Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Финальный фактор антропогенеза

«Стимулирование предметной деятельности и эмоциональной сигнальной системы как финальный фактор антропогенеза»

Ни кем не оспаривается факт существования человека.

Никакие противоречия в воззрениях ученых на причины и детали процесса не опровергают ни этого факта, ни факта антропогенеза. Неоспоримо также то, что финалом антропогенеза стало формирование речи.

Следует обратить внимание на то, что акцент в антропологических исследованиях делался на развитие у предшественников человека предметной деятельности. Энгельс в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» доказал, что решающим условием становления человека явилось употребление орудий труда, благодаря чему стадо обезьян превратилось в общество людей, короче — «труд создал человека».

Физиологические исследования 20 века во многом подтвердили классиков. Так, трудами Н.А. Бернштейна установлено, что предпосылки становления управлением речи были заложены в развитии предметной деятельности.

Работа нервных центров этого уровня подготовила, и в развитом виде позволила постичь закон причинности. Манипулирование предметами как символическими фигурами подготовило к ментальной манипуляции словами как символами предметов и явлений. Нервные структуры, осуществляющие правильную последовательность действий, с точки зрения изготовления и использования предметов, подготовили операционную и смысловую сторону речи. После этого приведение символа предмета в звуковую форму стало вопросом времени.

Таким образом, создается впечатление, что становление и развитие речи происходило как следование определенной линии развития. Эта линия развития связана исключительно с усовершенствованием аппарата движения — от установления соответствующего обстановке тонуса, через усовершенствование сотрудничества мышц (синергии) через совершенствование способности к перемещениям, через операции с предметами — к символическим действиям. Речь является прерогативой наиболее молодых структур в коре головного мозга — третичных отделов коры.

Но тогда получается, что в результате совершенствования движений, у нас непонятно откуда возник аппарат с перемещениями мало связанный. Нестыковки в этом вопросе отмечает и сам Н.А. Бернштейн. Согласно его воззрениям каждый уровень может получить полное развитие только при условии возникновения нового, более высокого уровня управления движением. Не обнаружив у человека уровня управления движениями более высокого, чем речь, Бернштейн выразил свое недоумение.

Если же рассматривать речь, не как новый этап развития аппарата движения, а как аппарат коммуникации, то мы увидим, что речь является наиболее молодым в филогенезе, наиболее совершенным средством коммуникации. До появления речи животные использовали для общения иные средства. Проследив эволюционный путь развития средств коммуникации, мы обнаруживаем в организме, и в частности в центральной нервной системе, совершенно иные структуры, чем структуры, лежащие в основе аппарата движения.

Здесь в первую очередь надо отметить центры формирования эмоций, образованные на базе древнейшей коры. Изначально главной функцией древнейшей коры было управление не движением, а намерением живого существа — выбор цели, устойчивость желания, с учетом состояния организма. Речь идет о лимбической системе. У человека она ответственна за формирование эмоций.

Эмоциональное состояние, то есть интегральное выражение состояния организма, оценки окружающей обстановки, и отношение к ней, при помощи жестов и мимики передается другому. Партнер является частью этой обстановки — его рассматривают или как полового партнера, как партнера по охоте, по самозащите, по игре, как друга, соперника, врага, как пищу, наконец.

У наших предков до появления речи уже был канал коммуникации — запахи, жесты и мимика, звуки. Все эти каналы мы объединим одним названием — эмоциональная сигнальная система. Она и предшествовала речи, как средству коммуникации.

Таким образом, становление речи шло по двум параллельным линиям:

1) как развитие движения — от локомоций, через предметную деятельность и операции с символами к речи; и

2) как развитие коммуникации — от формирования системы выбора цели, через становление эмоциональной системы общения и мимики к речи.

Развитие этих двух линий эволюции оставило свой след в совершенно разных отделах коры головного мозга. Только начиная с каменного века эти две линии объединились в определенных зонах коры — третичных зонах. Эти зоны коры — материальный субстрат речи как функции, есть видовой признак исключительно человеческий. Филогенетически они могли сформироваться только в одном случае — если предметная деятельность обязательно сочеталась с эмоциональным отношением к предмету.

Остается найти тот самый предмет, работая над которым древние люди могли бы совершенствовать и предметные действия, и одновременно, совершенствовать средства коммуникации. То есть работа с таким предметом должна заставлять использовать все старые средства коммуникации, и при этом постоянно испытывать их недостаточность. Каждое новое решение, принесшее успех на одном этапе, совершенно не давало никакого успеха на следующем этапе, побуждая искать в работе с тем же предметом новые решения. Эти решения должны были сочетать в себе и предметную деятельность и коммуникативную. Бросить же работу не давал какой-то механизм, благодаря которому работа именно с этим предметом была важнейшим делом, важнее самой жизни. Мало того, в процессе взаимоотношений с этим предметом произошла революция в мировоззрении наших предков. Суть этой революции заключается в переходе от субъект-объектного видения мира, характерного для животного, благодаря которому в каждой стае животных строится силовая иерархия, к принципиально новому взгляду на мир.

То, что было предметом работы, под руками творца превратилось из объекта в субъект. Вторым чудом было превращение этого творца из биологической системы в общественного деятеля. Работа над этим предметом и произвела революцию в мировоззрении. Человекообразное животное, пытаясь понять закономерности работы с этим таинственным предметом обрело новый взгляд — субъект-субъектный, то есть увидело в предмете существо, подобное себе. Что это за предмет, работа над которым одновременно изменяла этот предмет и делала человека человеком?

Таким предметом являются дети. Прогрессирующая слабость младенцев, связанная с совершенствованием функции прямохождения, и давала этот объект для одновременной стимуляции и предметной деятельности, и межличностных взаимоотношений. Благодаря этой деятельности получали инициацию развития третичные зоны коры у младенцев, и полное развитие третичной коры происходило у родителей. Родители, воспитывая детей, сами становились людьми.

Я не знаю, какая из человеческих профессий была древнейшей, но из животного мира в мир людей мы попали благодаря усилиям наших предков по воспитанию потомства. И единственное дело на земле выделяет людей из мира животных — это развитие третичных зон в коре головного мозга.

Величайшим достижением первобытного человека стала система воспитания из маленьких животных людей и из сообщества животного типа образование человеческой общины.

Общественное разделение труда освободило людей от деятельности, отличающей человека от животного. Не личное мастерство, а накопленное предками знание помогает теперь выращивать младенцев. Тем самым родители утратили потребность совершенствоваться в становлении собственных третичных зон коры, и, соответственно, ничего не могут сделать для роста таких зон в мозге у собственных детей. Материальная культура замещает собой недоразвитые третичные зоны коры головного мозга. Люди утрачивают педагогические навыки предков, и бывшее когда-то человеческим общество все больше обретает черты животной стаи.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author