Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

«восьмиэтажный»

Для составителей словарей трудность представляют слова с повторяющимся компонентом типа «пяти…», «…вед», образующие принципиально открытые ряды.

Какие слова из подобного ряда включать в словарь на правах отдельной лексемы? Поскольку ответ не всегда очевиден, а бумажные словари не безразмерны, лексикографы часто ограничиваются описанием повторяющегося компонента (пяти… — состоящий из пяти частей), а отдельными статьями дают только некоторые слова из этого ряда — те, что представляются составителю по каким-либо причинам важными.

Проследим за тем, как в толковых словарях отражалось представление о значимости прилагательных, обозначающих количество этажей.

Первый словарь советской эпохи — словарь под редакцией Д. Н. Ушакова, — составлявшийся в первой половине 1930-х гг., сразу задал довольно высокую планку. Начав со слова «одноэтажный», составители последовательно довели этот ряд до «шестиэтажный», но затем их энтузиазм иссяк, и слов «семиэтажный» и далее в словаре нет.

Семнадцатитомный Большой академический словарь середины столетия увеличил количество этажей — возможно, под влиянием сталинского ампира, а также в силу общего индустриального воодушевления. В этом словаре в качестве отдельных слов появляются уже «семиэтажный» и «восьмиэтажный», а дальше опять пусто.

В дальнейшем, казалось бы, следовало ожидать нарастания этого ряда и появления в словарях слов «девятиэтажный», «десятиэтажный» — ан нет!

По не вполне понятным причинам во второй половине XX века количество этажей в словарях начало стремительно уменьшаться. То ли хрущевские пятиэтажки тому причиной, то ли унылый дух позднесоветского «застоя».

Малый академический словарь (приводим данные по второму изданию — 1981–1984 гг.) ограничился словами от «одноэтажный» до «пятиэтажный», после чего сник.

Предельно минималистично выступил словарь С. И. Ожегова. В его позднем переиздании самого начала 1990-х гг. нет даже отдельного слова «одноэтажный». Есть только «двухэтажный» и «трехэтажный», да и то, видимо, потому, что у этих слов отмечены переносные значения («трехэтажная брань»).

Наступила новая эпоха, но за прошедшие почти тридцать лет русская толковая лексикография сумела породить немного, в частности относительно полный и относительно концептуальный толковый словарь под редакцией С. А. Кузнецова (конец 1990-х гг.). И что же в нем?

Здесь снова полностью представлен ряд от «одноэтажный» до «пятиэтажный» и — внимание! — неожиданно есть слово «восьмиэтажный» при отсутствии всех прочих слов из второй половины десятка.

Новый лексикографический рост этажности, наверное, символизирует возрождение России, а болтающееся в одиночестве слово «восьмиэтажный» вполне адекватно передает странновато-абсурдный характер этого возрождения.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author