Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

О талантах и школах

Александр Трушин из «Огонька» в статье «План по талантам» поднимает очень важную тему не только для школ, но и для образования в целом – дилемму между поддержкой лучших и равномерным развитием всей системы.

Повод для разговора – стартовавший перевод школ из муниципального подчинения в региональное. Это один из столпов политики министра просвещения Ольги Васильевой. Данный трансфер должен позволить обеспечить более равномерное финансирование, усилить контроль за качеством обучения и, что немаловажно, четко выстроить вертикаль управления.

Практика показывает, что в итоге из числа всех школ в статус региональных поначалу переводят несколько (а иногда они уже давно существуют в подобном статусе), которые тут же становятся объектом повышенного внимания как властей субъекта федерации, так и родителей с учениками – этим школам открывают повышенное финансирование, туда привлекают лучших учителей. Отсюда – конкуренция за места, а следовательно – «непростые» родители, которые и сами готовы оказывать посильный и (обязательно) добровольный вклад в материальный и нематериальный фонд учебного заведения.

Привилегированные условия приводят к повышенным баллам ЕГЭ, а также – большему количеству участников олимпиад и конкурсов. А последний пункт – один из блоков KPI губернаторов и их команд по разделу «Образование».

Складывается схема: выделяем ведущие школы – наполняем их ведущими детьми – получаем результат. Только из всего этого выпадает общерегиональная образовательная политика на школьном уровне – что делать с остальными школами, которые не обласканы вниманием и дополнительным финансированием?

И методика губернаторских KPI, и многие инициативы госполитики «Сириус» с региональными созвездиями нацелены на выявление одаренных детей и дальнейшее их форсированное обучение-развитие. Здесь опять есть существенная проблема – до сих пор нет надежных способов выявление одаренности ребенка.

Получается, что за одаренность вполне можно засчитать прилежность и высокие результаты, которые и обеспечивают «губернаторские» школы. Здесь важны слова из комментария Михаила Мокринского (директора школы «Летово»): «Мы отбираем в нашу школу наиболее мотивированных к учебе детей, чтобы дать им высочайший уровень академических знаний и обеспечить возможности для всестороннего развития личности. Я считаю, что такой селектив в принципе полезен. При этом не буду утверждать, что наши ученики — «одаренные» дети, хотя бы потому, что никто не знает, что такое талант или одаренность. Мы отбираем детей, которые хотят и могут учиться».

И тут же он (вместе со всеми экспертами) задается одним из самых сложноразрешимых вопросов – а полезно ли это ребенку вообще? Жесткая «внутривидовая» конкуренция среди математиков, отличников или одаренных – один из верных путей к психологическим, а то и психическим проблемам. Исследования показали, что уровень стресса у учеников «особых» школ неизменно выше, чем у тех, кто учится в обычных.

Ведущие школы «решают» и проблему с количеством выявленных одаренных детей – там концентрация в результате всего комплекса факторов оказывается выше.

Помимо выделения яруса из «ведущих» школ в статье затрагивается важная проблема сегрегации внутри учебных заведений – когда выделяются лучшие классы, середняки и отстающие в пределах одной параллели. Эта проблема особенно остро стоит в тех субъектах (например, Москве), где происходит значительное укрупнение школ и в одной параллели может быть вплоть до 10 (а то и больше) классов. Очень соблазнительно для руководства и педагогов выделить «одаренных» и «отстающих». Хотя критериев для подобных действий часто не много.

И самый главный вопрос, который остается без ответа – что делать со всеми остальными обычными школами и школьниками в погоне за талантами и одаренными?

Подробнее: https://www.kommersant.ru/doc/4126139

https://t.me/scienpolicy/6194

Все описанные проблемы имеют прямое отношение к базовым школам – проекту Минпросвещения и РАН. Его раскритиковали эксперты за сырость и методологические лакуны, но он, нем не менее, был запущен с этого учебного года. Первые результаты разбирает Екатерина Ерохина на Indicator. Формальный старт дан во всех 32 регионах: 108 школ получили сертификаты базовых школ РАН.

Сразу же выявились проблемы, о которых было прекрасно известно еще на старте. Школы постепенно переводятся в региональное подчинение (что может вызвать описанные выше проблемы – в частности, дефицит мест для жителей микрорайонов, где они расположены), есть проблемы со взаимодействием между учебными заведениями, вузами и научными институтами (разная подведомственность), не до конца выработаны форматы сотрудничества.

Отдельная тема – финансирования. Изначально говорилось о серьезом вкладе частных инвесторов, но вот с бюджетными ассигнованиями все пока бесперспективно – точно не в следующем году и, вероятно, даже не в 2021-м федеральный бюджет сможет оказать помощь проекту. Впрочем, тут скорее дело регионов – им и карты в руки.

Впрочем, вице-президент РАН Алексей Хохлов, ознакомившись со статьей, пожурил автора за излишний акцент на финансы: «Проект развивается за счет энтузиазма региональных координаторов и активной поддержки региональных властей». А отсутствие федерального финансирования позволяет избежать излишней отчетности и введения многочисленных индикаторов.

Удивительная, конечно, позиция со стороны представителя РАН, которая вечно жалуется на недостаточность финансирования и науки вообще, и своей деятельности в частности. На энтузиазме надо работать, товарищи! Этот призыв он адресует вузам, научными институтам и их сотрудникам в рамках реализации проекта базовых школ (которым вполне могут помочь региональные власти, если те им подведомственны или как только таковыми станут). И куда делись стенания Академии о скудости оплаты труда ученых и педагогов на фоне чрезмерной загрузки?

Итог для школ РАН неутешителен – сколь-нибудь серьезное присутствие Академии в школьной среде проект вряд ли сможет обеспечить, скорее установит или упрочнит связи с ней конкретных вузов и научных институтов.

Да и в целом, школы, как пишет Екатерина Ерохина, «определили пути развития на основе своих прежних наработок, вводить новые курсы и профили классов они будут с помощью хорошо знакомых региональных институтов и университетов».

В итоге может получиться комбинация проблем – школы получат поддержку, но при этом будет проведена сегрегация: внешняя – они станут привилегированными или, что еще хуже – внутренняя (будут выделены особые классы).

Это лишь часть возможных негативных последствий, но немаловажная – она формирует отношения в региональных и локальных образовательных системах, влияет на позицию родителей и учителей, а также, что самое важное – на самих школьников (и не всегда наилучшим образом).

Подробнее: https://indicator.ru/humanitarian-science/ran-operla-shkoly-na-regiony.htm

https://t.me/scienpolicy/6195

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author