Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

«Брест — крепость»

Ведущий-1: Это программа «Открытый эфир» на телеканале «Звезда», и мы продолжаем.

22 июня исполняется 78 лет со дня начала Великой Отечественной войны. И мы знаем много памятников, которые передают настоящий дух подвига нашего народа, советского народа, ковавшего Победу. И один из таких памятников, один из главных таких памятников — это Брестская крепость.

Ведущий-2: Да, возможно именно Брест, Брестская крепость и 22 июня могут стать той самой точкой сборки большой страны. Так считают журналист Дмитрий Таран, я приглашаю его в кресло, также хочу отдельно представить Олега Чагина, директора НИИ Социального Антропогенеза. Мы сейчас подробно поговорим на эту тему, сначала посмотрим небольшой материал. Внимание.

{Вставка фрагментов фильма «Брест — крепость»*

Чагин Олег Александрович: Вообще, по-хорошему бы, чтобы каждый ребёнок, подросток, участвовал в таких процессах, таких мероприятиях... Он здесь постоял, на огонь посмотрел, и очень мало бывает таких моментов, когда молодой человек может 15–20 минут о чём-то серьезном таком подумать. Это же не кино, это реальность.

Вот это вот выбоины. Рука уходит у меня. Это всё пулями — пулемётчик держал эту стену. Но это не современный кирпич. И чтобы так расковырять пулями. То есть, что тут было! Тут гора была осколков! Это надо видеть, это надо потрогать, это надо почувствовать, понять, чтобы был с этого смысл. Несколько миллионов детей никогда не видели, не слышали и не знали про это всё. Им нужно узнать! Расстояние стены было по локоть. Это надо показывать. Это тоже входит в воспитание».

Ведущий-1: Я подчеркну, что это фрагмент вашего фильма, вы — автор. Фильм называется как?

Чагин О.А.: «Брест — крепость».

Ведущий-1: «Брест — крепость». Честно говоря, я там был и не раз. Один раз мне посчастливилось там побывать именно 22 июня, это в прошлом году было. Я видел людей, я видел молодёжь.

Чагин О.А.: С каждым годом людей приезжает в Брест всё больше и больше. В этом году Брест уже начинает не справляться по объёму, по встрече, потому что очень много людей приезжает.

Речь здесь идёт о чём. Посол в Белоруссии Бабич, который был в своё время, он инициировал возможность приезда кадетов. Чтобы каждый кадет хотя бы один раз мог приехать по государственной программе в Брест. Это входит в систему воспитания. Мы расширяем этот проект. Я считаю, что каждый ребёнок на постсоветском пространстве должен хотя бы один раз приезжать в Брест.

Ведущий-1: Кстати, видел там юнармейцев наших совсем небольшого возраста.

Чагин О.А.: Приезжала не только Юнармия из России, приезжали из республик. Юнармейцы приезжали из Чечни — очень живо и быстро среагировали и приехали. Это произвело на них большое впечатление. Я уже говорил, что общался с ребятами и спрашивал: «А что на вас больше всего подействовало?» И один из участников сказал, что, когда он стоял у Вечного огня, внутри что-то такое происходит. То есть не надо психологов, не надо лекций читать, по музеям водить. Нужно, чтобы у человека была возможность прикоснуться один раз.

Ведущий-2: Эмоциональная встряска происходит и без лишних слов.

Чагин О.А.: Конечно.

Ведущий-2: Я хотел бы отдельно остановиться на фразе, которая прозвучала: «Точка сборки большой страны». Объясните мне, пожалуйста, Дмитрий, что имеется в виду под «точкой сборки»?

Таран Д.: Смотрите, в 91-ом году Советский Союз распался. Мы сейчас, я — педагог и Олег Александрович — педагог, мы работаем с детьми. И мы сталкиваемся с тем, что ценностные параметры разные. Такое чувство, что наших детей воспитываем не мы. Так вот через Брестскую крепость, если государственной программой завести всех детей, живущих сегодня, туда из Казахстана, Украины, России, других республик, чтобы они этим духом прониклись, то Брестская крепость может стать точкой сборки. А я уверен, это произойдёт. Это не будет Советский Союз в том виде, но это будет большая страна, которую сделают наши дети. Но для этого нам надо потрудиться, нам надо озаботиться этим.

Ведущий-1: Когда я был на мероприятии именно 22 июня, там местные власти готовили презентацию, она шла на большом экране. И там показывали людей: флаг — страна, человек — имя и т. д., узбек, русский, белорус, украинец. Я не могу даже передать эти чувства, которые ты испытываешь, когда на это смотришь и понимаешь, какое было братство между народами, и, возможно, мы это братство потеряли на какое-то время.

