olegchagin

Category:

Папа Римский Лев III был убежденным сторонником Filioque

Папа Римский Лев III был убежденным сторонником Filioque (как это учение понималось тогда в Римской церкви); однако несмотря на все просьбы и требования имп. Карла Великого, который желал получить от него одобрение на пение Символа веры с Filioque на территории империи франков, папа считал недопустимым преступать запрет Халкидонского Собора. По мнению папы Льва III (который, таким образом, оказывается совершенно единодушным со свт. Марком Эфесским), в Символ веры недопустимо включать даже истинное учение, поскольку это запрещено Отцами древних Соборов, с которыми никто, даже епископ Рима, не может стоять наравне:

«Посланцы Карла Великого: Неужели не было бы добрым делом со стороны составителей [Символа], если бы с добавлением всего четырех слогов (т.е. Filioque) столь необходимое Таинство веры было бы предано последующим векам в ясной и очевидной форме?
Папа: Я не смею утверждать, что они поступили бы дурно, если бы сделали так; ибо я не дерзну сказать, что они хуже нас понимали как все прочее (что они, прекрасно зная, обошли молчанием), так и этот вопрос, поскольку они действовали, будучи просвещены не столько человеческой, сколько Божественной премудростью. Так что [они] опустили это с размышлением (perpendisse cur) и с размышлением воспретили впредь вводить опущенное, как и все прочее. Задумайтесь — и ты, и твои спутники — о том, чтό вы должны мыслить о самих себе. Ведь я сам не только не предпочитаю себя [составителям Символа веры], но да не будет со мною такого, чтобы я возымел дерзость считать себя равным им»[7].

«Папа ответил: отцы второго вселенского собора составили символ без Filioque; следующие вселенские соборы, четвертый, пятый и шестой, воспретили всякие изменения и прибавки к символу»[8], — пишет, цитируя папу Льва, выдающийся русский историк Церкви В. В. Болотов, в целом крайне снисходительно настроенный по отношению к Filioque. Сам понтифик не смел себя даже и сравнивать (coaequare) с этими святыми отцами. Итак, не только по мнению византийских богословов после Великой схизмы, но и согласно пониманию, принятому в Римской Церкви рубежа VIII–IX вв., запрет на изменения в Символе относится именно к его тексту, в то время как смысл и значение Символа охраняются от еретиков собственно догматическими определениями и анафематизмами.Для св. Марка Эфесского, равно как и для папы Льва, вопрос о содержании учения и вопрос о законности вставки были различными вопросами: оба они чтили запрет Халкидонского Собора, хотя папа Лев и был убежденным сторонником самой идеи исхождения Духа и от Сына (что бы в эту формулу не вкладывалось; об этом мы будем говорить ниже).

Следует отметить, что впервые запрет на изменение Символа веры был озвучен еще на Вселенском III Соборе применительно к Никейскому (а не дополненному Никео-Цареградскому) Символу[9]. Казалось бы, это может быть выставлено как аргумент против абсолютного значения запрета на изменений в Символе веры, однако изменения, сделанные Вселенским II Собором, были совершены до Собора в Эфесе и потому под этот запрет никак не подпадали; кроме того, будь даже такое изменение хоть в каком-то смысле позволительно, оно никак не могло бы совершаться одной Церковью (Римской) без согласия остальных. Самое назначение Символа веры состоит в том, чтобы быть видимым знаком вероучительного единства Церкви в первейших и основных догматах. Одностороннее изменение Символа делает невозможным выполнение главной задачи и основной цели его существования.

Примечания:

[7] Smaragdus Abbatus. Acta collationis Romanae // PL. 102. Col. 973

[8] Болотов В. В. Реферат, предложенный в заседании Комиссии по старокатолическому вопросу 22 января 1893 года // Он же. К вопросу о Filioque. СПб., 1914. С. 136–137

[9] Канон VII: «По прочтении сего, святый Собор определил: да не будет позволено никому произносить, или писать, или слагать иную веру, кроме определенной от святых отец, в Никее граде, со Святым Духом собравшихся. А которые дерзнут слагать иную веру, или представлять, или предлагать хотящим обратиться к познанию истины, или от язычества, или от иудейства, или от какой бы то ни было ереси: таковые, Если суть епископы, или принадлежат к клиру, да будут чужды, епископы епископства, и клирики клира; Если же миряне: да будут преданы анафеме» (Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1910. Т. 1. С. 334).

Источник: П.А. Пашков. Шесть ответов и три вопроса русскому католику. Режим доступа: https://vk.com/wall-184478279_853

Comments for this post were locked by the author