здесь они задержались значительно дольше, до самого конца плейстоцена и окончательно исчезли только в голоцене. По мере сокращения последнего вюрмского материкового оледенения, занимавшего территорию к западу от полуострова Канина и к северу от Верхней Волги и Средней Вислы, следуя за заселением этих пространств растениями и животными, заселял их и человек. Этот процесс происходил в верхнем палеолите и закончился только в мезолите. Предлагаемая карта (рис. 1) показывает, как древнейшие, еще мустьерские стоянки человека огибают максимальные пределы вюрмского ледника, тогда как стоянки верхнего палеолита приближаются к ним, а затем и переходят их (Алтыново, Золоторучье), когда ледник начал свое отступление на северо-запад...

О.Н. Бадер. Человек палеолита у северных пределов ойкумены. «Природа», 1971(5), с.30-39

https://vk.com/doc399489626_528477986

...Из протокола заседания отделения физической географии Русского Географического Общества 30 апреля 1871г. (В выступлении на этом заседании П.А. Кропоткин впервые высказал целый комплекс идей, связанных с проблемой древнего оледенения)...И если геология может вообще прийти на помощь изучению почв, то, конечно, более всего возможно этого достигнуть изучением новейших ледниковых и послеледниковых образований...

- П.А. Кропоткин. Исследования о ледниковом периоде

Конечноморенные гряды последнего оледенения на северо-западе Русской равнины по С.А. Яковлеву

Черноземная зона разделена на 4 части. С севера идет переходная к подзолистым почвам полоса деградированных почв и выщелоченных черноземов. Границы этой полосы очень извилисты, она внедряется языками и островами и к северу и к югу, отражая на себе местные геоморфологические условия. Она внедряется к северу в некоторых депрессиях, выстланных глинистыми послеледниковыми наносами и представляющих места, где располагались (по Танфильеву) доисторические степи. Местами эта полоса прорезана глубоко к югу полосами подзолистых почв, как на песках по Цне и Суре или и на высотах Южного Урала.

Только отроги деградированных почв и выщелоченного чернозема нарушают цельность центральной полосы черноземной зоны, занятой мощными и тучными черноземами.

Эта полоса имеет направление с ЗЮЗ на ВСВ, отклоняясь заметно только перед Уральскими горами.

Тучные черноземы сменяются к югу последовательно обыкновенными и южными черноземами, при чем постепенно уменьшается мощность и количество гумуса, вплоть до низовьев р. Дона, где мы вступаем в область (или провинцию) мощных, но малогумусных и карбонатных черноземов приазовских и пред-кавказских степей.

Как в деталях очертаний трех подзон чернозема, так и в положении этой приазовской провинции можно видеть влияние местных (не широтных и не зональных) изменений климата и отчасти влияние геоморфологических условий. Так, например, характерен выступ обыкновенных черноземов на Донецком кряже, затем острова их на высоких сыртах за Волгой.

Картография черноземной полосы, вообще, разработана в настоящее время гораздо детальнее, чем для северных и южных областей, и здесь можно было детализировать нашу карту, насколько позволяет ее масштаб...

Можно сказать, чем более совершенствуются наши знания по географии почв, тем более ясными и отчетливыми становятся и общие закономерности, которые установлены были Докучаевым и Сибирцевым, основателями русского генетического почвоведения, и тем более широкое значение, практическое и научное, получают теперь почвенные карты.

Развивая принцип почвенных зон и общий принцип закономерности залегания почв, мы переходим теперь к учению о почвенных провинциях, о почвенных ландшафтах (свойственных тому или иному географическому циклу) и о почвенных комплексах (характеризующих эти ландшафты), находя в природе живые примеры теснейшей интимной связи почв и всего живого (биосферы), включая сюда и человеческую культуру

Почвенная карта Европейсной части СССР. Проф. Л.И. Прасолов. Журнал Природа 1927(9), с.724-727 (на карте хорошо видна черноземная полоса с ЗЮЗ на ВСВ, а если хорошо приглядеться, то заметно и Владимировское Ополье (Владимирские черноземы), самое северо-западное, самостоятельно существующее и о древних временах помнящее)

https://priroda.ras.ru/

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author