Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Каска, маска, сказка (ласка)

Самый могучий прием воспитания детей в русской народной педагогике — это воспитание Словом.

Его действие ощутимо уже в тех «простейших» видах сказок — их именуют докучными — с которыми взрослые знакомят маленького человека, едва он только начинает понимать слова. С годами роль сказок в жизни ребенка возрастает. И наступает момент, когда взрослые начинают даже испытывать неудобство — так часто и так настойчиво дети требуют рассказывать им все новые и новые сказочные истории или же бесконечно повторять давно известные. Читаемые и рассказываемые детям сказочные сюжеты усложняются, превращаясь из простой забавы в мощнейший инструмент воспитания.

Почему сказки так волшебно привлекательны для детей?

Прежде всего — у сказок особая композиция. Кто не знает пристрастия сказочника к повторению сказочных эпизодов, приговорок, рифм («Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел…», «Бежала через мосточек, подхватила кленовый листочек…», или «Я — Муха-Горюха, я — Блоха-Потаскуха» в сказке «Теремок»). Повторы имеют следствием полное, точное усвоение сказки ребенком, в том числе всевозможных мельчайших подробностей. Слушать сказку и интересно, и легко, она все время успокаивает ребенка: не волнуйся, не упустишь, не прослушаешь самого важного, я тебе все повторю…

Далее, сказки направляют умение ребенка самостоятельно делать выводы и умозаключения. Каждая оплошность героя сказки, как и каждый успех заставляет слушателя самостоятельно «выстраивать» понятия о добре и зле, о поощряемом и предосудительном, причем даже самая простая композиция всецело отвечает обучающей и педагогической функциям сказок. В сказках непременно есть «плохие» и «хорошие». «Плохой» персонаж наказывается и гибнет, тем самым подавляется «плохой» жизненный сценарий, а «хороший» — вознаграждается, возводится в высший ранг…

Фольклористы, изучающие сказки, отмечают еще один важный педагогический момент — строгую логичность сказочного сюжета, его «цепьевидность» (связанность всех эпизодов, как звеньев одной цепи), с помощью которой рассказчик или читающий сказку удерживает внимание малыша и, одновременно, добивается большого эмоционального эффекта, отзывчивости и сострадательности. Сказка защищает слабого, делает его победителем, избавляет от бед всех творящих добро и обрекает на неудачи хитрых и жадных.

Для обострения драматизма и усиления глубины переживания в сказках всегда присутствует вымысел, фантазия. Очистительная сила вымысла удивительным образом воспитывает в добре и Добром, обучает малыша видеть прекрасное в обыденном. Дети приучаются глядеть на мир особенными глазами. Они весьма скоро начинают понимать, что сказка — выдумка, но след очарования сказочным чудом сохраняется, как сохраняется и привычка свободно мыслить, выходя за пределы реально существующего.

Как мы видим, сказка — прекрасный материал для эстетического, обучающего, познавательного воспитания ребенка. Всей своей формой сказки — особенно в писательской обработке (С. Аксакова, Л. Толстого) буквально приглашают (если не провоцируют!) к морализаторству. Стоит учесть и то, что при всей «международности» многих сказочных сюжетов, — в общем сказочном богатстве, которое мы предлагаем (и читаем) своим детям, всегда есть и сказки, которые отражают сугубо национальные черты культуры. Воспринимая их через сказки, ребенок «делает своим» то, что было выработано и принято многими поколениями до него. Так что, читая сказки, мы как бы «подбираем ключ к отечественному умострою»

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author