Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Растущая популяция имбицилов

Герберт Спенсер — основоположник социал-дарвинизма — в своей монографии «Принципы социологии» писал:

«Вскармливание ни на что негодных за счёт годных есть крайняя степень жестокости.

Это — намерение накопления несчастий для будущих поколений. Нет большего проклятия потомкам, чем оставить им в наследство растущую популяцию имбицилов»

СОЦИАЛ-ДАРВИНИЗМ — реакционное направление в буржуазной социологии, основанное на лженаучном применении дарвиновского учения о борьбе за существование и о естественном отборе в мире животных и растений к объяснению закономерностей общественного развития и отношений между людьми. Рассматривая этот закон как всеобщий закон природы, социал-дарвинисты (Ланге, Аммон, Кидд, Вольтман, Вейсман и др.) утверждали, что он сохраняет свое действие и в человеческом обществе, где якобы также в борьбе за существование выживают только «сильные» и «приспособленные» индивидуумы, слабые же вымирают. Буржуазно-классовая подоплека этих реакционных идей заключается в стремлении оправдать социальные несправедливости капитализма, уродства его социальной жизни, затемнить классовое сознание трудящихся масс, свернуть их с пути классовой борьбы против капитализма, за социализм. В свое время эту суть социал-дарвинизма в откровенной форме выразил буржуазный социолог-позитивист Спенсер, который писал, что социализм, стремящийся к уничтожению борьбы за существование в человеческом мире, должен вызвать общий интеллектуальный и физический упадок. Идеи социал-дарвинизма стали широко распространяться в эпоху империализма и использоваться как средство борьбы с марксизмом. Так, крупный хищник германского империализма Адольф Крупп учредил в начале XX в. большие денежные премии за лучшие работы, популяризирующие идеи социал-дарвинизма среди рабочих. Пошлые идеи социал-дарвинизма распространяли и всевозможные ренегаты марксизма. Один из наиболее оголтелых представителей социал-дарвинизма в германской социал-демократии, Л. Вольтман, пропагандировал идею о том, что история человеческой культуры и общества, подобно тому как это происходит в природе, развивается на основании биологических принципов приспособления, наследственности и совершенствования в борьбе за существование. В работах ренегата социализма К. Каутского также пропагандировались эти пошлые антинаучные идеи. В настоящее время социал-дарвинизм широко пропагандируется в странах американо-английского империализма, в особенности в США, где ряд реакционных биологов и социологов (Морган, Ист, Дженнингс, Конклин и др.) исиользовали реакционные идеи социал-дарвинизма и мальтузианства для оправдания расовой дискриминации негров, империалистических войн и кризисов. Современные идеологи империализма, основываясь на мальтузианской теории перенаселения, рекомендуют уничтожить ряд «неполноценных» народов. Основоположники марксизма-ленинизма решительно разоблачали реакционный и антинаучный характер социал-дарвинизма. Так, Маркс, критикуя социал-дарвиниста Ланге, иронически писал: «...г. Ланге сделал вели­ кое открытие. Всю историю можно подвести под единственный великий естественный закон. Этот естественный закон заключается во фразе «struggle for life», «борьба за существование» (выражение Дарвина в этом употреблении его становится пустой фразой), а содержание этой фразы составляет мальтусовский закон о населении, или, вернее, о перенаселении». Антинаучная суть социал-дарвинизма состоит в том, что он механически переносит биологические законы на область общественных явлений, а подобное «перенесение биологических понятий вообще в область общественных наук,— писал Ленин,— есть фраза». Движение общества, как доказал марксизм-ленинизм, подчинено своим, особым законам, не сводимым к законам природы. Поэтому объяснение общественных явлений посредством чисто биологических законов является реакционной и антинаучной затеей; «...никакого исследования общественных явлений, никакого уяснения метода общественных наук, — писал Ленин, — нельзя дать при помощи этих понятий. Нет ничего легче, как наклеить «энергетический» или «биолого-социологический» ярлык на явления вроде кризисов, революций, борьбы классов и т. п., но нет и ничего бесплоднее, схоластичнее, мертвее, чем это занятие».

