olegchagin

Category:

«Песочницы» в образовании


Законопроект о «регуляторных песочницах» при доработке превратился в проект института регулирования инновационного бизнеса. Предлагаемые «экспериментальные правовые режимы» (ЭПР) лишь формально ограничены цифровыми технологиями — они охватывают полузакрытый список сфер деятельности, в который входят не только финрынки, медицина и транспорт, но и образование, строительство и госуслуги. Об этом сегодня пишет «Коммерсант».

Минэкономразвития опубликовал для общественного обсуждения финальную версию законопроекта. Если оперативно отработает Правительство по внесению проекта НПА, а затем и Госдума, то появление первых ЭПР можно ожидать с середины 2020 года.

Это будет второй год реализации нацпроектов, когда основной массив нормативного обеспечения будет уже создан, а первые волны реализации мероприятий и конкурсных отборов (особенно важно для нашей сферы – в рамках нацпроектов «Наука», «Образование» и нацпрограммы «Цифровая экономика») уже пройдут. Именно тогда, получив первую обратную связи, можно будет размышлять об экспериментальных правовых режимах.

В основе идеологии «песочниц» - стремление разрешить проблему несоответствия инновационных подходов, товаров и услуг (в том числе, дистанционного образования) общему регулирования.

Перечень направлений внедрения цифровых инноваций, в которых может быть устанавливаться ЭПР включает в себя: «применение электронного обучения и дистанционных образовательных технологий в образовательной и профессиональной деятельности».

Механизм запуска ЭПР открытый – его может инициировать широкий круг участвующих в процессах лиц (от министерств до объединения предпринимателей). Если нет возражений регулятора – разрабатывается программа ЭПР сроком до трех лет.

Самое важное и интересное – по окончанию срока действия ЭПР при согласии всех участвующих сторон в правительство будет вноситься предложение о превращении норм режима в постоянное общее регулирование.

Отметим, что в сфере образования фактически уже реализуется несколько полуэкспериментальных режимов:

1.  Ряд ведущих вузов имеет право самостоятельно разрабатывать образовательные программы, в которые, например, как у НИУ ВШЭ, активно интегрированы онлайн-курсы.

2.  Некоторое количество самых сильных с точки зрения подготовки кадров высшей квалификации научных и образовательных учреждений получили право на самостоятельное присуждение научных степеней. Вузы и научные институты сами определяют, в каком формате создавать диссоветы (традиционном или под каждую защиту), какие требования предъявлять, как проводить саму процедуру (с использованием онлайн-связи со специалистами, например). Несмотря на активную критику со стороны РАН, в целом, эксперимент достаточно удачен – требования предъявляются выше, чем в традиционных «ВАКовских» диссоветах, а никаких скандалов пока не было.

3.  На уровне школьного образования активно развиваются его дополнительные форматы – «Сириус» (с системой региональных филиалов») и «Кванториумы». На их площадках отрабатываются новые образовательные технологии, в том числе, цифровые. Также вызывает интерес системы лицеев, СУНЦ при ведущих вузах, и базовых школ (совместный проект Минпросвещения и РАН).

Процитируем финальный абзац статьи Дмитрий Бутрина, поскольку он очень показателен «Де-факто это превращает ЭПР в инструмент институциональных изменений: сейчас большинство сходных полузаконных экспериментов, организованных явочным порядком, заканчиваются закрытыми обсуждениями в министерствах (где главным аргументом выступает «как бы чего не вышло») — или уголовными делами».

Именно с этой системой, где все мечутся меж двух огней и крайне сложно закрепить даже эффективные решения на уровне общего регулирования, сейчас борются в обоих профильных министерствах – Минобрнауки и Минпросвещения. Цифровые команды двух ведомст активно работают над тем, чтобы инновации были не только полезными, но и безболезненными для всех участников и во всех смыслах.


https://regulation.gov.ru/projects#npa=93066

Comments for this post were locked by the author