Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Кого-Чего

Представьте: лежите вы после работы на диване — и тут с кухни доносится тревожный крик жены, из которого вы разбираете только глагол в форме множественного числа, предположим «.

..загибаются...»

Вставать с дивана ради каких-то глупостей у вас нет совершенно никакого желания, поэтому вы, набрав воздуха в легкие, кричите ей обратно — и как же вы кричите?

Скорее всего, вы крикнете: «Кто загибаются?»

Обратите внимание: именно «кто», а не «что», несмотря на то, что загибаться вполне могут как показываемые в телевизоре европейцы, недооценившие величие России, так и, скажем, цветы, которые вы, проводя все время на диване, забыли полить, или даже — шире — ваши с женой отношения

Хотя литературной норме равно не соответствует согласование с глаголами в форме множественного числа вопросительных местоимений «кто» и «что» (в отличие от относительных местоимений, подобное употребление которых признается грамматиками допустимым в нестрого нормированной речи («те, кто пришли»; «те, что ушли»)), для «кто», всегда соотносящегося с дискретно-считаемыми объектами, множественное число здесь естественно, что поддерживается конструкциями типа «Кто такие?», «Кто эти люди?» (при невозможности аналогичного употребления «что»)

Наконец, нельзя забывать и о раздражении, которое вы испытываете, будучи вынуждены тратить время на бессмысленное перекрикивание с женой

Кажется, есть в таком использовании вопросительного «кто» и эмфатический компонент: ср. встречающуюся в речи несимпатичных хозяев жизни из русской классики форму «Кого?» в значении «Что вам от меня нужно?», а также знаменитое «Кто на ком стоял?» в устах профессора

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author