(«Краткий философский словарь»; Государственное издательство политической литературы, М., 1951; с. 472-473)

СПЕНСЕР (Spencer), Герберт (1820—1903), буржуазный англ. мыслитель, виднейший представитель философии позитивизма (см.), психолог, биолог, глава «органической школы» в социологии (см. Органическая теория общества). Сын учителя, получил образование инженера-путейца, но посвятил себя научно-литературной деятельности. Его основной труд, получивший широкую известность, — особенно в англо-саксонских странах, — «Система синтетической философии» («System of synthetic philosophy», 1862—96) распадается на пять отделов: философия («Основные начала»), биология, психология, социология и этика. — Как философ С., испытав на себе влияние Юма, Конта, Дж. Ст. Милля (см.), примыкает к позитивистскому течению. В то же время учение С. имеет точки соприкосновения с дарвинизмом. Для него характерна попытка представить эволюцию в качестве высшего и универсального закона вселенной.

В теории познания С. придерживается агностицизма. Согласно его «Основным началам», за доступным человеку миром явлений кроется непознаваемая абсолютная реальность. «Непознаваемое» (Unknowable) примиряет науку и религию: глубочайшая тайна религиозного сознания — непостижимость бытия; наука, освобождаясь от антропоморфных представлений, присущих религии, в бессилии останавливается перед этой её основой. Сама наука, через признание относительности и условности человеческих знаний, также приходит к убеждению в существовании непознаваемого, безотносительного и безусловного. Задача научно-философского познания: свести явления, основа к-рых непознаваема, к минимуму наиболее общих принципов. Принцип развития толкуется Спенсером механистически: сводится к постепенной, не знающей «скачков» эволюции, к простому увеличению, уменьшению или перераспределению неизменных вещества и силы. Развитие стремится к установлению равновесия; однако созидательные, организующие периоды устойчивого равновесия, под влиянием внешних факторов, неизбежно сменяются моментами нарушения равновесия — распада, разложения. Анализ эволюции раскрывает три её основных принципа: а) интеграции — соединения частей в целое; б) дифференциации — превращения однородного, простого в разнородное, сложное; в) индивидуализации — стремления к определённости, к переходу от хаотического состояния к порядку. Наибольшие дифференцированность и определённость связаны с наиболее устойчивым равновесием. И обратно.

Все эти принципы распространяются С. как на мир в целом, так и на его составные части. Жизнь, являющаяся объектом б и о л о г и и, есть непрерывное приспособление внутренних отношений к внешним. Подбор — основа совершенствования организмов и возникновения новых видов. С. признаёт наследование приобретённых признаков.

С. различает объективную и субъективную п с и х о л о г и ю. Первая, как разновидность биологии, рассматривает психич. жизнь в её связи с телесной; вторая, являясь самостоятельной наукой, имеет своим предметом сознание как таковое. В психологии резко обнаруживается дуализм С., утверждающего параллелизм телесных процессов и особой, непознаваемой духовной субстанции. В процессе эволюции автоматич. деятельность психики, рефлекс и инстинкт, постепенно возвышается до разума и воли. С. пытается сочетать на основе закона эволюции эмпиризм и априоризм. «Нормы мышления», пространственные и временные «формы созерцания», аксиомы математики априорны для нас, современных людей; но они унаследованы нами от длинного ряда предшествующих поколений, у к-рых постепенно образовывались опытным путём.

