Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Общеславянский элемент в русской культуре

Соотношение между церковнославянской и великорусской стихией в словаре русского литературного языка можно представить в виде словарных пластов или этажей, расположенных один под другим

Есть церковнославянские слова, не вошедшие в литературный язык в собственном смысле, например: «аще», «яко», «убо», «токмо», «егда», «днесь», «глаголю», «реку», «вертоград» и т.

д. …

Употреблять такие слова в литературном произведении можно только при специальной сюжетной мотивировке, например при ведении рассказа от лица старообрядческого начетчика (как в «Запечатленном ангеле» Лескова)

Далее, есть церковнославянские слова, употребление которых допустимо лишь в поэзии или в особо торжественном, напыщенном стиле, например такие названия частей тела, как «чело», «око», «уста», «вежды», «брада», «выя», «длань», «перст», «чресла», «чрево», далее, слова «злато», «млат», «хлад», «страж», «твердь», «дева» и т. д. …Соответствующие им великорусские слова («лоб», «глаз», «золото» и т. д.) употребляются в литературе и в разговоре без специфического оттенка вульгарности или простонародности

Далее идут слова церковнославянские, отличающиеся от соответствующих великорусских только своим переносным и абстрактным значением, например «краткий» : «короткий», «равный» : «ровный», «чуждый» : «чужой» и т. д.

… Следующий пласт составляют церковнославянские слова, отличающиеся от русских почти неуловимым оттенком большей «учености», вроде «ибо» «потому что»), «дабы» «чтобы»), «средина» «середина») и т. д. … слова, в сущности просто дублирующие соответственные великорусским

Наконец, идут церковнославянские слова, просто совсем вошедшие в литературный язык как книжный, так и разговорный, не имеющие при себе великорусского дублета и не связанные ни с каким специфически торжественным или абстрактным оттенком

Такие слова можно подразделять еще на несколько групп:

а) вошедшие и в народный говор, например: «сладкий»,» облако», «платок»,

б) чуждые народному языку по самому своему значению, например: «раб», «дерзкий», «член»,

в) такие, которые в литературном языке существуют без дублетов, но в народных говорах имеют чисто великорусские эквиваленты, не вошедшие в литературный язык, например: «острый», «пламя», «бремя», «польза», «помощь», «пещера» (ср. чисто великорусские «вострый», «полымя», «беремя», «польга», «помочь», «печора», неупотребительные в литературном языке)

Что касается до слов великорусских, то их можно делить на три группы:

а) одни входят в литературный язык (например: «говорю», «лоб», «золото», «короткий», «середина», «хорошо»),

б) другие употребительны в разговорном языке интеллигенции, но не допускаются в литературе без специальной стилистической мотивировки («дуралей», «жулик», «пройдоха»),

в) третьи существуют только в народных говорах и могут быть введены в литературное произведение только при особой сюжетной мотивировке (например, в рассказах из народного быта: «вострый», «тепереча», «намедни», «под микитки» и т. д.

Из: Н. С. Трубецкой, «Общеславянский элемент в русской культуре», 1927

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author