Ведущий-2: По поводу Брестской крепости и Бреста в целом есть история у Александра. Расскажите, пожалуйста.

Сагомонян А.: Во-первых, Брестская крепость стала широко известна не с самого начала, не сразу после войны. Первый поднял эту проблему глобальную Сергей Смирнов, такой был у нас знаменитый журналист, писатель. В 57-ом году он выпустил книгу «Брестская крепость», с этого момента она стала широко известна.

Я хочу рассказать малоизвестный эпизод. Действительно, больше месяца эта крепость держалась, была взята, по сути, когда пал последний защитник. И в августе 41-го года туда прибыли Гитлер и Муссолини. Нам же объявила войну не Германия, а 9 стран нам объявило войну. И Муссолини шёл по казематам этой крепости и вдруг увидел какие-то надписи на стене, он попросил переводчика перевести их. Ему перевели: «Я УМИРАЮ, НО НЕ СДАЮСЬ! ПРОЩАЙ РОДИНА», «СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ». И вы знаете, Муссолини спал с лица, подбежал к Гитлеру, говорит: «Адольф, мой фюрер, этот народ непобедим! Нам не выиграть эту войну! Уходим! Сталин нас простит...» А Гитлер стал орать: «Вы слабы духом, дуче! Учитесь мужеству у наших солдат...» и т. д. Но не внял. Результат известен: Муссолини кверху ногами был повешен в Милане, Гитлера недавно череп демонстрировали.

Ведущий-2: А главный источник?

Сагомонян А.: Со мной на одном курсе на историческом факультете МГУ учился молодой человек, Тигран его звали. А его отец — Самвел Матевосян — был одним из защитников Брестской крепости, и который видел всё это. В последний момент он взят был в плен, но этот эпизод был ему воспроизведён.

Ведущий-2: Спасибо.

Ведущий-1: А вам доводилось бывать в Брестской крепости?

Селиванов Ю.: Да, я там был, но я хотел бы сейчас сказать в развитие этой темы. Когда Гитлер и Муссолини посетили Брестскую крепость. Именно в августе, когда уже шли бои под Смоленском. Почему не раньше, спрашивается. Потому что раньше по условиям безопасности главам государств там нечего было делать. То есть Брестская крепость представляла опасность для врага ещё в августе-месяце.

Чагин О.А.: Тема важная, на самом деле. Когда уже в гарнизоне было разрешено военным ходить без оружия (на территории крепости), внутри крепости оставались подразделения, которые оказывали сопротивление. Даже такой факт.

Ведущий-2: Я к Виктору вот с каким вопросом хотел бы обратиться. Лёша сказал: «Ребята туда ездят». Поэтому может быть точкой сборки, но есть одно условие: туда должно приехать очень много миллионов детей, которые потом примут это решение. Но есть одна опасность: пока многие миллионы детей смотрят западный контент, где утверждается, что русский солдат, советский солдат, «оккупант». То есть история-то там по-другому подаётся и переписывается. Как этому противостоять?

Литовкин В.: Это не просто. Надо вести наступательную информационную политику, а не просто защищаться.

Таран Д.: Наступательную, да.

Чагин О.А.: Активную!

Литовкин В.: Там есть замечательный музей в Брестской крепости. Кстати, этот музей начал создавать Пётр Вашурин, генерал-лейтенант. Это первый командир полка, который после войны начал дислоцироваться в Брестской крепости. Этот музей надо широко распространять.

Здесь уже прозвучало, на нас напала не гитлеровская Германия только лишь, а 9 европейских стран Объединённой Европы. Сейчас против нас стоит та же объединённая Европа на этих границах с теми же войсками, включая американские. Мы должны об этом помнить всё время.

Ведущий-1: Вы сказали о наступательной информационной войне. И я подумал, а может договориться с государствами о таких программах, когда, например, дети в том числе и из других стран могут в каком-то упрощённом визовом режиме приехать и посмотреть собственными глазами.

Чагин О.А.: Это уже решённый вопрос!

Ведущий-1: Я видел, как в Освенцим детей приводили из Израиля. Сначала, когда они заходили туда, им было что-то смешно, неинтересно и т. д. Но надо было видеть их лица, когда они выходили от туда. Человек, зайдя в Брестскую крепость, выходит другим.

Литовкин В.: Надо создавать движение против войны, которое было широко развёрнуто в Европе, когда существовал социалистический лагерь, когда существовал Советский Союз, когда было антивоенное движение в Европе. Сегодня его нет.

Ведущий-2: К сожалению, коллеги, катастрофически нет времени. Я благодарю Дмитрия Тарана и Олега Чагина. Спасибо большое за работу!

Ведущий-1: Спасибо.

*—

https://youtu.be/7Ht_QF3teJ8

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author