Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Из русского это слово позаимствовало большинство языков Европы

«Мамонт»

Из русского это слово позаимствовало большинство языков Европы.

Происхождение слова неизвестно. Научная этимология здесь похожа на любительскую; все, что звучит более или менее похоже, становится очередной версией: здесь и эвенкийское ‘медведь’, и ненецкое ‘пожиратель земли’, и мансийское ‘земляной рог’, и монгольское ‘крот’ (по начальным фантастическим представлениям, мамонты жили под землей), и даже эстонское ‘земля + крот’, и др. Остроумным, но сомнительным является предположение, что в русском это слово из польского mamona ‘чудище’ (ср. рус. «мамона» ‘идол стяжательства’)

«Крыса»

Одно из самых загадочных русских слов. Фиксируется только в XVII веке, никаким другим славянским языкам в значении ‘грызун’ неизвестно. Достоверной этимологии слова не существует. От отчаяния пытались сопоставлять с «грызть», «крот», разными восточными языками, предполагали сокращение из * krysъsa ‘сосущая кровь’. Новая этимология последних лет оригинальна, но не более того: якобы «крыса» из зафиксированного в словарях уменьшительного польского имени Krystyna – Krysia; так люди пытались «приручить» вредное животное, лишить его опасных хтонических черт — ср. «Миша», «Мишка» о медведе

«Жаворонок»

Общепринятой этимологии нет. Слово обычно делят на две части и вторую сближают с «ворон». Чтобы как-то оправдать это сближение, этимологам пришлось придумать, что сначала название было дано черному жаворонку (гнездящемуся, между прочим, на юго-восток и на восток от низовьев Волги), а уже затем перенесено и на другие виды. Но начальное «жа-» доставляет настоящую головную боль. В ход пошло всё: и древнеиндийское gā́yati «поет», и «жар» (ср. «жар-птица»), и снова вóроны (рус.-цслав. «гаяти» ‘каркать’ и «гавранъ» ‘ворон’), а потом грачи (ср. укр. «гайворон» ‘грач’), а потом уже и скворцы, и жрецы, и даже коровы. В общем получилась чудо-птица — то ли ворон, то ли грач, то ли скворец, который то ли каркает, то ли огнем горит, то ли жречествует. Да еще и живет за тридевять земель

«Хомяк»

Слово, известное у восточных славян издревле, но, откуда оно у них взялось, непонятно. Считается, что более древняя и полная форма — известное из памятников «хомѣсторъ» (является источником слова hamster во многих европейских языках), но, что делать с ним, тоже неясно. Фасмер предполагает заимствование из иранских языков, приводя в пример, в частности, авестийское hamaēstar- ‘враг, повергающий на землю’. Как-то это слишком для хомяка, не находите?

«Росомаха»

Это неприятный зверь. Во-первых, он наглый и прожорливый, а во-вторых, имя его покрыто полным этимологическим мраком. Ни малейшего представления, как оно появилось в восточнославянских языках, откуда потом проникло в западнославянские языки и даже в новолатинскую терминологию. Так как росомаха слегка смахивает на маленького медведя, в начальной части слова безуспешно пытались увидеть что-нибудь, похожее на индоевропейское обозначение медведя (ср. лат. ursus, греч. ἄρκτος и др.). Искали что-то похожее в финно-угорских языках, например, опираясь на финское maha ‘желудок’, пытались восстановить исконное значение ‘толстое брюхо’ (ср. франц. glouton ‘обжора’ и ‘росомаха‘, нем. Vielfraß ‘то же’). Поскольку в восточнославянских говорах росомахой называют также нечистую силу в облике женщины, П. Я. Черных фантастически сближал вторую часть с древнерусским «смокъ» ‘змей, дракон’. О. Н. Трубачев предположил, что это исконное славянское слово, изначально * soromaha, откуда «росомаха» получилось путем перестановки согласных. Аргументы ученого — похожие по форме германские и балтийские слова, обозначающие горностая (ср. латыш. sermulis), и зафиксированное в черкасских говорах на Украине «соромаха». Это, конечно, тоже гадательно, но, по крайней мере, красиво

«Пескарь», он же «пискарь»

Плохо, когда нет подходящей этимологии. Но не лучше, когда их много. У названия этой рыбки нет недостатка в версиях, но выбрать основную ученые не в состоянии. Некоторые полагают, что начальное значение слова — ‘любая мелкая рыба’ и видят в его имени индоевропейский корень ‘рыба’; ср. лат. piscis, нем. Fisch и др. Вторые считают, что не стоит ломиться в открытую дверь, «пескарь» — рыба донная, любит лежать на песке, отсюда и название. Третьи же, в том числе и Фасмер, связь с «песком» отвергают и производят название рыбы от слова «писк» — «потому что пескарь, если его схватить рукой, издает своеобразный звук». Ну вот, а нам говорили, что рыбы немые

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author