Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

«Общая морфология»

В позиционных классификациях морфем часто упоминают еще один вид аффиксов — интерфиксы, под которыми понимают единицы, соединяющие два корня при словосложении (т.

е. расположенные между двумя корнями); примерами обычно служат так называемые «соединительные гласные» (впрочем, ими могут быть и согласные), представленные в русск. «водо-о-нос», латинск. agr-i-cola ‘земледелец’ или немецк. Übung-s-platz ‘площадка для занятий’

С нашей точки зрения, однако, интерфиксов как таковых не существует, поскольку элементы, представленные в позиции между двумя корнями, либо оказываются аффиксами, однозначно принадлежащими только одному из двух корней (ср. «дв-ух-метровый», где -ух- — суффикс при корне дв-), либо — как в приведенных выше хрестоматийных примерах — вообще не являются морфемами

Дело в том, что единицам типа «соединительных гласных» нельзя приписать никакого самостоятельного значения, и, в соответствии с базовыми принципами морфемной сегментации, они не могут быть отделены от соответствующих корней

(Заметим, что утверждения типа «эти элементы указывают на связь двух корней в словоформе» положения не спасают: «указание на связь» явным образом не может считаться значением морфемы — по крайней мере, оно не является значением в том же смысле, в каком мы говорим о значении «обычных» корней и аффиксов)

Гораздо более последовательной, по-видимому, является та точка зрения, согласно которой, например, водо- — это алломорф корня вод-, выступающий в особой позиции (перед другим корнем); иными словами, это морфологически связанный вариант субстантивного корня

Тем самым интерфикс может претендовать в лучшем случае на статус морфоида, но не полноценной морфемы

В русистике термин «интерфикс» иногда используется и в ином значении — как название для морфологического элемента, соединяющего основу с суффиксом (ср. образования типа «ялт.ин-ский», «август.ов-ский»)

В принципе, о таких единицах можно сказать все то же, что было раньше сказано применительно к межкорневым соединительным элементам: это не настоящие морфемы, а в лучшем случае морфоиды, образующие различные алломорфы корня в зависимости от его аффиксального окружения (одним из свойств русской словообразовательной морфологии как раз и является высокая избирательность корня по отношению к конкретным аффиксам: разные аффиксы требуют появления разных нефонологически обусловленных алломорфов корня)

Феноменом того же порядка являются и так называемые «тематические гласные», широко распространенные в словоизменении многих (в том числе и индоевропейских) языков: им также нельзя приписать никакого значения, поскольку они лишь образуют алломорфы корня в окружении различных аффиксов (ср. русск. «писа-л» — «пиш-ет», со сложными правилами выбора «консонантных» и «вокалических» алломорфов основы, в зависимости от типа аффикса)

Не следует думать, однако, что, например, тематические гласные глагола в индоевропейских языках во всех случаях являются только морфоидами и ничем иным

Такая трактовка должна приниматься лишь тогда, когда «тематическому элементу» действительно не удается приписать никакого значения (как в словах «писа-ть», «кипе-ть» или «копи-ть»)

Между тем, например, гласная -и- в русских глаголах типа «бел-и-ть» или «голос-и-ть» явным образом имеет самостоятельное значение: она образует отыменные глаголы (от основ бел- и голос-) с вполне определенной семантикой

Из: В. А. Плунгян, «Общая морфология», 2000

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author