На основе тех же принципов С. строит свою с о ц и о л о г и ю как теорию «надорганической эволюции». Характерные её черты — антиисторизм, рассматривающий «общество вообще», и эклектическое сочетание биологич. натурализма с психологич. идеализмом. Познание общества С. основывает на «аналогическом методе», в конечном счёте приравнивающем общество организму. Спенсеровские аналогии носят искусственный, произвольный характер; так, напр., обращение товаров он уподобляет движению «питательных соков» в организме, пути сообщения — сосудистой системе, армию — защитному кожному покрову, и т. п. Совершенно бесплодные для понимания общественной жизни, эти аналогии вместе с тем наглядно свидетельствуют о бурж. сущности воззрений С. Признание классов органами, выполняющими необходимые функции, приводит его к утверждению естественности и вечности эксплоататорского строя. Признавая закономерность постепенного, эволюционного развития общества, С. считает революционные эпохи лихорадочными «болезнями» социального организма. Наряду с биологич. принципами, С. привлекает для объяснения социальной динамики «психические силы», определяемые «природой человека». С. — индивидуалист. Для него «свойства массы зависят от особенностей каждой из составляющей её частей», «социальная природа» определяется «устройством отдельного человека».

Завершением системы С. является э т и к а. Её конечная цель: самоохранение индивида и сохранение рода. Хорошо то, что наилучшим образом приспособляет к достижению этой цели и, вместе с тем, доставляет больше наслаждения, чем страдания. Этика С., подобно его гносеологии, пытается сочетать априорный для индивида голос совести с унаследованным и накопленным видом нравственным опытом. Для устойчивого общественного равновесия характерно равновесие эгоизма и альтруизма. В будущем наступит равновесие во взаимоотношениях народов — «всеобщий мир».

Спенсер — идеолог английского либерализма эпохи викторианского prosperity (процветания). Сторонник невмешательства государства в сферу личных и хозяйственных отношений. Решительный противник социализма.

О. Трахтенберг.

С. оказал значительное влияние на развитие буржуазной педагогики. Основным произведением его, посвященным вопросам воспитания и обучения, является: «Воспитание умственное, нравственное и физическое». С. утверждает, что воспитание детей является важнейшей из человеческих обязанностей, а наука о воспитании — одной из важнейших отраслей человеческого знания. Такая высокая оценка роли воспитания объясняется тем, что С. считал рациональное воспитание условием успеха в капиталистич. обществе. Педагогическая система С. имеет в виду подготовку, как он говорит, «серьёзных дельцов». И именно поэтому С. проектировал довольно широкую программу реальных знаний. Конкретные задачи воспитания и обучения С. выводил из анализа деятельности английского буржуа. Выдвигая на первое место интересы личного преуспевания, С.

всемерно стремился вооружить воспитанника для этого всем, что может дать современная наука. Он подверг резкой критике обветшалую систему классического словесного обучения и дал широкую программу образования, в которой большое место занимают математика, физика, биология, химия, анатомия, физиология. Являясь сторонником широкого внедрения точных наук в систему образования, С. в то же время имел в виду гл. обр. прикладное значение естествознания. С. решительно отстаивал наглядность в обучении, требовал учёта возрастных особенностей и интересов учащихся, развития у них активности. Однако, утверждая, что воспитание необходимо свести к процессу самообучения, С. по существу принижал роль учителя и школы.

Важнейшее место в системе С. занимает нравственное воспитание. С.— против наказаний, т. к. они чрезмерно угнетают детей (он пытается возродить «принцип естественных последствий» Руссо), он против воспитания чрезмерной покорности, т. к. нужно развивать инициативу, без которой нельзя «пробить себе дорогу в жизни», он — за религиозное воспитание, за уважение к устоям буржуазного общества.

А. Шейнберг.

О с н о в н ы е п р о и з в е д е н и я С.: First principles, L., 1862; Principles of biology, 2 vls, L., 1864— 1867; Principles of psychology, v. I, 1 ed., L., 1855 (2 ed., 2 vls, L., 1870—72); Principles of sociology, 3 vls, L., 1876—90; principles of ethics, 2 vls, L., 1892—93. В русском переводе имеются сочинения С. в 7 тт., под общей редакцией Н. А. Рубакина, «Издатель», СПБ, 1899, 1900.

(Б. С. Э.; т. LII, 1947; с. 395—398)

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author