Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

«ПОКОЛЕНИЕ ВЗРОСЛЫХ ДЕТЕЙ»

/Стенограмма беседы.

/

Юрий Котёнок: Проблема воспитания. Радикальные изменения в системе образования, семейные проблемы приводят к поразительному результату — в большую жизнь в большое плавание выходят люди, которые являются "большими детьми". Ситуацию усугубляет метод, посыл, который призывает ко всему происходящему относится как к игре, как к некой забаве, где нет места стремлению к идеалам. В итоге мы получаем "больших детей".

Об этой проблеме: о том, как воспитывают наших детей, о том, какими молодые люди выходят в наше общество, мы говорим с нашим гостем — директором НИИ Социального Антропогенеза Олегом Чагиным.

Здравствуйте, Олег.

Чагин Олег Александрович: Добрый день.

Ю.К.: На Западе даже есть такой термин: «kidult» — «дети взрослые», или же можно вспомнить о детях индиго.

Скажите, на ваш взгляд, имеется ли такая проблема, о том, как молодые люди попадают в большое общество, как они воспитаны вообще? Собственно говоря, что с этим делать?

Чагин О.А.: Тут несколько вопросов. Европейская система образования и воспитания и российская современная, которую мы пытаемся интегрировать в европейскую, не даёт возможности сформироваться ребёнку полноценно, поэтому ребёнок, вы правильно сказали, "взрослый ребёнок" остаётся "взрослым ребёнком" до возраста 30, 40, 50 лет. Он "взрослый ребёнок" морфологически, не по определению какому-то словесному, а он морфологически недоразвитый. Нет такого понятия "взрослый ребёнок", есть понятие «недоразвитый взрослый человек» — недоразвитый мужчина или женщина.

Но с мужчинами это актуальнее, чем с женщинами, потому что эволюционный опыт женский более отработан, и в таком развитии, как требуется мужскому развитию, для женского развития необходимости нет. То есть женщина на свою основную функцию — деторождение, воспитание и обеспечение ребёнка воспитанием (коммуникации) — с детства уже запрограммирована.

Здесь, кстати, такой момент, который каждый зритель может проверить легко. Если наши мамы, и даже наши ровесницы, наши жёны ещё, в куклы нормальные (человеческие) играли, то современная девочка в куклы уже не играет. Сейчас в магазине найти нормальную куклу с человеческим обычным лицом очень трудно.

По мальчикам другая совсем тема.

У нас система образования и воспитания на сегодняшний момент не даёт возможности полноценного развития. В Европе эти механизмы были раньше, и нам повезло, что этот результат, к которому нас подводят, мы видим с опережением на 20-30 лет.

Ю.К.: То есть, другими словами, в Европе всё ещё хуже, чем у нас?

Чагин О.А.: Намного.

Ю.К.: Скажите, если всё будет продолжаться в таких темпах, то мы придём к такому же результату? Что делать?

Чагин О.А.: Сейчас нам повезло, что мы не на своей территории видим предмет адаптации как дегенерации. Следующая стадия по Европе при таком темпе — это будет вырождение, они уже потихонечку подходят; а для нас следующая стадия — это дегенерация, а потом уже по полной программе там... вырождение.

Ю.К.: Ну, хорошо. Вот, у нас огромное количество людей, которые "большие дети" в 30-40 лет, как вы говорите, что делать? Это уже, грубо говоря, отрезанный ломоть, или с этой категорией наших граждан можно, нужно общаться? По большому счёту человек-"большой ребёнок", "большой инфант", у него огромные проблемы — он не может создать семью, он не может нести ответственность не только за близких, но и даже за себя. Отрезанный ли это ломоть или они подвержены каким-то изменениям? Как с ними жить, как работать?

Чагин О.А.: Это отрезанный ломоть. Это, по сути, может жёстко звучит, гумус в хорошем смысле этого слова. Почему гумус? Потому что, если этот гумус в интересах развития следующих поколений будет себя использовать, то тогда у него есть возможность адаптироваться и легализоваться смыслом своей жизни. Если этого же делать они не будут, а они этого делать не хотят, потому что они хотят "пожить для себя", как их аргумент, они "ещё не готовы", "нищету плодить" и т. д. и т. п., то они использованы будут, если не в интересах развития, не в интересах следующих поколений, то это потерянный, как вы говорите, ломоть, это потерянные поколения и т. д. и т. п.

Кризис их — это суррогатные отношения (любые формы суррогатных отношений), суррогатное питание, суррогатные социальные структуры и т. д. и т. п.

Ю.К.: Олег, но, ведь, по всей видимости, речь идёт о большом количестве людей...

Чагин О.А.: Это не миллионы, это уже миллиарды.

Ю.К.: Миллиарды. Это в целом на планете Земля, да. А что касается нашей страны, то есть это тоже целые поколения, как вы говорите?

Чагин О.А.: Нас очень сильно эволюционно спасли очень радикальные исторические события, когда человек был вынужден менять свою жизнь радикально.

Кроманьонцы подарили нам речь. С этого периода человек не добился ничего такого, что может сравниться по подвигу (подвигу эволюционному) с кроманьонцем.

Адаптация человека, структур, и стремление социальных систем его максимально адаптировать ведёт к дегенерации. Дегенерация очень удобна — она управляема, и она требует кормления, обеспечения. Сам факт управления этими структурами — он сильно облегчает.

Для того, чтобы выбирать стратегию развития, должна быть другая морфология мозга, то есть мозг должен быть способен на сверхъдоминанту и на усилия, направленные в целях этой сверхъдоминанты. Если мозг недоразвит, то он не способен на создание сверхъдоминанты, он живёт только в интересах гомеостаза.

