Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Они́ побежа́ли уби́ли и вот прибежа́ли, за на́ми прибежа́ли да за но́жыками

Мы зьде́се волоци́ли, принесло́ дак э́тто на́ берег-от принесло́ да к са́мому берегу́.

Мы́ промышле́ли, ф са́мом берешку́ уш. То́лько мы у́тром ста́ли, пого́душка но́чью-ту была́, а у́тром фста́ли, а рё́у-ту дак. Тру́бы-ти отво́рили, а рё́у-ту росполно́ у тюле́ня. И робя́та-ти у на́с побежа́ли, гля́нь-кося, промышле́ть-то, но́жыка-то не́ взяли, та́м уби́ли два зьве́ря-та, тогды́ жэ не́ было э́того. Как ра́з голо́дно вре́мя-то бы́ло. Они́ побежа́ли уби́ли и вот прибежа́ли, за на́ми прибежа́ли да за но́жыками.

Это архангельские говоры, также называемые поморскими, относящиеся к севернорусскому наречию. Носитель литературного языка сразу отметит такую яркую диалектную черту, как оканье.

Оканье — это не когда везде произносится [о], это когда [о] и [а] четко различаются даже в безударной позиции. Случаи типа трова́ можно услышать со сцены или телеэкрана при неуклюжей имитации оканья и экономии на научных консультантах.

Полное оканье — различение практически во всех позициях: первый предударный слог (п[о]шо́л), не-первый предударный (м[о]локо́), заударный (у́тр[о]м). При неполном оканье [о] и [а] различаются только в первом предударном, в остальных позициях совпадают в [ъ] — коротком ы-образном звуке. Здесь мы имеем как раз полное оканье: волоци́ли, побежа́ли и так далее.

Вторая бросающаяся в глаза диалектная особенность — цоканье, или неразличение аффрикат [ц] и [ч] (аффрикаты — звуки, которые в процессе артикуляции меняют свою характеристику: начинаются как смычные, а заканчиваются как щелевые, например ц = тс, ч = тщ). Во многих русских говорах состав и характер аффрикат отличается от того, что мы имеем в литературном языке (ЛЯ), что связано с финно-угорским субстратом на территории распространения диалектов древнерусского языка.

В ЛЯ [ц] твердое, [ч] мягкое. В ряде говоров, в основном центральных южнорусских и среднерусских, [ч] и [ц] произносятся как в ЛЯ, но возможны и системы, в которых представлены либо две твердые аффрикаты (чай, цапля); либо одна аффриката — чаще [ц], твердая (цай, цапля) или мягкая (цяй, цяпля), поэтому неразличение аффрикат называют цоканьем, но может быть и [ч] (только мягкая — чяй, чяпля, устойчивых и регулярных частных диалектных систем с одной твердой [ч] не отмечено), тогда у нас частный случай цоканья — чоканье; либо может вообще не быть аффрикат — фаза смычки утрачивается, остается вторая часть (щяй, са́пля). Здесь, как вы, наверное, уже поняли по слову волоци́ли (волочили), мягкое цоканье.

Но чтобы четко отнести данный текст к архангельским говорам, оканья и цоканья недостаточно (окают, например, все носители севернорусского наречия), поэтому вот некоторые специфически архангельские черты:

● звук [л] такой же, как в ЛЯ (принесло) — поверьте, вы поймете, если [л] будет отличаться;

● звук [е] средне-верхнего подъема, так называемое «е закрытое», или «старый ять» (произношение [е] и [ѣ] начало совпадать с XVII века, о чем свидетельствуют ошибки в памятниках той эпохи, а с XVIII века — и наблюдения современников) ничем не отличается от ЛЯ: зве́ря (для сравнения, в ладого-тихвинских и вологодских произносилось бы зви́ря);

● постпозитивные частицы, согласующиеся по роду и падежу: бе́рег-от, рё(в)у-ту, зьве́ря-та, вре́мя-то.

● переход А в Е под ударением между мягкими согласными — влияние мягких согласных на гласные в севернорусских говорах вообще очень сильно, консонантное окружение оказывает бо́льшее влияние, чем близость / удаленность от ударения (промышле́ли, промышле́ть).

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author