Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Category:

Б.Н. ФЛОРЯ О БРЕСТСКОЙ ЦЕРКОВНОЙ УНИИ (1596)

В октябре 1596 г.

произошел раскол духовенства и мирян Киевской митрополии на сторонников и противников унии с Римом. К последним в то время принадлежало очевидное большинство и клира, и паствы.

С самого начала подготовка к заключению унии осуществлялась при активном участии государственной власти, взявшей инициаторов унии под свою защиту. Государственная власть сыграла важную роль и в дальнейшем обострении конфликта вокруг заключения унии, первоначально касавшегося лишь религиозной жизни православных Киевской митрополии.

В декабре 1596 г. король потребовал от своих подданных не признавать Гедеона (Балабана) и Михаила (Копыстенского) епископами и избегать общения с ними, воеводам и старостам, представителям власти на местах, было предписано «карать» тех, кто будет выступать против унии. В дальнейшем государственная власть последовательно исходила из того, что единственной законной Церковью для православного населения Речи Посполитой является униатская.

Ради достижения этой цели государственная власть обращалась к разным мерам давления и принуждения. Храмы, в которых служили священники, не принявшие унии, закрывались (запечатывались), священники лишались приходов, а население оставалось без богослужения, пока не соглашалось принять униатского священника. Православные мещане не допускались в состав городских магистратов, а ремесленники исключались из цехов. В случае сопротивления власть обращалась к вооруженной силе. Из-за особенностей государственного строя Речи Посполитой король Сигизмунд III мог использовать такие меры лишь во владениях, находившихся под его прямой властью, прежде всего в городах, но к аналогичным мерам широко прибегали в своих владениях на украинско-белорусских землях католические вельможи и прелаты. Униатское духовенство активно побуждало власть к проведению такой политики, указывая возможные объекты для осуществления мер принуждения, Римская Церковь поддерживала ее своим духовным авторитетом.

Вмешательство государственной власти привело к тому, что религиозный конфликт стал приобретать характер политического столкновения между государством и православным населением Речи Посполитой, которое воспринимало действия власти как посягательство на традиционное право свободно исповедовать свою религию. Православное духовенство и дворянство предприняли ряд попыток убедить правящие круги Речи Посполитой отказаться от такой политики как незаконной, нарушающей традиционные нормы права и вредной для самого государства. Однако все эти обращения были безрезультатны - власть все шире прибегала к мерам принуждения и все чаще сталкивалась с вооруженным отказом повиноваться со стороны православных, особенно казачества. По мере того как западнорусская православная знать ради карьеры изменяла вере своих отцов, а часть ее владений вообще перешла в руки польской католической знати, Речь Посполитая все больше воспринималась ее православным «русским» населением как государство, которое находится в руках поляков, использующих государственную власть, чтобы силой навязать «русскому» народу свою веру. Т. о., на религиозный, а затем политический конфликт наложился конфликт национальный, что привело ко взрыву в сер. XVII в.

Заключение Брестской унии стало источником многих трагических для Православия событий на западнорусских землях, где православные в течение десятилетий подвергались преследованиям за свои убеждения, насильственно принуждались к отказу от своей веры. Уния вызвала к жизни кровавые конфликты между приверженцами разных исповеданий и представителями разных народов, продолжающиеся и в настоящее время.

Б.Н. Флоря. Брестская уния / Православная энциклопедия. Том 6. М. 2003. Стр. 242. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/153419.html

Об авторе:

Борис Николаевич Флоря (1937 г.р.) – советский и российский историк-славист, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author