И вот эту жизнь в интересах гомеостаза мы видим по социальным проблемам и по европейской жизни (условно называем «европейской жизнью»). Наша городская жизнь — это жизнь в интересах гомеостаза. Как только человек стал жить в интересах гомеостаза, развиваться он перестал. Но невозможно не развиваться. Это, как есть, поговорка "по реке плыть против течения" — даже чтобы на месте остаться, нужно всё равно подгребать.

Ю.К.: Всё же, вопрос практический. Как воспитывать детей? Как заниматься с ними, чтобы они не превратились в тот самый гумус, чтобы они после долгих мучений, боданий с родителями в 15 лет не покинули семью и не стали наркоманами, алкоголиками, гомосексуалистами, не стали белобилеточниками; а получили нормальное образование, были способны создать семью, способны к воспроизводству; вот, что делать?

Чагин О.А.: Покинуть семью, кстати, — это абсолютно нормально, потому что наше поколение, мы семью покидали, как только заканчивали школу, мы уезжали на стройки, в институты, в другие города и т. д. и т. п.

Чтобы этого не произошло, нужны радикальные изменения концепций развития ребёнка в стране как минимум. То есть, это речь идёт о том, чтобы развитие ребёнка было научно обосновано и в интересах эволюционного развития ребёнка. На сегодняшний момент такой задачи ни одно государство себе позволить не может, и такую задачу за историю цивилизации не ставил никто. Если Россия поставит целью своей эволюционное развитие мозга или эволюционное развитие ребёнка, то это будет шаг, который выведет Россию на уровень несравненный ни с кем за всю историю цивилизаций вообще. Если этого не произойдёт, то мы погибнем.

Ю.К.: То есть, грубо говоря, шансы, что мы будем терять наши следующие поколения...

Чагин О.А.: Мы их теряем!

Ю.К.: ...они велики эти шансы?

Чагин О.А.: Мы теряем миллионами! Мы теряем миллионами людей только по территории России. Если говорить о нерождённых детях; если говорить о детях убитых ради того, чтобы кому-то вкололи в грудь или в попу вещества, чтобы они были больше, демонстрируя дегенеративность типа (увеличение ротовой полости — это демонстрация дегенерации, кстати); если поощряются аборты, а не поощряются рождения; если нет социальных структур обеспечения развития рождённого ребёнка; если мать выкидывает ребёнка, потому что она его не может выкормить — то это уже, не то, что звоночек, это колокола гремят по всей своей амплитуде. Поэтому, мы не то, что когда-то там начнём терять, мы потеряли, при чём мы потеряли необратимо.

Я пример такой привожу; каждый человек — это венец эволюции, любой, какой бы он ни был. Для того, чтобы он появился, должно было погибнуть очень много людей. И вот, представляете, когда системно выключаются миллионы вот этих вот венцов эволюции, то это видовые потери, которые у нас, конечно, огромные. Но они не замещаются силами развития, они замещаются максимально адаптивными типами, которые дегенеративны.

Ю.К.: Но, Олег, дело всё в том, что пасмурные такие настроения. Всё-таки не хочется заканчивать беседу на такой ноте.

Тут была информация, что Россия совершенно недавно констатировала тот факт, что у нас рождаемость превысила смертность, наверное, впервые за постсоветский период, когда была эта общая депрессия, когда все эти графики и демографические рейтинги стремительно рухнули вниз, но всё же ситуация меняется. Значит, раз у нас рождаются новые люди, все мы имеем шанс, что не закончится всё так быстро, как скептики пророчат?

Чагин О.А.: Вообще ничего это не значит, потому что, во-первых, нужно смотреть по статистике, это естественная демографическая волна там или нет.

От того что родится новый ребёнок, и этот ребёнок недоразовьётся, а будет служить на корм структурам фармакологическим или косметическим, увеличение рождаемости здесь значения такого не имеет. Если увеличение рождаемости нужно для увеличения рынка донорских органов, например, то никакой позитивной тут динамики, я не вижу. Если увеличение рождаемости в интересах развития ребёнка, эволюции и развития его видового, о чём мы говорили, то тогда не надо даже скачка увеличения рождаемости; чтобы качество жизни изменить видовое, для этого не нужно 5 миллиардов или 1 миллиард и т. д. Поэтому статистическая категория здесь не показатель.

Пока государство не возьмёт на себя ответственность, пока государство не обременит родителей ответственностью за развитие своих детей — никакие демографические ни взрывы, ни падения смысла не имеют!

Ю.К.: Скажите, а как государство может заставить родителей отвечать за своих детей? Я вот, лично, с трудом вижу решение такого вопроса.

Чагин О.А.: Я вижу решение в обременении родителей ответственностью, например, наша программа, которую мы проводим — это развитие родительских комитетов; не как родительский комитет по сбору денег на подарок учительнице и т. д., а как родительский комитет, имеющий методику и механизм влияния на образование с целью развития ребёнка. И втягивание родителей в развитие ребёнка — это и есть спасение вот того гумуса, которого мы только через детей можем опять вернуть к нормальной человеческой жизни от паразитарной, от скотской и т. д. и т. п.

Ю.К.: То есть, вы хотите сказать, что родительский комитет должен существовать не как какое-то оперативное собрание родителей раз в месяц, раз в полгода, а как...

Чагин О.А.: А как механизм, инструмент развития.

Ю.К.: ... а, фактически, как общественная организация...

Чагин О.А.: Как общественная организация, юридически это никакой проблемы, мощная общественная организация. Я скажу по секрету, что коллектив — сумма этих людей, сумма этих организаций — превышает любое количество всех партий, которые объединены по любому... [интересу] у нас их 58 там; так вот родительский комитет с интересами в развитии ребёнка превышает потенциал любой суммы любых партий.

Ю.К.: Спасибо за беседу

https://youtu.be/-ExTeHoXdXg

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author